Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Хроники крымских странствий (часть 1)

         В такую жару очень хочется к морю... Но так как на море я сейчас поехать не могу, то хотя бы помечтать. Точнее, повспоминать.
         Июнь 2006 г. Видеоклип о нашем путешествии из Коктебеля в Севастополь в компании Юли и Лёши. По сути - это первый мой опыт подобного рода видеомонтажа, так что не судите строго :)
 

         Ну а чтобы события в клипе были понятнее, да и просто, чтобы труд моей супруги не пропал, ниже я хочу опубликовать её дневники "Хроники крымских странствий". Как-то все прошедшие годы никак не доходили руки подкорректировать их для публикации в интернете, а жаль - нам кажется, что они могут быть интересны не только нашим близким.

         Итак, Елена Свиридова...

ХРОНИКИ КРЫМСКИХ СТРАНСТВИЙ

16 июня 2006 г.
            
         Отбытие — в 22.49.
         Обожаю этот момент. Отбытие… Встречи на вокзале. Первый шаг в путешествие. Абсолютно не верится, что нас ждёт Крым!
         Рельсы-поезда, сумки-чемоданы… Сырой пасмурный ветер. Вокзальный ветер… Стоим с Андреем и Лёшкой, ждем Юльку и Вадика. Нервно глядим на часы. Ожидаемые объявляются минут за 10 до прибытия поезда. А стоит он 4 минуты, между прочим! Выясняется, что Юлька с Олей и Грызловыми давно уже прогуливаются внутри вокзала. Молодцы! Юлька деловита. Вадик задумчив и тих. Летим галопом на платформу, трогательно прощаемся с нашими провожающими. Впрыгиваем в поезд, целуемся через оконные стекла. Поехали!
         В вагоне темно, загадочно, многообещающе. Красиво поблескивает в Вадиковых рюмках Коктебельский (!) коньяк. Ну, за удачно начало! «На дне!» — комментирует Юлька свое пожелание относительно количества наливаемого ей коньяка. Пророческая фраза!
         Проводим сверку на предмет забытых вещей. Смешно… У всех есть всё. Даже губки для мытья посуды — у всех. Кроме Юльки. Зато у нее — стиральный порошок. Маньяки… Веселимся. В темноте раскладываем постели. Пялимся в сумеречные пейзажи за окном. В происходящее не верится никому. Вот оно, счастье — наступает! Спокойной нам ночи — первой ночи путешествия!


17 июня 2006 г.

         Просыпаюсь от светящего в окно солнца. Что там насчёт пасмурного прогноза?.. На полке призраком, завернутым в простыню, сидит Лёша. Вдумчиво смотрит в окно. Пять утра. Этот человек обещал проспать всю дорогу… Выясняется, что поезд сильно трясло, и Лешу это встревожило… Граница, таможня — поспать не дали, разумеется. Ну, раз такое дело — поднимаемся. Распаковываем сумки с едой. Количество запасенной пищи ужасает. Пытаемся уничтожить хотя бы часть припасов — дабы не тащить все это и дальше на себе. Юлька тихо ехидствует по поводу иммиграционных листков и паспортов, исчезающих в Андреевой сумке: «Рабовладелец…» Теперь без Андрея из Украины не выехать никому… Наконец-то его душенька довольна — никуда не денутся! Ни Лёшка, ни Юлька. А то он до последней минуты не верил, что Лёшка с нами поедет. Говорил: вот увижу, как он в поезд сядет — тогда да…
         Поели, умылись… Дрыхнут. Лёша — сидя. Потому что постель свою уже опрометчиво свернул... Солнце за окном поднимается всё выше, делается жарко. Пожалуй, задрыхну тоже…
         Будят меня самым бестактным образом. Пинком в бок. Однако не напрасно будят. За окном — буйство красок и цветения. Зелёное, белое, желтое, синее и красное. Красное при ближайшем рассмотрении — маки. С ума сойти! Маковые поля! Помахивают лепестками, как бабочки крыльями. И вокруг — море желтых колосьев. Красиво! Вот они, краски юга, проявляются! Пытаюсь представить себе Коктебельские холмы в цветущих маках. В происходящее по-прежнему не верится…
         К вечеру прибываем в Феодосию. Покупаемся на заманчивое предложение таксиста (ему по пути, поэтому дешевле). Грузимся в машину, радуясь, что не придется тащить вещи на себе до автостанции. В Феодосии — пикеты против НАТО, всё как и анонсировалось… Выезжаем из города, в глаза светит предзакатное рыжее солнце. Степь направо-налево, пейзаж без изысков. Кто бы мог подумать, что совсем рядом — волшебной красоты прибрежные холмы и дремлющий вулкан? Машина ныряет в долину, приподнимаюсь на сиденье. Андрей предупреждает: не пропустите, вот оно! Распахивается, выплывает Долина голубых гор. Сказка из камней и трав… Из пряных запахов, шума волн, бескрайних пространств, наполненных солнцем и ветром. Из отголосков чьих-то мечтаний, фантазий, стихов, блуждающих меж горных отрогов. Коктебель. Давняя наша любовь без надежды на излечение… Дорога бежит под гору, над головой вырастают причудливые пики Кара-Дага. Вот оно, наше жилище! Дворик за белым забором, стол под увитой плющом крышей, калитка на море… Мне нравится тут жить. Тут уютно, комфортно, привычно. Второй этаж мини-гостиницы — с балкончиком. Бухта как на ладони: море, холмы, мыс Хамелеон, окрасившийся по случаю заката в рыжий цвет… Далекий Орджоникидзе, в котором я до сих пор не побывала. Крохотные белые домики в туманной дали, на самой оконечности бухты. На этот раз непременно туда дойду! Ребята, правда, ещё не знают, на что я их обрекла — ну да ничего, отпуск надо наполнять приключениями!
         Первое наше маленькое приключение — прогулка на вечернюю набережную. Вернее — уже на ночную. Разрослась набережная, расползлась вдоль берега… Только вот беда — для гуляний ещё не сезон… Полусонная набережная, что-то где-то ещё строится, кирпичи на тротуаре, половина кафе закрыта. Даже чайхана, на которую мы целились — славная такая, вдоль поворота набережной… Лысые дастарханы желтеют в темноте, без подушек-покрывал — прощай, мечта об экзотическом уюте! В поисках недорогого прибежища уходим всё дальше, набережная темнеет, фонарей всё меньше. Лёшка с Юлькой заметно беспокоятся. Когда сворачиваем на пляж и под ногами в темноте начинает шуршать галька, они принимаются возмущаться уже в голос. Впрочем, дорогу нам всё равно преграждает река. В этом месте она через пляж впадает в море. Обычно мы без проблем перешагивали узенький ручеёк в гальке. Но сегодня ручеёк заметно шире, и прыгать через него в темноте для первого маленького приключения — уже чересчур. Ничего не поделаешь, переправу оставляем для светлого времени суток.
         А чайхану мы себе все-таки отыскали. Не очень, правда, экзотичную — но вполне уютную. Вкусно всё! А вино — обалдеть! Правда — наше, самокупленное. Андрей договорился, чтобы позволили его пить. Жизнь делается сильно веселее. Бредём назад по набережной. Камень у нашей калитки — огромный, лежащий в прибое — манит по старой памяти взобраться на свою удобную вершинку. Но ребята наши в темноте таких экспериментов не желают. Что ж, тогда — дальше по пляжу. Туда, где кончаются фонари и сонно шумит море. Почти к подножью Кара-Дага. Звезды — россыпью. Темная громада гор укрыта белеющими во тьме облаками. Вообще, всё — во тьме. Сидим на волнорезе в черной мгле, слушаем бульканье волн. Пьём вино. Мечтаем о Карадагском Чудовище. 
Карадагское чудовищеОно недоверчиво обнюхивает нас откуда-то из бульканья и поводит щупальцам. Или плавниками. Или ещё чем-то — что там у него… Мерцают в небе неведомо откуда взявшиеся зарницы. Лёша опасливо отодвигает нас от воды. Ну и ничего, что прохладно. Зато — экзотика! Идём допивать портвейн в наш дворик. Шёпотом, при свете шартовской свечи. Барсик, объявившийся днём, ночью не показывается. Зато у калитки мы видим роскошного рыже-пушного котяру… Ладно, завтра будет утро! Может быть, пойдём на Кара-Даг… Спокойной ночи, люди! Приятных снов, Коктебель!
        
