Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Долина Марии

     Давненько мы не были в Чуфут-Кале — аж восемь лет — вспоминали мы, когда размышляли, куда бы сбежать от надоевшего севастопольского дождя. Вот ведь попали! Вроде и раньше бывали в Крыму в конце мая, но такой сезон дождей не припомним… Может, в Бахчисарае погодка получше — всё-таки три десятка километров от моря. К тому же — в солнечную погоду мы там как раз были. И привезли на удивление мало фотографий, как выяснилось. Может быть пасмурное небо придаст древними камнями особую фотогеничность, рассуждали мы. И оказались правы!

     Утром нас провожала прижившаяся у нас кошка, привыкшая за последние мокрые дни, что мы часто бываем дома… И небо в окне отражалось скорее голубое, чем серое — надежда на хороший день.
     До сих пор переживаем, что автовокзал в Бахчисарае перенесли на окраину города — раньше так удобно было: хочешь на электричке путешествуй, хочешь — на автобусе. Всё было в одном месте. В общем, на новый автовокзал мы вообще, наверное, приехали впервые. И следом за толпой забились в первую попавшуюся маршрутку, тем более, что на ней тоже, кажется, было написано «Староселье». Оказалось, надо читать внимательнее — есть маршрутки с конечной «Новый город» и с конечной «Старый город». И даже остановок на автовокзале, как вечером выяснилось, две. В общем, нас сначала отвезли на окраину Бахчисарая, где, к счастью, оказалась и конечная нужного нам автобуса. Так, нарезав по городу пару кругов, часов в одиннадцать мы наконец-то высадились в Староселье у начала туристической дороги к Чуфут-Кале по живописной долине Марии — Марьям-Дере.
     Было по-предсказанному пасмурно и влажно — и по-предполагаемому красиво. Почти всё ущелье занимает внушительно разросшийся за последние годы Святоуспенский мужской монастырь. От суеты туристической тропы, ведущей по его территории он отгородился теперь внушительными воротами и стенами. У главной церкви монастыря во имя Успения Богородицы и у источника ныне дежурят казаки, бдительно следя за праздными туристами и указывая им, куда снимать можно, а куда не надо. Вот снимать новый дом-дворец настоятеля лучше не надо. По крайней мере, с той стороны, куда выходят его окна. Такое внимание со стороны охраны, а также громадная по площади стройка, капитальные заборы, закрывающие проход в ущелье к новым храмам — всё это как-то не способствует позитивному и умиротворённому восприятию этого исторического места.
     Меж тем, Успенский монастырь — один их старейших в Крыму. Точных данных о времени его возникновения нет, но предположительно он был основан на рубеже VIII — IX веков, когда в Крыму появились иконопочитатели — монахи и миряне, бежавшие из Византии после церковного Собора 754 г. Тут они селились в горах, создавая пещерные монастыри, одним из которых и был Святоуспенский. После захвата полуострова золотоордынцами многие монастыри прекратили свое существование. Успенский же сохранился и с XV в. стал центром православия в Крыму. Просуществовал он до 1778 г., когда из Крыма в Приазовье русским правительством была переселена основная масса христианского населения и монастырь опустел. С 1850 г. началось постепенное возрождение крымских христианских монастырей; после реставрации был открыт и православный Успенский скит. Во время Крымской войны в нём располагался госпиталь, на старинном монастырском кладбище есть захоронения умерших здесь участников Севастопольской обороны. Успенский Бахчисарайский скит понемногу отстраивался, и к началу XX в. представлял собой уже значительный комплекс, состоявший из пяти церквей, часовен и многих монастырских зданий. В 1921 г. монастырь был закрыт, вновь постепенно пришёл в полное запустение, стал разрушаться. И только в 1993 г. была проведена реставрация церкви во имя Успения Богородицы и обустроился мужской монастырь. (Гармаш П.Е. Путеводитель по Крыму. 1996)
     Очень похоже, что нынешние обитатели вознамерились восстановить дореволюционный облик монастыря, а может и вовсе отстроятся по современным потребностям, коих, судя по всему, немало…
     Заборы и таблички «вход воспрещен» скрывают от туристических глаз очень интересную монастырскую достопримечательность — потайную лестницу. Даже не знаем, можно ли к ней сейчас пройти — мы-то там не были с 2008 г. Дело в том, что лестница находится в десяти шагах от верхних монастырских построек, а чтобы пройти к ней, необходимо пройти по дороге, ведущей к дому настоятеля, что монахами не приветствуется. Можно просто пройти прямиком через лес в гору к каменной стене, если есть навигатор и координаты лестницы. Причём, на расстоянии трёх метров от скалы лестница всё равно не видна. В горку идти немного, но крутенько, а главное — скользко. В такую сырую погоду мы не рискнули. А вообще, конечно, интересно посмотреть на размах обновлённого монастыря сверху. Впрочем, пусть достроят — есть повод вернуться…

     А пока, пройдясь вдоль нового забора с любопытными орнаментами, мы подошли к воротам текие дервишей Газы Мансур. Кажется, в наши первые приезды ворота были закрыты — почему-то мы никогда сюда не заходили. А сейчас решили не проходить мимо. Тем более, там теперь есть геокэщерский тайничок (TR/16948).
     Дервиши — члены суфийского ордена. Давая обет бедности и воздержания, они обычно жили в братствах, которые располагались в особых местах, называвшихся такийа (текие) или ханака. Отличительной особенностью дервиша было отсутствие собственности. Если дервиш не жил в нищете, то он компенсировал это щедростью и гостеприимством, когда он готов был всё отдать своему гостю, не оставляя ничего ни для себя, ни даже для своей семьи. Буквально «дервиш» означает — «тот, кто стремится в двери» — двери между плотской и духовной жизнью, между скоротечным и вечным...

     Мы поднялись на заросший густым лесом склон — и отыскали остатки средневекового кладбища. Надо сказать, не многое тут сохранилось: несколько надгробий, угадывающиеся основания стен... По преданиям, текие построил Менгли-Гирей на том месте, где были убиты и похоронены три дервиша: Гази Мансур, Ших Халим и Ших Рамаза. О личности Гази Мансура писал Эвлия Челеби: «Находится там большая гробница шейха Мансура из Медины. Это был один из благородных товарищей господина Пророка… Богобоязненный шейх Мансур умер потом во время битвы за этот замок Гевхекерман (Чуфут-Кале) и остался погребенным… Великолепная постройка, в которой он покоится, привлекает большие толпы паломников». Привлекала... Остался лишь священный колодец, который когда-то был разрушен вместе с текие и завален камнями. Но несколько лет назад его очистили, достав с шестнадцатиметровой глубины все валуны. Сейчас колодец сух — но на удивление сохрАнен. То ли его хорошо отреставрировали, то ли он был так плотно засыпан камнями, что не пострадал от времени, не обрушился...
     У колодца мы взяли кэш — и вернулись на тропу, расцвеченную пёстрыми лотками сувенирщиков. Покинув долину Марии, мы вошли в долину Иосафатову. В её верховьях есть ещё одно старинное кладбище — Балта Тиймез. Дорога, ведущая к воротам кладбища, давно заросла кустарником и деревьями, сохранившись лишь местами.
     На кладбище растут вековые дубы, которым караимы поклоняются ещё с давних времен. Несмотря на исповедание со второй половины VIII века предками караимов хазарами караизма, то есть Ветхого Завета, у них вплоть до XIX века сохранялся языческий обычай поклоняться священным деревьям. Во время засухи караимское духовенство во главе народа выходило из кенассы со свитком Ветхого Завета и направлялось на родовое кладбище вблизи Джуфт-Кале (Чуфут-Кале), где они росли. Там проводились молебны, во время которых просили Бога Тенгри послать живительный дождь. Караимам строго запрещалось вырубать дубы. Они свято верили в их помощь и защиту от всяких несчастий. Многие загадывали возле них сокровенные желания. Отсюда и возникло название кладбища Балта Тиймез — «Топор не коснётся».
     Удивительно атмосферное, даже немного жутковатое место, где в тишине время от времени раздаётся скрипучий плач старых деревьев. Пару раз мы приходили сюда, но показать почти и не можем — даже десятка кадров не отсняли. Как-то там не до этого.
  
     В этот раз нам тоже хотелось зайти на это кладбище на обратном пути, но погода смешала наши планы... Пока же наш путь лежал по крутому подъёму к потайным воротам старой «Иудейской крепости» — Чуфут-Кале.

Бахчисарай, 30 мая 2015 г.




Tags: Крым, Сезон дождей, Чуфут-Кале
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments