Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Северная Демирджи. На дне древнего моря

     Оставив приютившую нас на ночь лужайку, мы поспешили по петляющей вдоль южных скал тропинке на восток по просторам яйлы — необъятным, зелёным, манящим. Идти такой дорожкой было одно удовольствие. Но терять бдительность тут чревато — у яйлы на удивление коварная география. Плоская на поверхностный беспечный взгляд, она со своими воронками и гребешками всегда таит сюрпризы, ведь траектория дорог тут неизменно подчинена ландшафту. И вот такая удобная по направлению тропка вдруг свернула на грунтовку, ведущую от южных обрывов на запад — к «ушам» Северной вершины. В очередной раз мы убедились в отсутствии троп-дорог через Босну к зубастым восточным гребням. Всё-таки самый лёгкий и зрелищный путь туда, пожалуй, через Диплис-Хая. А так мы уже ходили, причём совсем недавно — прошлой зимой и прошлой весной. Но и плутать по грунтовкам не хотелось. Поэтому мы пошли напрямки, без троп и дорог, руководствуясь только чувством направления и рискуя вступить с ландшафтом в конфронтацию. Спугнув заполошного зайца, мы вскарабкались на внушительный склон, предсказуемо оскалившийся с противоположной стороны каменным обрывом. Но зато увидели внизу правильную дорогу — правда, не вдоль обрывов Хапхала, а через центр яйлы. Ну что ж! Этой дорогой мы не ходили лет пять — есть повод взглянуть на неё свежим взглядом…

     Когда мы говорим о Демирджи, в голове первым делом всплывают образы причудливых каменных образований Южной Демирджи — чуть ли не самый популярный туристический маршрут в Крыму. Когда-то давно местные экскурсоводы и таксисты чуть было не убедили нас, что на Северной нет ничего интересного. Разве что водопад Джур-Джур в низовьях Хапхала. Логика понятна — нельзя проехать, значит нечего и смотреть. Но мы-то никогда не боялись расстояний, а побывать там, о чём так мало информации, ещё любопытнее.
     Деление плато на две яйлы по сути верное, но скорее народное. Топографически существует плато Демерджи-яйла, принадлежащее Главной гряде Крымских гор. И на плато выделяют две как бы главные вершины — Северную Демерджи (1356 м) и Южную Демерджи (1239 м). Северная сложена главным образом известняками, Южная — конгломератами. Отсюда и разница в пейзажах. К слову, о названии — нас часто поправляют, но всё же хочется, что бы историческая справедливость (причём, касаемо многих и многих крымских топонимов) когда-нибудь восторжествовала. Название горы на русском языке исторически писалось Демирджи (якобы от крымскотатарского demirci — железо, кузнец). И так было на большинстве карт до 1945 года, после которого широко распространился искажённый вариант Демерджи. Впрочем, опечатка эта давняя, ещё с путеводителей Григория Москвича 1900-х. Их печатали в Одессе, где редакторы и корректоры не знали специфики тюркской топонимии. Но самое удивительное — название горы даже не крымскотатарское, сёла Демирджи и Шума до 1778 г. населяли урумы, православные тюркоязычные греки!
     И ещё немного истории. Массив Демирджи сложен из горных пород верхнеюрского периода, возраст которых составляет 135-160 миллионов лет. В сформировавшемся на морском дне длинном и узком прогибе в разные периоды накапливались либо известняковые илы, либо снесенные с суши валуны, галька, глинистые частицы и песок. Пропитываясь минеральными солями, эти осадки уплотнялись и под огромным давлением вышележащих пород превращались в камень: известняковые илы — в известняки, а глинистые и обломочные частицы — в алевролиты, конгломераты или песчаники. В результате сводовых поднятий всей Главной гряды, происходивших 11-12 миллионов лет назад, эти породы вышли из моря и больше уже никогда не заливались водой. Древнее морское дно наиболее интенсивно начало подниматься в последние 2-3 миллиона лет. При этом ветер, вода и солнце наиболее интенсивно разрушали твердые породы южного «хвостика» массива, обращённого к морю, создав за многие тысячи лет неповторимые пейзажи Долины Привидений. А вот на самой яйле конгломератов меньше, в основном известняки, и этот громадный простор (с запада на восток 5 км, а с севера на юг — около 3 км) действительно похож на морское дно! Причём порою, невзирая на весёлую зелень весенней травы — на дно лунного моря!
     Мы спустились с очередной волны древнего дна на дорогу. Можно было, конечно, взять вправо и выйти к скалам над Хапхалом. Но отчего-то уже расхотелось — путь к цивилизации предстоял ещё долгий, а нам ведь к вечеру надо было добраться до Севастополя. Так и пошли дальше по знакомой грунтовке к красивейшему перевалу Кара-Оба. Прямо на дорожке росли вероника, проломник крымский и банальные, но такие жизнерадостные одуванчики. А смешные мохнатые гусеницы маршировали нескончаемыми слаженными шеренгами навстречу друг другу…
  
  
  


  
     У обрывов перевала Кара-Оба мы перекусили, любуясь, как ползают тяжёлые густые облака под вершинами Караби-яйлы. Облака подразнили-подразнили да развеялись туманным маревом. Здесь, на севере Демирджи, в массив внедряются с противоположных сторон, почти смыкаясь своими верховьями, ущелье реки Бурульчи, ущелья Хапхал и Курлюк-Баш. За ними — плато Тырке, с невысоким (относительно плато) хребтом по северной кромке, носящим название гора Долгая. Под горой Долгой, примыкая к её склону, лежит менее высокое плато — Долгоруковская яйла — юго-западная часть которого носит название гора Замана. Вот туда-то и лежал наш путь! Эх, надо как-нибудь по весне спуститься отсюда к водопаду Джур-Джур… Непонятно только, как потом «эвакуироваться» из Генеральского… Спускаться же через Курлюк-Баш нас теперь не заманишь — лучше уж подольше, но чтоб ноги целы были!
     Мы готовились к долгому и однообразному переходу — но крымская яйла и тут преподнесла сюрпризы. Все деревья вдоль дороги оказались в цвету. Да в каком! Сперва мы поминутно замирали у розовых яблонь и бело-кремовых груш. Умилялись пышным трогательным берёзкам. А потом — совсем уж невозможное… Черёмуха! В самом цвету, и даже на бутонах! Целый черёмуховый лес, благоухающий, жужжащий, одуряющий! Это было так странно — в конце мая видеть вовсю цветущую черёмуху — что мы, конечно, изрядно позависали, переползая от дерева к дереву, любуясь, фотографируя и нюхая. Так что путь к Замане оказался замечателен.
  
  
  
  
     Ландшафты вдоль дороги были знакомы, и уже любимы. По зелёным холмам бежали светлые тропки, открывались внизу виды Долгоруковской яйлы. Вот только небеса из солнечных быстро делались свинцово-пасмурными, с белыми пятнами нарядных облаков. Но на этом фоне эффектно красовались покрытые цветением деревца.
     А потом вдоль грунтовки начался зачарованный буковый лес. Такой загадочный и манящий, отдельный мир, скрытый от любопытных глаз плотной ширмой ветвей. И когда временами в сомкнутой листве случались прогалы — были видны основания могучих стволов, и тогда казалось, что стоит только шагнуть за этот живой занавес — и тут же очутишься в сказке. Волнующе и немного страшновато. Вдруг да назад не вернёшься?..
     Дорожка бежала под гору, знай себе гуляй и любуйся. И мы, конечно, немного угуляли не туда, забрели на цветущую орхидеями полянку. Поняли ошибку, вернулись к нужному повороту. Вот уже и виды на западные склоны Демирджи, Чатыр-Даг, а вокруг — завораживающая красота Заманы.
     На цветущей вершине холма, среди шиповников и острых каменных зубов, мы отыскали тайник, который накануне зимой предстал пред нами огромным сугробом. Посидели, любуясь, отдыхая, перекусывая. По небу надвигалась свинцовая темень, очень красивая над лесом и зелёными лужайками. И чем дольше мы сидели — тем красивее делалось, и тем опаснее. Уже погромыхивало в недрах туч. Надвигалась буря. Как всегда, от зрелища этого было не оторваться. Но мокнуть не хотелось. Попрощавшись с Заманой, мы скатились на грунтовку.
  
     По крутой дороге мы спешили вниз, под густой древесной сенью. Здесь был уже совсем другой мир, и, оглядываясь по сторонам, мы вспоминали, как несколько месяцев назад поднимались здесь по колено в снегу. Как нависали над дорогой, обозначенной только несколькими человеческими следами, тяжёлые белые ветви, и всё вокруг было ослепительно, волшебно белым. Сейчас лес был цветущим и разноцветным. А над головами по-прежнему многообещающе погромыхивало. И мы спешили, надеясь всё-таки сбежать от дождя. Вдруг повезёт, кто знает? В горах всякое может случиться, тут дожди бывают локальными… Мы дружно решили не идти через Малышку (Бал-Кая), а разведать спуск по грунтовке до Перевального. Дорога выполаживалась, вдоль неё по обочинам цвели ярко-синие цветки и лилово-белые звёздчатые шапки какого-то чеснокоподобного растения. Было красиво, и шагалось удивительно приятно. Дождик, похоже, поотстал. Чтобы не обходить Перевальное по периметру, мы нашли тропку-сокращёнку — и через лес выбрались к чьим-то заборам.
    Перевальное раскинулось широко и просторно. Маленькие домики, пустыри, щедро захватывающие пространство площади. В общем-то, тут было довольно мило и не совсем обычно. В магазинчике мы купили пива и принялись на ходу жадно его поглощать. Путешествие явно удалось на славу!
    В конце концов мы выбрались на трассу, к остановке. Пока ждали троллейбус — рассматривали памятник у дороги. Всё пространство вокруг памятника было устлано сосновыми шишками — на манер того, как у нас украшают клумбы цветной древесной щепкой или гравием. Мы успели допить пиво, когда прибыл наконец наш троллейбус.
     А дождик всё-таки нагнал нас. Уже в Симферополе мы попали в жуткий ливень — и в не менее жуткие пробки. Но это было уже не страшно, это были мелочи — под крышей аквариума-троллейбуса, на пути к вокзалу. Оставалось только «доплыть» до дверей автобуса на Севастополь…


27 мая 2015 г.
Tags: Демирджи, Замана, Крым, Сезон дождей, Тырке, весна, горы
Subscribe

Posts from This Journal “Сезон дождей” Tag

  • С Красной Горки в Бомборы

    Отдыхая в Севастополе, мы всегда выделяем несколько дней, чтобы побродить по Городу — особенно по его старым, историческим районам.…

  • Лето. Море. Балаклава

    Каждый год, в начале лета, в Севастополе отмечается любимый горожанами и гостями памятный день — День Исторического бульвара.…

  • Многоликая Евпатория

    Почти каждый из нас когда-либо бывал в Крыму. Многим снятся до сих пор и пионерский лагерь с гранёными стаканами, и…

  • На берегах Ат-Баша

    Продолжение. Читать сначала... Надо сказать, что палатка наша прошла испытание с честью. Наутро мы проснулись сухими,…

  • Бермудский треугольник

    Раз уж мы притащили с собой в Севастополь прошлой весной палатку и спальники, то, невзирая на настигший нас сезон дождей, всё равно…

  • Свидание с Мангупом

    Севастополь, 2 июня 2015 г. Свидания с Мангупом мы ждали с предвкушением — это же самая настоящая вишенка на торте нашего…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

Posts from This Journal “Сезон дождей” Tag

  • С Красной Горки в Бомборы

    Отдыхая в Севастополе, мы всегда выделяем несколько дней, чтобы побродить по Городу — особенно по его старым, историческим районам.…

  • Лето. Море. Балаклава

    Каждый год, в начале лета, в Севастополе отмечается любимый горожанами и гостями памятный день — День Исторического бульвара.…

  • Многоликая Евпатория

    Почти каждый из нас когда-либо бывал в Крыму. Многим снятся до сих пор и пионерский лагерь с гранёными стаканами, и…

  • На берегах Ат-Баша

    Продолжение. Читать сначала... Надо сказать, что палатка наша прошла испытание с честью. Наутро мы проснулись сухими,…

  • Бермудский треугольник

    Раз уж мы притащили с собой в Севастополь прошлой весной палатку и спальники, то, невзирая на настигший нас сезон дождей, всё равно…

  • Свидание с Мангупом

    Севастополь, 2 июня 2015 г. Свидания с Мангупом мы ждали с предвкушением — это же самая настоящая вишенка на торте нашего…