Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осень в Царицыно

     Сентябрь в этом году выдался на удивление. Ласковые — и даже жаркие порой — деньки бабьего лета как правило попадали на будни, но на последние выходные сентября синоптики милостиво пообещали солнце. Пропускать такой подарок судьбы было просто непозволительно. И чтобы золотая осень не пропала окончательно и бездарно за трудовыми буднями, мы решили устроить себе прогулку в Царицыно. Тем более, что запланировали мы её ещё год назад, когда проезжали мимо парка по пути в Домодедово и далее — в осенний Сочи. И нынешнее приключение получилось удивительно красивым и приятным. Мы решительно выбрали верное место, чтобы поймать за хвост золотую осень! Всё было чудно — и наполненный солнечным теплом парковый лес, и пахнущие листвой тропки и аллеи, и мостики, вписанные в приятно-пересечённый холмистый рельеф…

     Вошли мы в Царицыно не через главный вход, а со стороны Орехово. На старте подкрепившись в местной кофейне, мы для начала отправились изучать дальние закоулки парка-заповедника. По главной аллее текла людская река, но вскоре, свернув в лес, мы обнаружили, что в парке можно гулять и без толчеи. Лесные аллеи своими перепадами вверх-вниз внезапно напомнили кисловодский парк. Фонари и готические мостики приятно украшают ландшафт.

