Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Рождественские встречи

     Рождественское утро Ялта встретила без дождя. Ну, почти…
    Само по себе это уже выглядело обнадёживающе — учитывая накрывшую Крым глобальную сырость. И Лена, разглядев на небе некое подобие неоднородности облаков, устремилась на набережную в надежде на рассвет. Остальная ж часть компании, высунув головы в окно, решила носы не мочить, а использовать эту небольшую паузу, чтобы немножко отдохнуть и привести себя в порядок. Тем более, что мы ждали друзей из Севастополя, и день обещал насыщенную культурную программу с прогулками и художественными галереями…

     Рассвета Лене, конечно же, «не показали». Но с утренней прогулки она всё равно вернулась довольной. Море шуршало камешками, кричали чайки, чёрными тучами летали бакланы. Наслаждаясь солёным воздухом и ностальгически поглядывая вокруг, Лена прошлась по набережной до фонтана. У причала толпились рыбаки, дальше за ограждением вовсю кипела подготовка Рождественской деревни. Уже раскладывали в палатках дрова, вкусно пахло дымом, красовались многообещающие таблички с поимнованиями блюд и напитков. У стен больших крытых павильонов красовались в обрамлении брикетов сена яркие вертепы. Возвышалась новогодняя ёлка, в фонтане — не работающем — обосновались забавные музыканты-снеговики, обещавшие в ночи загореться разноцветными лампочками…
     А на стене у моря, к весёлому удивлению Лены, обнаружился внушительных размеров портрет Самого — в военной форме и чёрных очках, на фоне голубых небес и самолёта, оставляющего в небе триколорный след. В уголке граффити белел тэг «Наш».
     Небо над морем светилось жёлто-розовой полосой, и здорово выглядели на этом фоне качающиеся на тёмной воде яхты. Но с гор уже наползали угрожающие свинцовые тучи. Они быстро глотали прояснившееся было небо, и вскоре крупные капли застучали по плитам набережной. Пришлось начать движение к дому — и с заметным ускорением, поскольку редкий дождик не замедлил сделаться полноценным ливнем.
     Дома Лена с восторгом застала Катю в новом образе — с роскошной, спадающей волнами копной волос — и потребовала этот образ немедленно запечатлеть. Чем мы все с энтузиазмом и занялись у открытого окна на кухне. Сразу вспомнилось, что год назад у этого самого окна прямо перед изумлёнными нами бегала местная белка… Стоило её помянуть — как она тут же и обнаружилась на соседнем дереве. Естественно, про Катю тут же забыли — на фотоаппарат тут же был установлен телевик — ну ведь БЕЛКА же! Прямо под окном. В общем, время до намеченной встречи пролетело незаметно.
     К тому же и дождь закончился. Ну, почти… Когда мы снова вышли из дому, вокруг было сыро, но по крайней мере с неба ничего не лилось — так, слегка моросило. Мы немного подождали Олю с Валерой на нашем перекрёстке — но вскоре выяснилось, что они, как законопослушные граждане, тщетно ждали маршрутку на остановке, пройдя мимо их традиционной посадки. По телефону мы скоординировали друзей — а сами переместились встречать севастопольцев на остановку.
     Для начала мы решили сходить в выставочный зал Союза художников. Там проходила традиционная рождественская выставка работ крымских художников. Причём, совместно с выставкой крымских ювелиров. И пока Андрей с Валерой осматривали все залы Союза, женская часть потерялась в россыпях камней и самоцветов…




     Но одна картина привлекла всеобщее внимание и неожиданно задала тональность нашей дальнейшей прогулки. В понравившемся Оле здании на холсте Андрей узнал греческий дом, подаривший нам прошлой зимой неожиданно интересную историю. Помните?
     Возникла высоко над улицей ротонда, вечереющее небо светилось в просветах колонн. Удивлённые, мы шли по улице Кирова, и оказалось, что ротонда венчает угол старого дома необычной архитектуры. И пока мы снимали дом, нас приметил с другой стороны улицы подвыпивший местный житель. И принялся рассказывать, что в этих местах снимался фильм «Шестой». И что дом этот греческий, принадлежал греку, уехавшему за границу после революции. И что хозяин, очень свой дом любивший, властям новой России долго слал деньги на его содержание. Но куда девались эти деньги — неведомо, а дом содержала на свои средства бывшая горничная грека, проживавшая неподалёку. Она умерла четыре года назад, и с той поры дом был кому-то продан, и теперь там сдаются номера… Мы выслушали историю по кругу раз пять или шесть, а потом спешно эвакуировались от словоохотливого экскурсовода вниз вдоль дома — туда, где, как он говорил, растёт дерево во дворе дома. На фрагмент кованой ограды, которую ещё Пушкин в руках держал — теперь хранящийся у него дома — сговорились поглядеть как-нибудь в другой раз.
     Никто из наших гостей прежде в этих кварталах не бывал и дома этого, конечно же, не видел. Вот и маршрут прогулки обрисовался! Погода нам благоволила, небеса над изрядно отсыревшей Ялтой по-прежнему воздерживались от дождя — и наша компания, болтая и любуясь окрестностями, направилась по Пушкинскому бульвару к «Спартаку». Маршрут решили слегка изменить — пойти не по Кирова, а, пройдя немного вдоль речки, перед баней свернуть вверх к живописному Крутому переулку…

     Дом выплывал из узких уличных лабиринтов неспешно, словно большой причудливый корабль, разворачиваясь к нам то одним, то другим бортом. Он был сложен, эклектичен, словно срез нескольких эпох в глубинах исторического грунта. Чего здесь только не напластовалось… Каждый уголок его был маленький шедевр человеческого быта. Если б не помойки вокруг — он был бы идеален. Но наша компания умеет фильтровать мусор. Мы открывали в очередной раз свой Город, мы дофантазировали и дорисовывали, и радовались хором своим придумкам. И ещё — очень радовались тому, что восприятие наше звучало редкостным унисоном. Даже когда укладывалось в пару лаконичных слов. Вроде Валериного: «Да что ж так хорошо-то?..» Прекрасные тёмные кипарисы были словно камертоны нашего настроения, и в конце концов: что такое были бы старые улочки без этой объединяющей волны? А так — пасмурный Город превратился для нас в праздник!

     Мы смаковали каждое крылечко, каждое окошко, каждого кота на крыше. И так, слово за слово, окошко за окошко, двигались потихоньку по улице Кирова. И опять ныряли в переулки, любовались старыми домами, общались с какими-то кошками…


     С улицы Чехова вышли на набережную, и заглянули на виллу «Елена» в галерею «Почерк». Правда, ожидаемой рождественской выставки мы там не обнаружили — на три дня там срочно сменили экспозицию. Как раз накануне, в сочельник, состоялось открытие юбилейной блиц-выставки Заслуженного художника Крыма Сергея Милокумова.
     В поисках уютного уголка для обеда дошли до Рождественской деревни, но тамошняя шумная атмосфера совершенно не подходила для общения, и мы поспешно оттуда убежали.
     И обосновались в столовой над бывшим Сбербанком… К сожалению, времени до расставания оставалось совсем мало — билеты домой у наших гостей были уже куплены. Встречаясь с Валерой и Олей, мы всегда чувствуем, что времени недостаточно, мы всё никак не можем наговориться, и расставаться всегда жаль. И вот уже надо было спешить на автовокзал, откуда нашим друзьям предстоял долгий путь до Севастополя…
    Мы приехали на вокзал, и небеса решили наконец, что с нас довольно сухой погоды. Стоило Оле и Валере шагнуть в автобус, как снова полил дождик. Мы помахали отъезжающему автобусу, сфотографировали расписание автобусов до Алушты на завтра. Заодно купили предварительно билеты до аэропорта на обратную дорогу. И поскакали по лужам к дому.
     Впрочем, мы не смогли просто пойти домой. И вот мы снова на набережной, гуляем вдоль моря и любуемся аллеей с сияющими разноцветными огнями зонтиками (на генераторах, вопреки всему!). Поснимали Катерину на фоне вновь выросших до фонарей пенистых волн… А напоследок — забрели-таки в развесёлую Рождественскую деревню, купили шашлыка и вина у отвязных зайцев, потешно пританцовывающих под орущую со сцены музыку. И успели немного поглядеть — под шашлык — как девицы кидают со сцены в толпу сапог в поисках ряженого-суженого…
     В общем, хлебнули праздника по полной. Теперь можно было уже двигаться к дому, готовиться к предстоящей ранней побудке… На завтра синоптики грозили Ялте надоевшими дождями. И мы собирались попытать счастья на Демирджи. Планировалась попытка к бегству от непогоды…
7 января 2016 г.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...


Tags: Крым, Рождественские встречи, Ялта, город, живопись
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…