Выхожу на тёмный прохладный балкон. Прямо у перил висит нарядная жёлтая луна. От луны по морской глади бежит светлая дорожка.
         Где-то за калиткой сонно булькает Карадагское Чудище

 

 

         18 июня 2006 г.

         Утро в Коктебеле. Первое… Пробудились слегка ошалевшие. Юльке привиделась во сне Зоя Ивановна в кокошнике. Мне — бесплодные метания в попытках уехать на юг. Ночь кошмаров… Утро взглянуло на нас повнимательнее — и решило с ходу встряхнуть эту тёплую компанию. С её планами размеренно прогуляться, дойти до базара, заскочить на переговорный пункт… И мы, плотно и со вкусом позавтракавшие, взяли да позвонили невзначай Маугли. И выяснилось, что экскурсия — в половине одиннадцатого. Единственная и неповторимая, на ближайшие три дня. И мы покорились утру. Галопом поскакали на автостанцию.

Золотые ворота Карадага

         Но Кара-Даг удался! Было всё — от солнца до тени, до дождика, до града, до облаков в прямом смысле слова (гуляли в облаках, как ёжики в тумане, Ивана-разбойника не увидели — скрыло нафиг, а по горным грядам ползал туман белыми ватными клоками) — и солнышка опять, внезапного и радостного, в нежданно разошедшихся тучах над Золотыми воротами. И синевы пронзительной сквозь спешно растекающийся туман. Кара-Даг цвёл, благоухал, ослеплял сумасшедшими красками, мы шалели от обилия цветов и запахов, от пестрого мелькания бабочек, от стремительно меняющейся погоды. На одном из склонов метнулись вверх косуля с двумя косулятами, повергнув нас в окончательный восторг. Поход вышел роскошный, и заданного темпа мы решили не терять. Прискакали домой, схватили подстилку, хлебнули холодного пива (благо, палатка у самой нашей калитки). Купаться!

Иван-Разбойник в тумане

         Пляж «Новый Коктебель» при ближайшем рассмотрении оказался недурен. Потому что — тень от палаток, дощатый настил (в отличие от гальки не корёжащий ног), а под мостками — песчаное дно. Супер! Обсохли, обогрелись — и добрались-таки до центра. Благо, он совсем рядом. Тут всё рядом… Позвонили домой, со вкусом прошлись по базару. Клубника, черешня, сыр, вино из-под прилавка… Ну вот, теперь можно и на дальний пляж. Настоящий, без всяких там досочек-мостков. Только берег, море и горы. Вода, правда, ещё холодновата — но в принципе сносно. Купаемся от души, со вкусом, запиваем развлечения вином. Солнышко уже вечернее, ласковое. Мы с Андреем глядим на позолоченные солнцем склоны Кучук-Енишара. На вершине — маленькая тёмная точка. Дерево, под которым похоронен Максимилиан Волошин, поэт и художник, воспевший здешние места. Переглядываемся. Отличная идея — закончить первый коктебельский вечер на могиле Волошина…
         С тропы на склоне море видится огромным котлом, заполненным отчаянно-синей водой. Хамелеон жёлтой ящерицей распластался на воде. Высоко же забрался певец Коктебеля… «Рабы» ропщут, но это ничего. Зато — какой закат на Кучук-Енишаре! Почти американский каньон в закатном солнце, буйное цветение, серебрящиеся пушистости ковыля… И — полное безветрие (ну не бывает такого на Кучук-Енишаре!). Волшебный закат! Сидим на камне, пьём вино — в полном восторге от происходящего. Втыкаем на заходящее солнце. Красота — вокруг. Справа, слева, впереди, за спиной, вверху, под ногами. Непонятно, где красивее. Фотографируем всё подряд. Собираем оставленный какими-то варварами мусор… Солнце наконец скрывается за горизонтом. Пора спускаться! Бросаем последний взгляд на могилу. На ней в числе прочих остались и наши камешки. Говорят, Волошин завещал не носить на свою могилу цветов. Сюда приносят гальку с побережья. Эта галька — тоже часть Коктебеля. Такая же неотъемлемая, как суровые силуэты Кара-Дага — или пушистые метёлочки ковылей. Как это дерево над долиной, напоминающее о поэте и мечтателе, сделавшем Коктебель своей поэмой…

Коктебельская бухта

         Спуск радостен и быстр, страна голубых гор распахивает нам наполненные вечерней прохладной объятия. И сама собой припоминается старая походная речёвка, и мы с Андреем озадачиваем наших спутников дружным «Потому что мы — зайцы!» «Вы, может, и зайцы,— ворчит Лёша,— а мы, похоже, теперь будем кони…» Пляж гостеприимен донельзя, у недостроенного кафе прямо на берегу нам предлагают шашлык по неожиданно низкой цене. Соглашаемся, конечно — и, пока готовится этот внезапный ужин, мужчины наши бегут купаться. Столик наш стоит прямо на гальке пляжа, шашлык хорош, мы запиваем его вином (опять же собственным, недопитым на Кучук-Енишаре) — а в нескольких шагах от нас шумит в темноте море. И темнеет над морем силуэт Кара-Дага… Потом мы идём по набережной — я в развевающемся парео (самое оно для ночи!) и Илюхин в налобном фонаре. Нам весело и хорошо — День удался! Потом мы пьём чай при свете свечи за столиком под плющом. Все довольны… Жаль, Барсики сегодня какие-то неконтактные… Ну и пусть! Завтра прикормим их… Ложимся спать с чувством исполненного долга. И в мыслях о завтрашнем походе к Орджоникидзе. Неужто завтра я доберусь до своей давнишней цели?
         Какой ты изнутри, Орджоникидзе?..

  

         19 июня 2006 г.

         Хороший оказался Орджоникидзе! И день выдался роскошный. После базара (разве можно перед путешествием отказаться от шанса закупиться чем-нибудь вкусненьким?) двинулись вдоль пляжей и набережных в Коктебельские холмы. Такой феерии Коктебель нам ещё не дарил… Сколько ароматов, сколько цветов, какой калейдоскоп красок! Помнится, 10 лет назад мы бродили по обугленным черным холмам, и под ногами у нас хрустел пепел… Сегодня холмы — буйство жизни. Даже Хамелеон, вечно лысый, расцвел жизнерадостной зеленью… Жёлтое, белое, розовое, красное, синее, голубое, фиолетовое, салатовое соткалось в сплошной благоухающий, колышущийся под ветром живой ковёр. Идём узенькими, зажатыми цветочными полями тропками, разинув рты. Море сияет нереальной голубизной, плещутся под солнцем серебристые метёлки ковыля… Зависаем на некоторое время в Тихой бухте, в тенистом местечке под растущими прямо на пляже деревьями. Вход в море каменистый, но это пляжу можно простить. Зато какой славный, прогретый солнцем песок на берегу! Давно я не получала такого удовольствия от контраста прохладной воды и горячего песка! Особенно с учётом того, что меня этим песком ещё и засыпали сверху… Целых два часа наслаждаемся пляжем. И — в путь! Нас ждёт город моей мечты!

Енишарская долина

         Тихая бухта позади — и мы начинаем подъём по каньону мимо пещер, которые, говорят, служили некогда укрытием легендарному разбойнику Алиму. Над обрывом наши «кони» устраивают небольшую панику. Это они зря — тропа вполне приемлема. Просто к таким походам надо привыкнуть… Преодолеваем заросшую ярко-зелёным осотом  ложбину — и опять вокруг роскошества цветочных ковров. Идём вдоль оврага. Самое сложное — впереди. Уже начинается. Подъём на Биюк-Енишар. Долгий, крутой, утомительный. По узкой сыпучей тропке. Но стоит обернуться — и все страдания окупаются сторицей. Долина голубых гор в обрамлении Кара-Дага и бескрайних холмов… Величественная картина в оправе из моря, неба и облаков… Вершина встречает нас ветром и бескрайним простором. Разинув рты и распахнув глаза, впитываем этот простор всеми мобилизованными органами чувств. Открывается чудный вид на Орджоникидзе (уже совсем у наших ног!), сияют цветочные поля над лазурным морем, на серебристых ковыльных склонах темнеют сосны.  И белоснежные шары метеостанции на уже близком мысе Ильи, за которым прячется Феодосия… Находим удобный камень на склоне — плоский, прогретый солнцем, рыжий от шершавых кустиков лишайника. Располагаемся на перекур-перекус. Из еды у нас — только огурцы да лепёшки. Но это нас мало огорчает. Город — вот он, под нами, уж там еда найдётся наверняка. И мы не спешим спускаться. Любуемся. Такие виды нам, жителям равнин, открываются в обычной жизни нечасто… По морю вдоль мыса, выдающегося далеко в море, скользит парусник. Андрей говорит: это мыс Киик-Атлама или Прыжок Дикой Козы, самая выдающаяся в море точка (в здешних местах). Если забраться туда — море будет от тебя с трёх сторон. Море вокруг… Он опасается напрасно, сегодня я туда уже не захочу. Должно что-то оставаться «на потом». Как долго оставался для меня «на потом» этот город, спрятавшийся между холмов. Он оказался совсем не таким, каким представлялся мне. Не казённое поселение с рядами скучных бетонных домов-коробок (а чего я ещё могла ждать от «закрытого объекта»?) — уютный и какой-то совсем крохотный городок, заросший буйной зеленью. Узкие улочки, старые домики с лепниной, Дом культуры — словно из старых советских фильмов. Маленький парк, статуя Кирова… И высоченные холмы вокруг. Или — горы даже.

Бухта Провато

         На вершине Биюк-Енишара лежит густое облако. Да неужто мы — только что оттуда?! Правда, мы успели уже и побывать на пляже, и пообедать… Пляж вполне пристойный. Маленький, правда — но зато песчаный, с удобным входом в воду. Кафе тоже отыскалось неплохое. Даже пение мгновенно образовавшихся с нашим приходом музыкантов впечатления не испортило. Музыканты были забавны, и мы простили им шансон в репертуаре…
         Возвращаться через Енишары, понятно, никто не планировал. Н-да… Автостанция — одно название. Остановочка — лавочка с навесиком. Грустно смотрим на угнездившуюся под навесиком толпу. И садимся в притулившегося на обочине «частника».
         15 минут по дороге вдоль холмов — и мы в Коктебеле. Над холмами белыми покрывалами стелятся облака. На каждый холм — по покрывалу. Удачно мы успели пройти! А то опять играли бы в туманных ёжиков… На базаре затариваемся «Чёрным шайтаном». Во дворе, на столике под плющом, организуем плацдарм для дегустации. «Шайтан» проявляет себя с самой лучшей стороны, и уже через полчаса мы пугаем соседей взрывами нетрезвого смеха. А за перилами нашего балкона переливается огнями далёкий Орджоникидзе. «Мы там уже были!» — немного тревожно напоминает Андрей, заметив мой мечтательный взгляд, устремлённый на огни. «Да,— улыбаюсь я.— Мы там уже были!»
         И это — правильно!

 

Кок тепе эль


Tags: Волошин, Карадаг, Коктебель, Крым, Орджоникидзе, видео, карадагское чудовище
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments