Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Инкерманские высоты

       Итак, покинув Каламиту и обойдя карьер, мы оказались на склоне лесистой горы, на карте обозначенной, как высота 220,2 (чуть западнее горы Кара-Кобы). Здесь находятся несколько скал с гротами – так называемых, «сфинксов » , наблюдающих за Севастопольской бухтой. Очень хочется взгянуть на Севастополь с их точки зрения. Грот первого «сфинкса» довольно высоко – попасть в него можно лишь по тросу, что приглашающе лежит на крутом каменном боку каменюки. От грота влево, над узеньким карнизом, натянуты гостеприимные перила-хваталки из проволоки. Нет уж, благодарим покорно! Не в этот раз! Зимняя обувь к такому лазанию как-то не располагает… Взбираемся каменными площадками в обход сфинкса. Становится жарковато – раздеваемся, снимаем лишние шапки-шарфы-кофты. Тепло уже даже не по-весеннему – по-летнему.
 
       Странствуем вдоль разогретого, пахнущего можжевельником склона – ищем лучшие ракурсы на Каламиту и Севастопольскую бухту.


      Среди мини-садиков из лишайников и мхов крохотными прозрачными скульптурками сверкают дотаивающие льдинки. Странное чувство потаённости и сказочности. Будто кто-то жил, но ушёл, и следы заросли. И небо над деревьями становится ещё синее – хотя уже, вроде, синее некуда…
      Горный склон плавно заворачивает влево, и мы заворачиваем с ним, всё ещё надеясь спуститься здесь и перейти на Загайтанскую скалу. Некогда единый горный массив разрезан карьером, внизу – длинные каменные террасы. То есть – либо крутой спуск-подъём (и ещё неведомо, насколько преодолимые), либо длинный (неведомо насколько) обход слева по лесу, либо назад и через карьер. А светлого времени в нашем распоряжении – всего два часа. Да и, честно говоря, перебираться в летней горы на зимнюю как-то уже не хочется… По здравом размышлении решаем осмотр скалы с остатками исара оставить на потом. Чтобы был повод вернуться…
 
      Пока же – делаем несколько снимков заснеженной скалы, приобретшей от выработки камня сходство с мексиканскими пирамидами – и продолжаем путь по нашей горе. У самой вершины – ещё один камень с гротом, потом – солнечные полянки в обрамлении очень фотогеничных зарослей.
      Кустарник перемежается низкорослыми деревцами. На ветвях дуба – ярко-жёлтые лишайники, на зелёной траве – снежные островки. Иголочки можжевельника при ближайшем рассмотрении оказываются расписно-полосатыми, и огоньками горят на солнце оранжевые можжевеловые ягоды… Так что обратный наш путь через вершину к сфинксам затягивается сильно.

      Но, наконец, в чаще кустарника обнаруживается тропинка – она освещается уже совсем рыжими, предзакатными лучами. И на спинах огромных сфинксов мы успеваем застать лишь краешек заката. Солнце сваливается за кромку тучи, потом – за склон Суздальской высоты, а мы всё стоим на каменных сводах, любуемся масштабностью окрестного пейзажа, начинающими погружение из розового света в синий крышами домов на склонах – и живописными изгибами Севастопольской бухты, по случаю заката окрасившей свои воды в нежно-шафрановый цвет…

 
      Тропа вниз заснежена, под слоем снега таится коварный лед, и мы сползаем с опаской вдоль оснований сфинксов, невольно засматриваясь на причудливость каменных форм, на масштабные громады нависающих над тропой козырьков…


      Добираемся наконец до домиков и грунтовки вдоль их заборов, что благополучно вывела нас к знакомой «голубятне». По Севастопольской бухте неспешно маневрирует степенное судно, украшая собой и без того роскошную панораму. На Каламиту опускаются сумерки. Эффектно загорается свет в пещере возле туннеля под крепостью. Яркий огонек освещает тёмно-синий провал карьера – и играет отблесками в лужах на дороге. Лужи начинают ритуальное вечернее превращение в лёд.
      Совсем уже тёмной тропой соскальзываем к монастырскому кладбищу. Через освещённый двумя жёлтыми фонарями туннель выходим на дорогу. Над чёрными громадами гор висит в небе тоненький, очень яркий ноготок новорожденного месяца… Вынырнувшая из тьмы маршрутка везёт нас на пятый километр, и едва различимые пейзажи плывут за окном в бархатной таинственной ночи…
 


Текст и фотографии: Елена Свиридова и Андрей Илюхин, 2011 г.

 


Tags: Инкерман, Каламита, Камни имени Геракла, Крым, Севастополь
Subscribe

Posts from This Journal “Камни имени Геракла” Tag

  • Прощание с Херсонесом

    Начало: Влекущее небо Херсонеса Радостное и совсем не зимнее солнышко заставило нас задержаться у самой знаменитой базилики…

  • Влекущее небо Херсонеса

    И вот снова настал тот день, когда нам нужно было покидать Крым. Новогодний отпуск незаметно подошёл к концу, и уже уложены вещи,…

  • Балаклавские вечера

    Начало: Балаклава — Рыбье гнездо. Продолжение: Ледяные каскады Продолжение: «Южная Балаклава». Чем ближе закат, тем больше…

  • «Южная Балаклава»

    Начало: Балаклава — Рыбье гнездо. Продолжение: Ледяные каскады. Все, кому доводилось подниматься по так называемой «тропе…

  • Ледяные каскады

    Начало: Балаклава — Рыбье гнездо. Небо вдали обнадеживающе синеет — но над морем по-прежнему тучи. И даже в такую погоду трудно…

  • Из греков в варяги. «Рыбье гнездо»

    Балаклава — одно из тех мест, побывав в которых однажды, невозможно не вернуться снова. Кто-то возвращается спустя годы, а мы вытерпели…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments