Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

От Некрасова до Жуковского

     С трудом распрощавшись с Николаем Васильевичем, мы наконец-то вышли в Питер. Гулять! План был составлен заранее — у нас же всего пять дней, надо исключить бездельные шатания, и каждую минуту наполнить впечатлениями! Геокэшинг подсказал нам направление — первые два примечательных дворика спрятались на Литейном, до которого нам от нашего хостела по прямой, как стрела, (ну почти!) Некрасова всего-то несколько кварталов…

     Жарило яркое солнце, облака разлетелись по периметру небосвода. Мы шли по улицам имперской столицы и наслаждались обилием и разнообразием архитектурных излишеств. Пока взор не приелся этим пиршеством, снималось на фото буквально всё! Всё-таки сохранилось в облике Санкт-Петербурга былое величие. Буквально ощущаешь, то это не просто красивый город, а столица великой империи…
     Напротив Некрасова '31 внимание дам привлекла чайная витрина с самоваром (в Туле-то мы их редко видим!) и весёлыми фарфоровыми мышами. Но главное — в витрине красиво отражалась церковь Иоанна Богослова на подворье Леушинского монастыря. Очень необычный и красивый храм, интересно было бы походить вокруг подольше (если это вообще возможно, учитывая повсеместные решётки), но уж очень много у нас на сегодня планов.
     На Восстания решили сделать петлю и свернули к Ковенскому переулку, где на сетевых картах был замечен очень интересный собор — церковь Лурдской Божией Матери. Французы-католики, проживавшие в Петербурге позапрошлого века, и собиравшиеся на молитву в церковь св. Екатерины на Невском, решили отделиться от многонациональной (поляки, литовцы, латыши, белорусы) и многочисленной (около 15 тысяч) общины св. Екатерины. В 1898 году МВД Российской Империи и сам Государь выдали разрешение на строительство в столице новой католической церкви для французов…
     Благодаря этой маленькой петле, мы оказались на Маяковского, где неожиданно увидели дом, в котором с 25-го по 41-й жил Даниил Хармс! «У человека есть только два интереса. Земной: пища, питье, тепло, женщина и отдых. И небесный — бессмертие. Всё земное свидетельствует о смерти. Есть одна прямая линия, на которой лежит всё земное. И только то, что не лежит на этой линии, может свидетельствовать о бессмертии. И потому человек ищет отклонения от этой земной линии и называет его прекрасным или гениальным». Так-то вот…
     Минуя перекрёсток с Чехова не могли не обратить внимания на роскошный фасад, богато украшенный скульптурой. Кадра, может, и не случилось бы, если бы не «аполлон» на балконе в окружении античных особ… Кстати, дом этот (Чехова '3) в XIX веке принадлежал известному медику Владиславу Францевичу Краевскому — «отцу русской атлетики», основателю первого в России «кружка любителей атлетики В. Ф. Краевского», девизом которого был «Занятие с отягощениями — есть средство от всех болезней, развитие красивого и гармоничного тела». Так что увидеть подобное тело на балконе этого дома вполне символично.
     Меж тем мы оказались на Жуковского. Где-то тут притаился «Дворик искусств». Точного адреса у нас не было, и мы стали совать носы во все «колодцы». Помнится, в одном из них поразил мусорный контейнер, заполненный ДВД-дисками с фильмами — мда, «культурная столица»…
     Это словосочетание мы будем употреблять все пять дней довольно часто — и с иронией, и без. Ну что есть — то есть! Пушкин вот у них опять же синий!
     А вот и искомый «Дворик искусств» — на Жуковского ‘6. Во дворе дом — на его стене самым масштабным образом был изображён богатырь, беседующий с головой Святогора. Яркое синее небо было словно продолжение красочного граффити. На стене за детской площадкой летел, вцепившись в бороду слегка паникующего Черномора, тот же, надо полагать, витязь. В тени городка отдыхали кошки, коты и полосатый умилительный котёнок. В кустах притаился деревянный леший (есть версия, что волхв), по его усыпанной прядями волос фигуре ползали лягушка и ящерица, на плече расположился ястреб. В лапы лешему кто-то сунул букетик цветов… На огромном дубе болталась большая цепь, наводившая на Пушкинские размышления, и после коротких поисков в листве обнаружился гигантский чёрный кот с прикрученными к стволу лапами.
     Теперь читаем: «Преображение обычного двора-колодца на улице Жуковского, 6 в «двор искусств» началось весной 2009 года, когда районные власти выделили деньги на ремонт газонов и двора. Затем студенты-художники украсили подъезды картинами». И даже имена! «Популярная история двора началась благодаря жителю дома Роману Зайцеву, затеявшему художественное действо, и дворнику Олегу Шакирову. Сейчас двор на Жуковской улице вобрал в себя разные проявления искусств: настенную живопись, скульптуру и мозаику. В «Дворике искусств» огромные росписи посвящены героям пушкинских сказок. Теперь жители дома, в парадных которого еще совсем недавно отсутствовали окна и двери, а стены пестрели непристойными надписями, приглашают в свой двор на экскурсию». Между прочим, один из дворообразующих домов — исторический памятник! 1880 года постройки, бывший доходный дом Струбинского — в нём жили русские литераторы Гончаров, Добролюбов, архитектор Витберг, поэтесса Берберова…
     В соседнем дворе между окон висела живописная керамика и мозаики. Мы посчитали, что двор вполне оправдывает своё название — и, довольные, вылезли на Литейный проспект…




Tags: Санкт-Петербург, город
Subscribe

  • Фарфоровая

    Удивительно, но я думал, что делал этот пост совсем недавно, ну может лет пять назад максимум — но не десять! Итого получается…

  • Серебряные струи апреля

    И снова ЖЖ напомнил! 6 апреля 2013 года. Историческая поездка к водопаду Серебряные струи и вечерняя пробежка по Большому каньону…

  • В этот день 8 лет назад

    Фактически прямой репортаж из восьмилетней давности Крыма. Отлично помню, как готовил ночью фотографии на нетбуке, а Лена наутро настучала…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments