Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Бермудский треугольник

     Раз уж мы притащили с собой в Севастополь прошлой весной палатку и спальники, то, невзирая на настигший нас сезон дождей, всё равно хотели использовать их по назначению. Нам уже удалось заночевать на Юркиных скалах и прогуляться из Байдар на Мангуп. Настал черёд осуществить давнюю задумку — покорить гору Сарпаха над Байдарской долиной. Вроде никаких особо примечательных видов эта вершина не сулила, но когда-то давно мы прочитали рассказ «Сборная Глобуса» на сайте «Этот Чарующий Крым», и уж очень памятным осталось послевкусие приключения после прочтения этих дневников.
     И вот наконец ранним утром 4 июня 2015 г. мы прибыли на автостанцию на пятом километре, чтобы отправиться в село Родниковское. Там начался задуманный нами маршрут. Полные предвкушений, мы погрузились в автобус, и он повёз нас в полные ностальгических воспоминаний просторы Байдарской долины — зелёные, щедро украшенные ромашками, в обрамлении синих гор. Светило солнце, и настроение наше было самым радужным…


А просто пять копеек с пятого километра…

     Высадившись в Родниковском, мы первым делом заглянули в магазин, где застали подзабытое уже действо — люди ждали хлеб. И аккурат к нашему прибытию его завезли. Так что, чтобы купить мороженого на завтрак и холодной минералки в дорогу, пришлось постоять в очереди! Уплетая добытое мороженое, мы бодро зашагали сперва по дороге вверх, мимо заборов и одноэтажных домиков, а потом — памятной грунтовкой над обрывами. Снимать на этой дороге особо нечего (хотя мы, конечно, снимали), но идти по ней как-то азартно и атмосферно! Солнце яркими полосами светилось на дороге, цвели белым цветом кусты и деревья… Лепота!
     На дороге нас обгоняли и хлебовозка, и ещё машины с рабочими, ехавшими в Колхозное, меж тем сам посёлок показался нам абсолютно безлюдным. Нас окружали пасторальные просторы долины Узунджи — с ромашковыми полями и пасущимися лошадьми. Манили налево тропки — к речке, в ущелье. Но нам надо было двигаться прямо, избегая при этом преждевременных поворотов направо. Где-то там, в недрах урочища Домуз-Хоба, нам предстояло отыскать тропу к Сарпахе…
     Через чудную цветочную полянку заросшая грунтовка вела в лес. Звенели у лесного порога круглыми листочками осинки. Завлекали, звали войти. И мы с солнечного блюдца поляны нырнули в тёмные владения буков.
     А потом наконец начался подъём. Мы взбирались всё выше, искали тропу по примятой траве среди камней да по каменным турам. Находили — и опять теряли среди можжевельников. Но продолжали взбираться вверх. Вот и Байдарская долина понемногу начала открываться внизу. Причудливыми изгибами заголубело водохранилище. Небеса украсились белыми облаками, и мы останавливались, любуясь и фотографируя. Островки тени принялись набегать на солнечные склоны, делая ландшафт ещё интереснее и многоплановей.
     Мы лезли вверх, понемногу осознавая местную географию. Вот уже видна Сарпаха слева — по ту сторону ущелья. До неё еще кружить и кружить по исчезающим тропинкам. Изначально мы планировали разбить на Сарпахе лагерь и переночевать, чтобы на следующий день отправиться вглубь Ай-Петринской яйлы. Но, во-первых, впереди было ещё полдня — рановато разбивать лагерь. А во-вторых, отсюда, с горы Яны-Кыл (1096 м), лысая Сарпаха (которая ещё и чуть ниже — 1065 м) нам как-то не глянулась. А вот наша гора нам нравилась! Нравилось, какие виды открываются с неё. Нравилось, что небо впереди темнело, сияя проблесками белых облачных боков. Пейзаж обретал восхитительную патетичность, навевая ассоциации с картинами Богаевского. Деревца, то тут то там изящно подчёркивающие ландшафт, усиливали сходство. Они словно сошли с живописных полотен — равно как и хмурящееся фактурными тучами небо. По склонам гор двигались, сменяя друг друга, тень и изумрудно-туманный свет, тёмные зловещие полосы протянулись от облачности к горизонту. Красота всерьёз начинала грозить неприятностями…
     Мы, конечно, ещё довольно долго скакали под грозовыми небесами, восторгаясь и фотографируя — а по ложбинам меж гор уже приближались матовые зоны невидимости, и где-то на грани неба и скал тьма вспыхивала зарницами. И, разумеется, мы дождались-таки дождя. Крупные капли падали из туч, а мы скатились под горку, с открытого места под сень густых дерев — схоронились, пережидая. Нам верилось, что горный дождик может быть недолгим. И он в самом деле быстро прошёл, оставив после себя мокрую траву на лужайке. Мы выбрались на брёвнышко — перекусить, есть хотелось уже ощутимо, время было обеденное. Ещё хотелось, правда, выглянуть за выгнутую спину горы — туда, куда ушёл дождь, поглядеть, каково оно там теперь, как преобразились небо и горы… Но карабкаться снова вверх было лень. Да и времени терять не хотелось. Потому как, прикинув расстояния и интересности в округе, и учитывая окружающее нас ненастье, мы решили не углубляться в яйлу, а двигаться по 45-му маршруту к Ат-Башу. Там и переночевать уютно, если погода позволит — а не позволит, так и вниз спуститься комфортнее всего…
     Но только мы пустились в путь, как вдруг снова пошёл дождь.
     Он пошёл сперва не очень споро, закапал себе понемногу. Мы как раз вошли в густой лес, тёмный, без травы. Высоченные деревья прочно скрывали землю своими кронами от всего, что падало с неба — и от света, и от воды — и мы решили, что торопиться не стоит, постоим, переждём. Впереди маячил просвет полянки, там шёл дождь, а мы под деревьями чувствовали себя в безопасности… Так мы думали — и так мы друг другу сказали.
     Не стоило нам произносить таких слов. Словно в ответ откуда-то сверху обрушилось! Именно обрушилось — стремительно, навылет. Сквозь только что казавшуюся такой надёжной густую листву… Кроны прошибло насквозь, в один миг промочило лес, застучало по плечам, по надетыми на тонкие рубашки дождевиками, потекло за шкирку, в рюкзаки, в землю под ногами. Хлёсткие удары были ледяными, и мы вдруг обнаружили, что стоим под градом, и всё вокруг мокрое, земля в белых горошинах… Полыхнула беззвучная жёсткая молния. И грохнул гром. Ух как он грохнул! Оглушительно, страшно. Раз, другой, всё ближе. Прямо над головой — да так, что Лена взвизгнула совсем на девчачий манер.
     Это был самый эпицентр грозы. Эпицентр той мрачной красоты, которой мы любовались так недавно. Гроза бушевала так, что хотелось то ли сжаться в комок, то ли зарыться по уши в землю. Ни то, ни другое в данном случае смысла не имело. И мы просто стояли столбами среди ледяных потоков, и ждали. В конце концов гроза ушла в сторону. Остался дождь и мир, полный чавкающей воды. Мы высунули носы из лесу — в белёсое марево дождевых струй. Иллюзии насчёт быстротечности горных дождиков таяли на глазах. Мы вздохнули — и двинулись по превратившейся в мокрое месиво грунтовке.
     В ботинках чавкала вода, ноги сразу же намокли выше колен. Но зато вокруг образовалась особенная красота. Стоило дождю чуть ослабнуть, и мир вокруг сделался отчаянно-зелёным. Сочно зелёным, и в зелени травы попадались то крымские сиреневые васильки, то странные фиолетовые цветы с четырьмя лепестками вокруг пушистого жёлтого кулачка — будто бы поджатых паучьих лапок. Какой только экзотики не встретишь в весенних горах Крыма…
     Дождик меж тем совсем перестал, проглянуло даже синее небо, замаячило солнце, и от лужаек немедля начала подниматься жаркая влажная дымка. На зелёном склоне под грушей паслись рыжей масти лошади — крепкие, коренастые как на подбор. Они словно по команде подняли на нас удивлённые морды и проводили нас озадаченными взглядами — уморительно похожие и серьёзные.
     Мы шли раскисшей грунтовкой, наслаждаясь свежим мокрым воздухом и пейзажами, полными сочных весенних красок. Дорога петляла меж полян с молодой травой и сосновых перелесочков. Груши уже отцвели — зато вовсю цвёл душистыми цветами боярышник. На пушистых сосновых лапах густо росли нарядные трогательные шишки. Мир вокруг был прекрасен.
     Но радость радостью — а странствовали мы всё же по яйле. Этого не следовало забывать, ибо за видимой безобидностью яйлы всегда скрываются сюрпризы. Ни один путь тут не ведёт прямо, карст коварен, и манящая плоскость обманчива. Позже Саша рассказывал нам, что местность эту называют в народе Бермудским треугольником. А пока мы шагали грунтовкой, понемногу приближаясь к месту, где с неё нужно свернуть, ибо ведёт она вовсе не туда, куда надо нам. Мы проверили изгиб дороги в одну сторону, потом в другую, потом поискали на мокрой лужайке справа от дороги, но отмеченного на карте перекрёстка, где 45-й маршрут с грунтовки прыгает на тропинку, так и не нашли. Пришлось сворачивать на бездорожье… Это была совсем не радостная новость. Ноги наши едва успели подсохнуть, а трава была мокрой. К тому же с небес по-новой принялся сыпать дождик. Синеву затянуло лиловыми тучами. И, вздохнув, мы нырнули в сырую обочину.
     Тут-то и началось единоборство с обманчивым ландшафтом. Со всеми прелестями яйлы: с камнями в траве, с равнинами, обрывающимися внезапно в высоченные скальники. Мы шли по навигатору, и вломились в лес. Где-то в его недрах таилась тропка, узенькая стёжка, ведущая в верном направлении. Но её ещё надо было найти! А пока — мы намокли почти по пояс, поскальзывались на камнях, вывернутых из земли кабанами (ну и силища! здоровенные каменюки — дыбом, на попа!)… Лес — полянка — овраг — лес… Где-то там, в одном из оврагов, спрятался Татьянин грот, где мы были неделю назад. Это была надежда — ведь в навигаторе остались его координаты! А где грот — там и тропа!
     И Андрей отыскал грот! Теперь у нас была тропа, оставалось только топать по ней до самого перевала Эски-Богаз. Обрывистые края Ат-Баша иной раз мелькали ориентиром вдалеке, когда случались прогалы в лесу. Там было красиво, над туманно-зелёной спиной горы висели густые синие небеса, плавали белые облака и темнели великолепные тучи. Увы, погода не обещала нам солнечных прелестей. Близился конец светового дня, и мы спешили успеть к Ат-Башу до темноты. Хотелось поскорее разбить палатку, стащить с себя мокрые вещи и согреться в тёплых спальниках.
     Мы вынырнули из леса на тропку, траверсящую склон вдоль просторной зелёной долины. В её изумрудной чаше светился оранжевым пятном экскаватор, белел маленький домик среди камней, и огромное облако с розовато-палевыми боками простиралось через необъятный небосвод. Это было безумно красиво. Внизу, в глубине долины, кто-то вдруг гаркнул пугающе-громко, заорал: «Эй!». Кто-то кого-то там звал, там явно была жизнь… Мы поспешили по тропке дальше, видение тёплой палатки уже манило нас.
     Шум в Беш-Текте отпугнул нас, и мы решили остановиться не доходя Ат-Баша — прямо у перевала Эски-Богаз. Здесь было так же мокро, как и во всём окружающем пространстве. Мы выбрали площадку с костровищем, развесили мокрые вещи на сучьях и ветвях сосен. При ревизии рюкзака выяснилось, что Ленин спальник наполовину промок. Неприятный сюрприз — но делать было нечего. Палатка была расставлена, и Лена живо нырнула внутрь — вить гнездо.
     Но это был не конец приключений. Когда Лена высунула наконец нос из палатки — вынуть мокрую одежду — Андрей встретил её словами: «Готовься!» «К чему?» — обречённо поинтересовалась Лена. «К дождю!»
     И вправду — по небу у обрывов неслись стремительные низкие тучи, ветер принялся терзать палатку. Похоже было, что надвигалась новая буря. Надо было срочно перебазироваться в глубину сосняка, подальше от обрывов и ветра — не то мы рисковали улететь в эти самые обрывы, не успев заснуть… Ругаясь сквозь зубы, Лена сунула босые ноги в ледяные мокрые кроссовки. Р-раз! Палатка, подхваченная за углы, в несколько скомканных прыжков (натыкаясь спиной на стволы и головой на ветки) переброшена под сосны. Два! Вещи, плащи, одежда, инструменты, еда — собрать, затащить под полог, спрятать от дождя и ветра!
     Уф! Успели! И впритык ведь успели, под первыми крупными дождевыми каплями… Дождь принялся лупить уже всерьёз, но мы были в палатке, мы разворачивали пакеты, мы готовили еду — ну, и водку конечно, это пришлось нынче особенно кстати! Исхитрились даже разжечь горелку под пологом тента, и вскипятить воды, так что были у нас и горячая картошка, и чай! Андрей рапортовал по телефону маме о том, что всё в порядке, мы поели и собираемся спать. А сам поглядывал на потолок палатки, слушал шум ветра и стук дождя — и прикидывал, не проснёмся ли мы в луже? Мы вовсе не были уверены, что палатка выдержит такое испытание. Но усталость, тепло и сытный ужин сделали своё дело. Мы заснули как истые сурки, и до утра не тревожили нас ни дождь, ни завывание ветра в обрывах.

4 июня 2015 г.




Tags: Ат-Баш, Байдары, Крым, Сарпаха, Сезон дождей, Узунджа, горы
Subscribe

  • Приятные воспоминания

    Сегодня ЖЖ удивил очередным нововведением. Теперь здесь, как и на Facebook, есть Воспоминания. Там они меня очень радуют.…

  • Вокруг Поляны МАН

    Утром 9 октября мы, как и запланировали, отправились на Ангарский перевал. Когда проснулись, солнышко уже встало над горизонтом, но…

  • Подземные сказки

    После посещения пещеры Эмине-Баир-Хосар мы планировали спуститься в Мраморную, которая находится совсем рядом с ней — 1,5 км по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Приятные воспоминания

    Сегодня ЖЖ удивил очередным нововведением. Теперь здесь, как и на Facebook, есть Воспоминания. Там они меня очень радуют.…

  • Вокруг Поляны МАН

    Утром 9 октября мы, как и запланировали, отправились на Ангарский перевал. Когда проснулись, солнышко уже встало над горизонтом, но…

  • Подземные сказки

    После посещения пещеры Эмине-Баир-Хосар мы планировали спуститься в Мраморную, которая находится совсем рядом с ней — 1,5 км по…