Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

На яйлу и обратно. Иограф-Богаз

    В этот день (23 октября 2013 г.) мы решили навестить хребет Иограф — роскошное место, подарившее нам два года назад целое море ярких впечатлений. Как и в тот раз утро выдалось ясным, а восход высветил золотом весь наш сегодняшний маршрут. Прекрасно читался среди скал и леса Иограф — крутой лесистый хребет, ниспадающий от Ялтинской яйлы к юго-востоку. Отчётливо видны были все его ступени — в средней части Пскюллю-Кая, ниже Педы-Кая, ну а на нижнюю — холм Дарсан — наверное, все хоть разок да поднимались на канатке с набережной Ялты.

     Мы доехали на такси до конца Дарсановской и по горной грунтовке принялись быстро набирать высоту. Было жарко, солнце припекало, лес был нарядным и ярким, но на любование времени не было. Маршрут мы наметили длинный, и восхождение хотелось совершить как можно быстрее.
     Знакомой дорогой мы добрались до верхней границы леса, и крутая, усыпанная щебнем тропа потянулась круто вверх. Слева открылись вершины гор, в солнечном мареве плавала корона Ай-Петри. Снизу, из ущелий, выползали языки тумана, красиво зависая на склонах. И висела в синем небе над головами белая луна.
     Мы поднялись до каменного гребня Педы-Кая, и тропа свернула налево. Под жутковатыми обрывами, далеко внизу, пряталось ущелье Темиар, с удивительной красоты слоёными горами хребта Кизил-Кая на другом берегу. Нарядные белые скалы и зелёный лес тонули в наползавших из ущелья облаках. Языки тумана тянулись вверх, задёргивая силуэты сосен и каменные гребешки словно матовой вуалью. От глубины пропасти под ногами захватывало дух…
     Тропа потихоньку поднимала нас вдоль хребта. Она тянулась сквозь остатки мёртвого леса. Деревья, убитые давним пожаром, стояли вылизанными добела скелетами. Многие уже лежали вдоль тропы по склонам, словно поверженные титаны — и синие маршрутные метки на их стволах были зацарапаны чьей-то старательной рукой. Возможно, для того, чтобы синие круги на свалившихся с тропы вниз деревьях не сбили кого-нибудь с пути… Луна над мёртвыми ветвями выглядела как иллюстрация к жутковатой сказке. А внизу, в долине и над морем, сгущался туман. И уже было ясно, что облачность понемногу нас догоняет.
     Мёртвый лес кончился, тропа нырнула под сень пушистых сосен. Языки плотного серого тумана поднимались из долины вертикально вверх, солнце и синее небо скрылись в густом мареве. Затянуло Ай-Петри, растаял пейзаж внизу. Облака наступали, но мы всё ещё были немного впереди, над ними. Становилось прохладно, на открытых местах ветер пронизывал до костей.
     Долгими зигзагами тропа прошивала склон, пока не вывела на средний скальный гребень хребта — Пскюллю-Кая. Увы — сейчас здесь всё выглядело куда менее живописно, чем два года назад. Тогда хребет делил облачность на две части — плотную со стороны моря и опалово-синюю, с просвечивающим близким небом — со стороны ущелья. Теперь туман не успел ещё добраться до хребта, солнца уже не было, и пейзаж насторожённо ждал погружения в серые недра облаков. Становилось всё холоднее. Мы вышли на открытую каменную площадку — ледяной ветер погнал нас дальше, выше, а внизу клубились плотные сгустки тумана.
     Быстро прошуршав засыпанной листьями тропой вдоль зарослей облетевшего кустарника и синего от ягод тёрна, мы выбрались на площадку под скальным козырьком Иограф-Кая (Йерах-Хюль, Йерах-Фоль-Каясы, Иран-Фоль, Евграф-Кая — мощный двухступенчатый скальный уступ в верхней части хребта Иограф), в котором некогда была вырублена дорога, а ныне тропа, ведущая к Гроту Иорграф, и далее на яйлу. Но мы снова умудрись проскочить мимо пещеры! В спешке попытались пройти вдоль скалы, но упёрлись в обрывы. А заветная тропка была совсем рядом — даже на фотографии попала — и позже мы по ней дошли-таки до Грота-храма, а пока что приняли решение подниматься на плато.

Вон она заветная тропочка — слева от Лены!

     Мы ждали, что как и в прошлый раз на плато будет тепло и солнечно, что мы поднимемся над туманом, станем греться на солнышке и любоваться ослепительно-белым облачным морем внизу. Однако не тут-то было. На сей раз облака пришли вместе с нами. Они перехлёстывались через кромку плато, словно настоящие морские волны, и растекались вглубь яйлы, и мы с огорчением поняли, что ни тепла, ни видов судьба нам сегодня не подарит. На западе — там, куда мы планировали идти изначально — облака поднимались вверх пугающими серыми столбами, это были уже не облака, а полноценные тучи, и в эту сырую серую невидимость нам абсолютно не хотелось. И мы пошли на направо на яйлу, через Теренчикур (Теречык — деревце). Это небольшая площадка на яйле над Иограф-Кая, верхняя точка прохода Иограф-Богаз (1273,1 м). С этого каменного козырька, нависающего над Гротом, обычно можно подолгу любоваться приморскими видами. Но не сегодня.
     Скорректированный непогодой, сегодня наш путь пошёл по Дерекой-яйле на северо-восток — к древнему проходу Кучук-Узенбаш-Богаз. Там небо было чуть светлее, и оставалась слабая надежда на солнце и тепло. Под ногами чавкало, под вымокшей травой скользила размытая глина. Где-то здесь раньше было исчезнувшее озеро Япрахлы-Гёль... Воздух вокруг был полон воды, она липла к очкам и очень быстро начала капать с кончиков волос. Туман был холодным и густым, и нельзя было отдаляться друг от друга даже на несколько шагов — мы тут же теряли друг друга, мир вокруг таял, растворялся, тонул в сером ничто. Хотелось есть, но устраивать привал в этом холодном море тумана было бы совсем неуютно.
     Мы пересекли лесок из низкорослых сосенок, и дорога побежала по яйле среди карстов. Впереди забрезжил свет, и временами даже проблёскивало солнце на далёких каменных гребешках. Где-то там, вдали, не было тумана, и были клочки синего нарядного неба — а вокруг нас по-прежнему было холодно и мокро, и, оглядываясь назад, мы видели, как туман движется за нами по пятам, вздымается вверх, разбухает тёмными угрожающими клубами…
     А потом впереди, совсем рядом, послышались голоса, зарычал мотор. Мы, отчаявшись выйти в солнце, присели под сосной, спрятались, насколько это было возможно, от ветра под её раскидистыми ветвями — и устроили обед. И наблюдали, как автомобиль выехал в карстовую воронку, и вышедшие из него люди принялись обшаривать яйлу с металлоискателями… А за соседним поворотом вдруг залаяли собаки. Надо же, охотники на джипе пожаловали! Кто бы мог подумать, что на заповедной яйле может оказаться так людно! Всего через пару дней мы снова повстречали на яйле охотников и узнали, что тут оказывается проходит какой-то чемпионат, и никто ни на кого взаправду не охотится…


Ялта, 23 октября 2013 г.
Tags: Иограф, Крым, Ялта, горы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Затерянный Батилиман

    Настало утро очередного дня отпуска. Снова кошки, снова кормление размороженной рыбой, снова эта умилительная толпа лемуров с…

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments