Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Выжившие в Уч-Коше

     Казалось бы, известное дело — нельзя слепо верить всему, что пишут в интернете. Даже если в одном и том же уверяют хором несколько источников — доверяй, но проверяй! Ну, собственно, мы и решили проверить. Проверить утверждение, что по ущелью Уч-Кош можно подняться на яйлу, следуя руслу реки. Подняться — да заодно и спуститься обратно одним днём. Ну очень заманчивый вырисовывался маршрут! И мы решили рискнуть и проверить его на себе.
    Нельзя сказать, чтобы это у нас не получилось. Правда — не совсем так, как планировалось. А точнее — совсем не так. Зато адреналина этот маршрут нам обеспечил с избытком…
    Но — обо всём по порядку.
    А дело было так.

     Поскольку синоптики пугали грядущим потеплением и неизбежными дождями, мы решили, не откладывая дела в долгий ящик, в первый же день осуществить разведку верховий Уч-Коша. Дорога предстояла большей частью незнакомая, а потому — особенно интересная. Мы были полны энтузиазма и рвались в бой.
    Проснувшись с утра пораньше, мы быстренько собрались, вызвали такси и поехали в Васильевку. Крутые улочки были покрыты снегом и местами льдом, но таксист мужественно довёз нас повыше школы — к началу улицы Субхи. Собственно, выше нам и не надо было — как раз отсюда начинается тропа в ущелье «по трубе». Было холодно и очень ветрено. Снег метался бешеными мухами по свинцово-сиреневому небу. И на узких улицах Васильевки было очень красиво. Морозный ветер продувал до костей, но мы не могли оторваться от снежных пейзажей с домиками. А потом — пошли знакомой тропой по склону.
     Миновав лесок, тропа привычно нырнула в ущелье. И разом утих ветер. Снег прекратил судорожные метания, и повис в воздухе покойно и невесомо. И мы начали освобождаться от внезапно сделавшейся лишней одежды…
    Пещера, каменные отвесы, сосны над обрывами. Камни в снегу, где-то журчит вода… Мы поднимались по руслу, стараясь не поскальзываться на мокрых камнях. Жёлтые громады обрывов со снежными узорами нависали высоко — только задирай голову.
     Ванночки-купальни замёрзли, но кое-где вода прорывалась из-подо льда, журчала под снегом — и, при желании, черпануть её ботинком было не сложно.
    Миновав первую теснину под скалами Балан-Кая, скоро мы вышли на большую поляну, где в Балу впадает ручей Мастреиз. Серо-седыми исполинами стояли над ущельем полчища неподвижных сосен… Здесь река была уже вполне полноводна, но так пленивших нас прошлой зимой сосулек у воды было мало — только изредка попадались затейливые ледяные конструкции.
     Перед устьем ущелья нас задержал симпатичный каскадик, живописно окружённый многочисленными валунами, явно когда-то прилетевших с нависающих над головами стен скал Плаки-Кая и Хысыр-Кая.
     Мрачная теснина осталась позади, от неё до знакомых водопадов по нормальной погоде рукой подать, а вот по снегу расстояние кажется больше. Даже запыхались. Самое время и самое место перекусить. Ведь дальше нас ждёт неизвестность. Традиционно прогулки по Уч-Кошу заканчиваются здесь — у так красиво сегодня замёрзшего водопадика.
    
     Некоторые поднимаются к верхнему водопаду — там, вроде как, есть смотровая площадочка с красивым видом. Но зимой этого делать однозначно не стоит. Вот и мы ограничились любованием ледяными струями верхнего каскада от его подножия. Даже геокэшерский тайник не стали искать на заснеженных склонах — скользко и мокро. И вернулись к руслу реки.
    Дальнейший наш путь Вверх — туда, где мы не бывали ещё ни разу. Но почти на каждом сайте, описывающем учкошские тропы, написано, что «дальше по ущелью можно выйти на яйлу». Интересно, хоть один из авторов пытался? Собрать бы всех бездумно цитирующих чужие тексты и отправить гурьбой Вверх!
     Выше водопадов нас ждала каменная осыпь — пройденная, впрочем, без особого труда. Но чем дальше мы продвигались по руслу, тем более непростым делался путь. Каменные завалы под снегом, скрытая под снегом река, норовивший проломиться под ногой засыпанный снегом лёд… Здесь всё было неверным, и приходилось расчищать снег и прощупывать путь перед каждым шагом.
 
 
     Однажды мы пошли по собачьим следам — и, попетляв по реке с берега на берег, их цепочка увела нас с русла вверх, на крутой склон оврага. Собака вела нас неплохой тропой. Она явно была в теме местного ландшафта, и некоторое время мы шли над руслом, обходя все его сложности и преграды. Хотя не всегда там, где прошла собака, так же просто было пройти людям. В одном месте пришлось карабкаться вверх по склону, огибая каменную стену с очередным водопадиком. Кое-как, цепляясь руками и коленями, рискуя сорваться и уехать вниз.
 
     Но в конце концов следы вновь вернулись к реке — и, преодолев её, устремились вверх по другому берегу. Ни такой крутой подъём, ни новое направление определённо не вписывались в наши планы. И мы снова пошли по камням русла.
     Это был слишком медленный и опасный путь. Ущелье петляло и выглядело бесконечным. Навигатор показывал, что оставшиеся нам полтора километра по прямой упрямо не хотят сокращаться. Из-за отсутствия этой самой прямой. Время отчаянно поджимало. Камни, сплошным хаосом заваливавшие русло, делались всё крупнее, всё непреодолимей. Приходилось надолго задумываться, чтобы сделать шаг. А до сумерек оставалось всего ничего.
     Самое разумное было бы вернуться по руслу до водозабора, откуда можно было бы подняться к кордону «Красный камень», но ведь яйла кажется такой близкой! Западный склон, куда убежала тропившая нам ниже путь животина, казался вертикальной стеной. А вот восточный выглядел положе и сулил скорый выход на Никитскую яйлу. С мечтами о прогулке по яйле и спуске по Стиле-Богазу мы уже простились, единственный вариант — искать Романовское шоссе. И тогда мы решились на рывок — штурмовать заснеженный склон…
     А там нас ждал неприятный сюрприз. Под безобидным снежком на склоне скрывался сплошной лёд — следы былой оттепели. И вот тут-то сделалось по-настоящему неуютно. Нет, паниковать, конечно, мы не стали, но от мысли, что придётся в темноте продираться вверх по скользким скалам, стало немного страшновато. Натянули на ботинки резинки с шипами, но по такому льду это игрушки — тут нужны настоящие «кошки». Мы скользили, цеплялись за ветки и торчащие из снега корни — но там, где не было ни веток ни корней, удержаться на склоне было невозможно. И висели над ущельем, понимая, что времени спускаться назад у нас уже нет. Да и едва ли нам удалось бы спуститься. Очень хотелось ледоруб!
     Над нами возвышалась стенка из обледеневших камней, бесконечная и абсолютно непреодолимая. Разглядели в одном месте разрыв, похожий снизу на «калитку» - доползли до неё и зависли у последнего дерева. Дальше несколько метров довольно пологого склона, но без единой зацепки. Попытались прорубать во льду подобие ступенек, однако быстро бросили это занятие — одно неверное движение и вместо пяти метров вверх — скоростной спуск на десятки метров вниз. Но наверх надо по-любому. И как можно быстрее. Сумерки подгоняют. Но и рисковать бездумно не стоит. Мы, прочищая себе руками путь в снегу для каждого шага, двинулись по козырьку вдоль каменной стенки — впиваясь в неё замёрзшими пальцами, лишь бы не оступиться и не свалиться вниз. И вот стена делает поворот — небольшой пологий проход между скальными ступенями на склон выше. И — нежданное везенье — обрыв стенки загорожен упавшим деревом, как будто бортиком. Собрав всю свою волю в кулак и буквально вгрызаясь всем телом в грунт, мы, запретив себе бояться, вскарабкались-таки над камнями к спасительному сосновому лесу…
     Смеркалось. Над нами по-прежнему был крутой заснеженный склон. Но теперь под снегом не было льда, камни не преграждали пути. И мы, как могли быстро, продолжили карабкаться вверх. В снежной целине попались следы косули, и мы пошли по следам, ныряя под сосновые ветки — пока косуля не свернула с нужного нам направления вправо и вниз. Но нам оставалось уже немного. И вот мы вывалились наверх, на Никитскую яйлу…
     Сумерки переходили в ночь. Вокруг нас расстилались почти невидимые впотьмах заповедные просторы, рядами стояли белые от инея и снега сосны. Было отчаянно жаль, что не удалось увидеть всего этого хотя бы на полчаса пораньше. Густая синева затапливала удивительный пейзаж. Белела вокруг снежная целина. А ещё — здесь было ТИХО. Так тихо, что хотелось задержать дыхание… Ни звука, ни ветерка… О том, чтобы вернуться намеченной тропой вдоль газопровода, не могло быть и речи. Андрей повозился с навигатором — и сообщил, что Романовская дорога где-то близко. И что пути по ней вниз — 18 километров…
     Что ж, 18 километров — это всё же по ровной дороге, без камней и пропастей. Правда, по дороге заповедной и запретной… Но выбора у нас не было. Мы пошли по целине, с каждым шагом проваливаясь в снег и погружаясь в ночь. И вскоре увидели внизу ровную полосу дороги…
     У обочины под сосной мы переоделись, нацепили снятые при подъёме вещи. Правда, варежки превратились после подъёма в обледенелые доспехи, но в масштабах нашего странствия это была уже сущая ерунда… Мир вокруг окончательно погрузился во тьму. Мы хлебнули горячего чайку из термоса, водрузили на лбы фонарики, и вооружившись терпением — начали путь по заповедной Дороге.
     Где-то совсем недалеко осталась позади Беседка Ветров — увы, не увиденная. Посветил розоватым заревом Гурзуф. Призраком вынырнул из тьмы у обочины синий шар на белом постаменте — высшая точка дороги «Никитский перевал», 1448 м н.у.м.
     Небеса над нами нежданным образом очистились от туч, и оттуда, из бархатной черноты, высыпали бессчётные точки ярких звёзд. Множество звёзд, целое море звёзд, пенящееся полосой Млечного пути. Волшебное небо, запредельное небо. Заповедное небо… Обнаружилось вдруг, что ловит связь мобильный, тут же позвонили домой и друзьям — мы в порядке. Вот только планы на завтра надо менять. Впереди 18 километров ночного пути, и ясно было, что на завтрашний день надо придумать более щадящую программу… Мы шли, поминутно задирая головы к небесам — так, что затекала шея — и наслаждались ночными горами и тишиной. И наблюдали, как выплывают из тьмы таблички, отсчитывающие пройденный путь — километр за километром. Лаяли где-то рядом собаки на кордонах — и мы, зная, что нарушаем заповедный режим, держали в кармане колбасу наготове, на всякий случай… Но кордон за кордоном минули благополучно — то светлыми огнями меж деревьев, то тёмными домами у дороги, потом шумящими псами в лесу. И неизменным запахом из печных труб... Сияла странным зеленоватым нефритовым светом Ялта — длинной полосой меж гор. И небо над ней светилось, и было ещё ой как далеко идти. Под снегом попадался гладкий как стекло лёд. Дорога ныряла в лес, и тогда сквозь ветви над ней острыми иглами кололся свет звёзд, и это было нереально красиво…
     Больше всего мы опасались Грушевого кордона — на границе заповедника. Пару раз мы бывали на экскурсии по Романовской дороге, и Грушевка запомнилась высоким забором и мощными воротами на выезде. Кто ж нам их откроет? За пару километров до кордона на дороге вспыхнул свет фар. За рулём оказался егерь, и был он на удивление дружелюбным и вообще каким-то светлым. Пожурил нас за Уч-Кош («а в Уч-Кош ходить не надо!»), побеспокоился, дойдём ли мы («вам только до Грушевки ещё километра два!»). А услышав, что мы уже прошли 14, так что пара километров — это ерунда, слегка опешил, переваривая масштабность нашего нарушения. «Да ладно, я же вижу, что вы не хулиганы. А вообще — нельзя тут ходить!» Мы ещё раз извинились — ну правда, не хотели, форс-мажор получился… И распрощались с нашим новым знакомым. Счастливого тебе пути, добрый человек! Да и вообще — всего счастливого!
     А на Грушевом кордоне оказалось всё совсем просто. Ворота, конечно, закрыты, но рядом калитка. Сняли с петли тяжёлую цепь, вышли, да обратно повесили. И всё. Вот мы и за пределами заповедника!
     Можно на радостях и по глотку чая у родничка! Да похрустеть сладким льдом замёрзшего ситро. Теперь — пару километров до Долоссов и ещё столько же до Массандры.
     Жаль, не хватило у нас соображения вызвать такси прямо в Массандру. Дотопали пешком аж до Ялты, но на пустынной автостанции вызвали-таки такси… Что ж, вот путешествие вышло — так путешествие! Может, и не слишком фотогеничное — зато эмоций и воспоминаний выше крыши!


4 января 2016 г.





Tags: Крым, Рождественские встречи, Уч-Кош, Ялта, горы, зима
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…