     А какие чудные здесь оказались пруды! Сияющие ярко-зелёной водой, с островками и интригующими руинками, с пушистыми шарами ив на берегах… Лес светился в солнечных лучах, странные статуи — химеры античности и соцреализма — обнаруживались на перекрёстках дорожек. Случайные, как бы неожиданные, архитектурные изыски: ротонда на вершине холма… руина на островке… арка павильона «Миловида» с женщинами-сфинксами и строгими барышнями на крыше. И везде шум-гам и повсеместное непрекращающееся фотографирование на фоне всего и вся.
     Наверное, потому белки и синицы здесь такие необщительные. Синицы брезгуют брать семки с ладони (хотя, справедливости ради, их и в кормушках хватает!), а единственная встреченная белка упрямо игнорировала традиционный призывный клёкот, которым владеет только Лена. Юля тут же признала белку глухой, хоть Лена и оправдывала её хлопотами по уныкинванию трофея, которым бы занят её рот. А может, их местная Диана перепугала? Такая, пожалуй, может…
     Общение с белкой состоялось, когда решили взглянуть на курганы XI—XIII веков с захоронениями живших тогда здесь вятичей. Курганов на территории много, и если бы не пояснительные таблички, мы бы ни за что не подумали, что эти заросшие кустами холмики — фактически единственные исторические памятники, сохранившиеся здесь с доекатерининских времён. Ведь о том, что здесь было вплоть до XVII столетия, практически ничего не известно. Разве — что при Годуновых это место называлось пустошью Чёрная Грязь, приписанной к дворцовому селу Коломенское. Первый партикулярный владелец появляется здесь лишь в 1633 году. Это зять русского царя Михаила Федоровича Романова Лукьян Степанович Стрешнев, приобретший Чёрную Грязь вместе с соседними землями в вотчину за 73 рубля. Однако первый боярский двор с фруктовыми садами устроит в Чёрной Грязи только его сын — боярин Семён Лукьянович. Пустошь тогда стала называться сельцом. С уходом из жизни владельца эта ветвь рода прервалась, прямых наследников не было, и владение вновь приписали к дворцовому ведомству. Всё вернулось на круги своя…
     После очередной лесной петли мы наконец-то вышли к большой просторной лужайке у дворца — с густой, по-весеннему зелёной травой. Здесь отдыхал разношёрстный люд. Кто-то загорал, кто-то играл с детворой, другие устраивали аппетитные пикники, а кто-то живописно раскладывал по траве кринолины пышных юбок. На предмет фотосессии, надо полагать. Фотосессии тут разворачивались на каждом квадратном метре. Многочисленные свадьбы — на радость Юле — курсировали нарядными стайками, проплывали белоснежные чинные невесты, щебетали гости, страдали от жары женихи в парадных костюмах…
     Дворец в солнечных лучах был прекрасен. А ведь совсем недавно тут были почти руины. Подмосковное боярское поместье должно было стать роскошной резиденцией императрицы. Царицыно печально знаменито как место, где вдохновенно строил для императрицы Екатерины II один из ярчайших русских архитекторов — В.И.Баженов, и где по капризу царственной заказчицы часть уже законченных сооружений была уничтожена, а архитектор уволен от службы. Продолживший работы другой замечательный архитектор М.Ф.Казаков вынужден был исказить замысел Баженова, но и его работа осталась незавершённой. Строительство было остановлено, дворцы и павильоны постепенно превратились в мрачные романтические развалины, ухоженный когда-то пейзажный парк пришёл в запустение. В течение многих десятилетий заброшенные царицынские постройки приспосабливали под разные нужды: устраивали здесь лечебницу и богадельню, гостиницу и коммунальные квартиры, райисполком и дом культуры; в XX веке руины Большого дворца даже использовали для тренировок альпинисты и скалолазы. Реставрационно-восстановительные работы начались только в 1980-х годах, а реконструкция Большого дворца и Хлебного дома завершились лишь в 2007 году…
     В 1775 году императрица Екатерина II приехала в Москву на празднование Кючук-Кайнарджийского мира с Турцией, завершившего русско-турецкую войну 1768–1774 годов (признававшего, к слову, на вечные времена независимость Крымского ханства и невмешательство в его дела как России, так и Турции, а также переход во владение Российской империи города Керчи и близлежащей крепости Ени-Кале). Праздник окончился грандиозными торжествами на Ходынском поле. Императрице понравился «готический» стиль увеселительных павильонов, созданных Баженовым, и она поручила зодчему строительство своей резиденции в только что приобретенной у князя С.Д.Кантемира подмосковной усадьбе — село Чёрная Грязь переименовывается. «Я его назвала Царицыным, и по общему мнению это сущий рай».
    По окончании торжеств Екатерина живёт в своем царском дворце в Коломенском, описывая эти дни своему постоянному корреспонденту в Париже барону Гриму: «Её императорскому величеству прискучило бродить по лугам и долам села Коломенского, где предоставляется на выбор или мочить ноги, или карабкаться на горы наподобие козы, и вот, в один прекрасный день её величество изволила выехать на большую дорогу, которая ведёт из Москвы в Каширу... Дорога привела к огромному пруду, рядом с которым был ещё пруд больше и живописнее; и этот пруд принадлежал не её величеству, а соседу ея, князю Кантемиру. Вот гуляющие, направляясь от одного пруда к другому, то пешком, то на лошадях, на расстоянии семи верст от Коломенского, начинают завидовать чужому имению, хозяин которого, старик за 70 лет, совершенно равнодушен и к водам, и к лесам и ко всем живописным видам, приводящим в восторг посетителей. Он только и делал, что играл в карты и бранился, когда проигрывал».
     В 1776 году Екатерина II утвердила проект, и строительство резиденции началось. Ансамбль должен был расположиться на высоком мысу между оврагом и прудом. Центральное место в нём архитектор отвел Большому Кавалерскому корпусу, предназначенному для приближенных императрицы. Южнее, ближе к регулярному саду усадьбы Кантемиров, симметрично располагались одинаковые дворцы Екатерины II и её наследника цесаревича Павла Петровича. Между ними планировалось построить оранжерею, но после рождения великих князей Александра и Константина вместо неё был возведён дворец для внуков императрицы. Эти три здания, соединенные галереями, должны были образовать главный дворцовый корпус. Вокруг, вдоль оврага и по берегу пруда, разместились вспомогательные постройки: Кухонный корпус (Хлебный дом), «домики по церковному рву» (ныне Первый, Второй и Третий Кавалерские корпуса), Камер-юнфарский корпус (для придворных девушек — камерюнгфер), Шестиугольный и Крестообразный домики, а также Средний и Малый дворцы императрицы. Для парадного въезда в усадьбу предназначался Фигурный мост. Большой мост через овраг должен был связать ансамбль с его заовражной частью, где планировалось возведение Конюшенного корпуса и Башни для часов, а также с Каширской дорогой, соединявшей Царицыно с Москвой. Все строения Царицына должны были быть возведены в «готическом вкусе» — так повелела Екатерина II, лично принимавшая главные решения относительно царицынского строительства. И в итоге гений зодчего сотворил в Царицыне «театр архитектуры», волшебную феерию, в которой почти нет прямых цитат и заимствований из готики, но есть много творчески переосмысленных архитектурных образов.
     Через 10 лет после начала строительства большая часть зданий была готова к внутренней отделке. Но Екатерина II, посетив усадьбу летом 1785 года, осталась недовольна увиденным. Через полгода она уволила Баженова, а свой главный дворец велела заново построить московскому градостроителю М.Ф.Казакову. Почему это произошло — до сих пор предмет споров исследователей. Прагматичная императрица вряд ли поступила бы так под влиянием лишь сиюминутного каприза. Вероятно, имелись и более веские причины. Среди главных версий опалы Баженова — его связь с масонами и близость к наследнику Павлу Петровичу, а также изменение замысла императрицы относительно своей подмосковной резиденции. Здание главного дворца она повелела заменить дворцом гораздо более массивным и помпезным, что придавало камерному, неофициальному до сих пор Царицыну характер парадной резиденции.
     По плану Казакова Большой дворец, состоявший из двух корпусов, соединенных высокой центральной галереей, увенчанной бельведером с двуглавым орлом, должен был занять доминирующее положение в ансамбле. Перед ним должна была раскинуться просторная площадь с пандусами, поэтому ранее построенные на её месте Большой Кавалерский и Камер-юнфарский корпуса пришлось снести. Стиль неоготики, как и сочетание краснокирпичных стен и белого камня, Казаков сохранил, сохранил он и трехчастную композицию сооружения, а масштаб архитектурных деталей был укрупнён. По масштабу и размаху он был вполне сопоставим с петербургскими загородными резиденциями и, таким образом, «достоин» Великой Екатерины. Но строительство нового огромного дворца, подчинившего себе оставшиеся баженовские павильоны, тянулось вяло, интерес к Царицыно у императрицы давно угас. К моменту её кончины в 1796 году дворец был подведён под крышу, но отделочные работы в интерьере даже не начинались. Они так никогда и не начались. Бывшая Чёрная Грязь — ныне Царицыно — вновь погрузилась в забвение.
     Собственно, основной историей несостоявшейся усадьбы осталась история её строительства. Ей и посвящена основная музейная экспозиция «Царицыно вчера и сегодня», показывающая, как выглядели сооружения ансамбля в прошлом и как они выглядят сейчас.
     А сейчас это, судя по всему, очень популярное у москвичей место отдыха. Ну и, конечно, яркий туристический объект.
     У дворца гулял праздничный народ, каждая дверь манила выставками, блеском люстр, помпезными интерьерами… В каждом готическом уголке притаилась декольтированная невеста, на фоне которых женихи категорически терялись и не впечатляли…
     Фотографировались у ворот дамочки в костюмах царских времён, в париках и с веерами. А на лужайке под клёнами стайки детей самозабвенно кувыркались в медово-жёлтой кленовой листве, и золотой солнечный свет делал эту идиллическую картинку нереально, по-живописному прекрасной…
     Мы долго бродили по мостам и лужайкам. Здесь были и фотографический ажиотаж, и неспешный релакс, лавочки под сенью яблоневого сада, оживлённая охота за яблоками, очень красивыми и вкусными — прямо из густой травы или добытыми непосредственно из кроны…
    
     Потом мы вернулись к оранжереям и на некоторое время погрузились в мир тропических растений, любовались экзотическими формами и цветами, яркими, пышными — или завораживающе-хищными. Бушевали герань и фуксия, розмарин и ананасы, китайский гибискус и индийский дурман…
     Цвело далеко не всё — но мы всё равно были довольны. Впечатлились садовым уголком — с декоративным перцем, марсианского вида гранатами и момордикой, баклажанами, прочими неожиданными тут представителями съедобной и явно нет флоры.
    
    
     А когда выбрались наконец наружу — выяснилось, что солнце уже низко. Пора было двигаться в сторону дома. Но на прощание мы всё же посидели на лавочках в яблоневом саду.
     За это время солнце окончательно село, и над дворцом взошла огромная круглая луна.
     Засветилась фонарями аллея, ведущая меж прудов. Справа работал огромный фонтан — прямо посреди пруда, и народ прогуливался по выстроенным вокруг него дорожкам — по кругу, по острову, соединявшемуся с берегами двумя ажурными мостами. Слева кто-то катался в сумраке на маленьких, ярко раскрашенных катерах. И какая-то затерявшаяся во времени невеста всё фотографировалась на берегу среди берёз… Аллея с роскошными клумбами шла вдоль воды, мимо моста и фонтана, и весь парк с этого берега оказался вдруг стоящем на просторном, заросшем лесом холме. И всё вокруг сделалось удивительно просторным, большим, словно в детстве. Мигали праздничные огоньки, поднималась в тёмном небе белая луна. Было по-прежнему очень тепло, и уходить совсем не хотелось.
     И осталось ощущение, что мы ещё непременно сюда вернёмся. Когда-нибудь… Может, запланировать теперь весну — чтобы застать цветение яблоневых садов?
Tags: Москва, Путешествия, Царицыно, осень
Subscribe

  • Затерянный Батилиман

    Настало утро очередного дня отпуска. Снова кошки, снова кормление размороженной рыбой, снова эта умилительная толпа лемуров с…

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments