Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Иограф — Таракташ

    Мы снова шли на Иограф.
    Утро началось с метаний. Оставался последний крымский день, и мы всё никак не могли решить: Ангарский перевал или снова Иограф? Над Иографом осталась неразведанной пещера, и панорамных видов нам сверху в предыдущий раз не показали. И ещё — манили прогулка по яйле и сказочные недра Таракташа. Так что путешествия на Ангарский в итоге не случилось. Мы привычно взяли такси до конца Дарсановской. И вот она — крутая грунтовка. Вверх через привычно солнечный утренний лес, в немного опасливом ожидании облаков. Что-то будет с погодой? Подарит ли сегодняшний день ясные вершины — или опять странствия в сыром тумане?..

    И как всегда синее небо над головой, и уцелевшие после пожара сосны — стройными колоннами в вышине. Мы поднялись над лесом, и ахнули, взглянув в сторону моря. Моря уже считай что не было. Густое облачное покрывало с плотными сизыми боками лежало до горизонта, и приближалось, наползая клубящейся границей на Ялтинскую бухту. Облака не желали изменять традициям. Мы лезли вверх, и белые языки тянулись следом за нами, отвоёвывая внизу кусочки суши. Долина пока сопротивлялась, растворяла клочья облачности над собой, но взамен их летели всё новые и новые. В Ялтинской чаше висело знойное марево. Когда мы обогнули по тропке основание хребта, в ущелье Темиар уже опять плескалось облачное море. Но лес был по-прежнему солнечным и весёлым. А когда мы наконец отыскали тропку к пещере — облака белыми курчавыми барашками принялись подниматься по склонам вверх…
    К пещере Иограф ведёт горный проход, вырубленный в скальном массиве — то ли христианами к Гроту, то ли жителями Феодоро — как горная часть торгового прохода к берегу, а может это одна из римских дорог via militaris. Оценить титанический труд можно по каменным блокам, отколовшимся от вырубки и скромно лежащим на тропе.
    Пещера оказалась большой. И очень красивой — стены её, все в наплывах сталактитов, были цветными, словно найденный в прибое камешек-самоцвет. Было прохладно и сыро, где-то капала вода. И носилась кругами по пещере потревоженная нашим приходом маленькая летучая мышь. Она то скрывалась в лабиринтах дыр под потолком, то опять бесшумно металась меж стен, норовя иной раз врезаться в нас, но отшатываясь в последние мгновения — тогда воображалось, как она пищит неслышным человеческому уху писком, ловя отражённые от препятствий волны. Мышь было жалко, но мы не спешили возвращать ей покой и одиночество, уж больно интересна была пещера. С низкими боковыми коридорами, причудливыми наплывами известкового водопада наверху — и с маленькой чашей озерца, венчающего неправильный, на манер вулкана конус. Всё это было изваяно насыщенной известью карстовой водой, текущей с потолка. Так же, как и затейливые кулисы по бокам от импровизированного алтаря. Оттуда, из тёмных недр, луч фонаря выхватывал то нарисованный на стене крест, по странные, пугающие очертания фантастических лиц и фигур, созданных самой природой.

    В VIII - IX вв. здесь находился христианский храм тайного собора прихожан. А в путеводителе по Крыму 1914 года можно прочитать: «Пещера лежит под верхними известняковыми утесами Яйлы и служила, по-видимому, местом, где собирались христиане для богослужений во время турецких гонений. Здесь сохранились остатки алтаря, почти совершенно разрушенного туристами. Неподалеку от большой пещеры находится маленькая, в которой, говорят, спасался отшельник. Недалеко от пещеры видны следы древнего кладбища».
    Выше пещеры нашёлся геокэшерский тайник — на каменной площадочке над тропой. Контейнер лежал посреди площадки, вынутый из закладки — именно вынутый, ибо сам вывалиться из-за старательно выложенной каменной стеночки он никак не мог. И пакет от контейнера валялся внутри каменного гнезда. Так и осталось загадкой, кто добывал контейнер из камней — возможно, любопытные смекалистые вОроны, коих тут во множестве. Достать достали, а раскрыть тугую крышку не сумели… А может это были деловые скальные зайцы — но и им клад оказался не по лапам…
    Тропа вела дальше вверх — возможно, и до самого плато. Но мы проверять не стали, вернулись прежним путём… Облака внизу явно побеждали — это стало понятно ещё тогда, когда мы выбрались из пещеры. Плотное белое море разлилось под яйлой. И нам-таки сегодня повезло! Облака остались ниже кромки плато. Мы выбрались наверх, и любовались открывшимся внизу великолепием. Светило яркое тёплое солнце. И мы, счастливые, устроились на обеденный привал. А потом — пошли вдоль кромки яйлы в сторону Ай-Петри. И всё новые волшебные виды открывались внизу.
    Тропка виляла то по краю у обрывов, то вглубь яйлы, взбиралась на каменные гребешки и скалы — здесь нам повстречались охотники из Донецка, с собаками и в сопровождении супруг. И оказалось, что никто не нарушает заповедного режима, просто на яйле проводятся соревнования, и никто никого не убивает по-настоящему. Что ж, приятно было слышать… Охотники пожелали с нами сфотографироваться — и мы щёлкнулись в обнимку, и распрощались добрыми друзьями… Наша прогулка продолжалась, тропа повела в обход скалы по самому краешку, с роскошными видами на обрывы, стелились под ногами можжевельники, и в конце концов мы решили свернуть с тропы, не делать петли и пересечь скалу по сокращённой прямой. Конечно, заплутали немного, поныряли в овражки — но то она и яйла! — и спугнули трёх грациозных косуль. А потом вышли на грунтовку. Опять где-то впереди маячили охотники с собаками, всё-таки людно на яйле, что ни говори! А дорога была просторной, широкой, и вокруг было как-то очень много пространства и воздуха, радостно много, мир казался огромным и прекрасным. Синело ясное небо. Сбоку от дороги мостились каменные бортики татарской стены. То ли эти камни предназначены были задерживать на яйле снег — носитель драгоценной влаги — то ли просто так ограждали свободу перемещения скота в сторону обрывов… Дорога поднялась вверх — показались белые шары локаторов, добавляя пейзажу нотки советских фантастических фильмов. Гулять бы тут и гулять — но следовало торопиться. Мы и так проходили по яйле слишком долго, пора было искать подходы к Таракташу.
     Мы свернули на плотину — узкий перешеек, странным образом пересекавший длинный просторный овраг. Здесь росли необычной формы деревья, а тропа по перешейку заросла забавной травой, жёлтой, высокой и очень пышной, словно блестящий диковинный мех. Внизу — справа и слева — лежали чудные полянки меж низкорослых сосен, и там бродили грибники с пластиковыми вёдрами… Это Плотина Сикорского. Зелёная стена, сооружённая под руководством инженера И. К. Сикорского в 1906 г. Это единственное точное инженерное сооружение на яйле было разрушено 8-бальным крымским землетрясением 1927 года.
     Потом наконец нашёлся и Таракташ — скальный гребень с ярко выраженной горизонтальной слоистостью, с башнеобразными скалами, уступами. Оползневая ступень Ай-Петринской яйлы, близ её южной бровки. «Тарак» — гребень; «таш» — камень.
    У тропы поставили указатель — теперь мимо спуска не промахнуться… И мы нырнули под скалы, в лесной туннель, полный рыжей опавшей листвы. Увы, солнышко успело опуститься низко, и света в Таракташе уже не было. Впрочем, эти каменные гребёнки нам вообще никогда не удавалось достойно снять. Отчасти — оттого, что оказываемся здесь всегда к вечеру, в пору большого контраста, а отчасти потому, что больно уж масштабны красоты Таракташа — не даются они в алчные лапы фотографов…
    Зато внизу нас ожидал маленький бонус. Туманное море было на месте. И, спускаясь по тропе, мы постепенно погружались в его волшебные лиловые недра. Туман творил из сумеречного леса сказку. И мы не успели заметить — как впереди забрезжил среди тумана розовый свет. И оказалось, что перед нами в сиреневом мареве плавает панорама закатной Ялты…
    Туман выпустил нас на свободу у смотровой площадки, от которой начинается Штангеевская тропа. Могучие скалы вверху тонули в облаках. А внизу была тропа на спуск, вечерний сосновый лес, волнующие воображение горные сумерки… Мы заглянули на прощание к водопаду Учан-Су — просто так, для порядка. В последние минуты дневного света от выглядел как-то особенно грозно и величественно…
    А потом привычно и бодро мы поспешили вниз по серпантину дороги — сколько раз мы уже нарезали тут петли! Правда, совсем скоро рядом с нами притормозил экскурсионный автобус, и нам предложили подъехать до Ялты. Мы решили не экономить и согласились — хватит топтать ноги на сегодня. В темноте автобуса экскурсанты — судя по говору, с западной Украины — спросили, откуда мы идём, и подивились нашему маршруту. Тяжко? — спросил сочувственно видный высокий мужчина — глава семейства. Нет, что Вы — засмеялись мы — это так замечательно и красиво! И мужчина озадаченно затих… На дороге сделалось уже совсем темно, и в этой темноте мы проехали мимо парочки, встретившейся нам на яйле и спускавшейся с нами по Таракташу. Счастливого вам возвращения, единомышленники по взглядам на отдых!..
    Автобус довёз нас до «Спартака». Это было как раз то, что требовалось! Прощальная прогулка — по Пушкинскому бульвару, мимо гирлянд, фонтанов, магазинчиков, художников… Как приятно после простора горного дня окунуться в праздник вечернего гуляния! И шумело море, и играла музыка. Мы прошли набережную, и уселись на скамейку у фонтана. Вокруг бурлила неутихающая курортная жизнь. Мигали огни, ездили нарядные паровозики, велосипеды, гироскопы, скейты… Но всё это уже делалось каким-то далёким, будто бы мы не сидели в самом центре праздничной набережной, а смотрели на неё со стороны, с экрана видео. Ялта для нас была уже призраком, воспоминанием. И ничего с этим нельзя было поделать… А огоньки всё мигали, и качались над чёрным ночным морем мачты яхт… Мы поднялись со скамейки и пошли с набережной прочь. Нужно было торопиться домой — собирать вещи. Наш осенний отпуск закончился…
Ялта, 26 октября 2013 г.
Tags: Иограф, Крым, Таракташ, горы, осень
Subscribe

  • Затерянный Батилиман

    Настало утро очередного дня отпуска. Снова кошки, снова кормление размороженной рыбой, снова эта умилительная толпа лемуров с…

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Затерянный Батилиман

    Настало утро очередного дня отпуска. Снова кошки, снова кормление размороженной рыбой, снова эта умилительная толпа лемуров с…

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…