Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Хроники крымских странствий (часть 3)

          22 июня 2006 г.

Немного релаксации под утро… Когда унимается дискотека на набережной — наступает тишина, и уже можно заснуть. На радостях проспали дольше обычного. День отдыха, как-никак!

Со вкусом завтракаем за столиком, хранящим следы ночной соседской оргии. Загружаемся купальными и солнцезащитными принадлежностями. В путь! Не то чтобы мы забыли про анонсированную релаксацию… Просто до её места ещё надо добраться. Для начала делаем традиционный крюк через центр. Оплачиваем свои будущие экскурсии в экскурсбюро. Попутно соблазняемся на добавочную экскурсию в Зеленогорье. Говорят, там каскады ванночек вдоль русла реки, водопад — и всё это тёплое. Тёплый водопад — это какой-то сюр, но дамочка из бюро так убедительна… К тому же она сама из туристов, даже на Караби ухитрилась заплутать в тумане (не удивительно!), и выбраться из тумана (уже удивительно!), покрытая иглами инея. О как! Короче, поддаёмся её харизме и подписываемся на Зеленогорье.

 

Старый добрый Коктебель

Пробежка по базару (обязательная программа!) — и мы вполне готовы к путешествию. Движемся в Тихую бухту. Компаньоны наши бурчат по поводу странной прелюдии к релаксации. Особенно когда начинаются знакомые овраги в холмах. Овраги, конечно, не подарок, крутоватые — но зато и красот кругом море… Тихая бухта гостеприимна. К нашему приходу освобождается знакомое местечко под деревьями. Сюда и заползаем. Тенёк, ветерок, ветки для развешивания вещей. Теплый песочек и море. Что ещё нужно для полноценного отдыха?

Тихая бухта

День проводим в абсолютной нирване. Дурачимся в воде (совсем уже тёплая!), валяемся в песке, заедаем вино всяческими вкусностями. Отдыхаем до упора — пока в недрах компании не зарождается мысль о том, что и поужинать бы уже неплохо. Сворачиваем наш пикник и отправляемся в обратный путь. И только тогда замечаем, что в природе происходят изменения. На небо наползают облака, плавно переходящие в свинцовую синь. Холмы сияют совсем уж запредельными красками. Коктейль из солнца и синих туч, наложенный на крымскую природу — это что-то! Особенно когда открывается вид на долину внизу. Долина залита сизой дымкой, а из отверстия в тучах исходит свечение, и широким веером выплескиваются матовые лучи. И дальние холмы мерцают нереальным светом. Лёшка глядит в небо и задумчиво выдаёт что-то насчёт живописи и библейских тем. Над Кара-Дагом висит роскошный задник из туч, а море окрашено разноцветными полосами. Созерцая всё это великолепие, мы доходим наконец до знакомой вывески. «Эмине» — как раз то, что нужно! И мы устраиваем себе роскошный ужин на фоне предгрозовых красот. Достойное завершение релаксационного дня!
       
Довольные и расслабленные, бредём к дому. Мимо нас по набережной проводят верблюдицу с верблюжонком. Мы обалдеваем слегка — но толком удивиться не успеваем. Потому что на глаза нам попадается улочка, ведущая на запад. Небо на западе залито розовым светом. И релаксации даётся отбой. Мы вдруг осознаём, какой закат может сулить внезапная перемена погоды. И взлетаем на Тепсень, пугая прохожих, собак и коз. Тепсень — небольшое плато над нашим домом. Оно просто создано для любования закатами. Здесь пустынно: травы, цветы и одинокий домик под красной черепичной крышей. Правильный такой домик, сказочный. Переводим дух. Роскошно-синее небо расчерчено розовыми зигзагами. Солнце садится где-то в тучах, невидимое — но от этого закат только колоритнее. Выхватываем камеры, словно оружие. Навскидку снимаем сине-розовый закат. Над морем разносится гулкий, пугающий рокот. От неожиданности подпрыгиваем, удивленно смотрим на воду. Небо озаряется вспышкой, в горизонт ударяет ослепительная молния. Однако… Похоже, опять надо бежать!

Тепсень

Мы успеваем добраться до дома — когда начинается ливень. Всем ливням ливень! С громом и молниями, с настоящим потопом! А ночью, на медленно обсыхающем балкончике, мы наблюдаем редкостное световое шоу. Таких молний я, пожалуй, не видела никогда. Ночь превращается в день, бухта освещается синим, сиреневым, розовым — вся целиком, и контуры гор рисуются черным на фоне люминесцирующего неба. И мы ещё долго наблюдаем этот непрекращающийся фейерверк — пока не начинают слипаться глаза. Мы уползаем спать, а в окнах по-прежнему сверкают далёкие молнии. И гремит гром, заглушая дискотеку. Интересно, там кто-то танцует даже сейчас?

23 июня 2006 г.

Экскурсия в Новый свет.

Наши опасения относительно вероятной отмены экскурсии не оправдались. Экскурсионное бюро дождя не испугалось. Тем более что в Коктебеле дождь к утру закончился, а в Курортном (как выяснилось) и вовсе не начинался (!). С экскурсоводом нам повезло — приятная внимательная женщина. За группой заботливо следила, что на Голицынской тропе совсем не лишнее. Крутоватая она, эта тропа. И за Юльку я переживала, хотя экскурсовод сообщила, что «потерь на тропе ещё не было». И попутно рассказала историю о трех девушках, перепутавших экскурсию-дегустацию Голицынских вин с Голицынской тропой. Девушки явились на экскурсию в вечерних платьях и туфлях на шпильках. И у них хватило мужества разуться и босиком (!) пройти весь маршрут, и ещё восторгаться красотами тропы. О как! Тропа и в самом деле красива, не зря Голицын тут гулял. Но хотела бы я видеть ноги тех девушек после экскурсии! Хотя — нет, как раз не хотела бы…

Тропа к мысу Чикен

В принципе, что можно возразить людям, утверждающим, что Крым — это камни и море? Да ничего, в общем-то. Голицынская тропа — это тоже камни и море. И ещё — сосны и можжевельники. Видимо, тут дело вкуса. По мне, больше ничего для красоты и не надо. Тропа вьётся по скале вдоль обрыва, постепенно взбираясь вверх. Над синей водой — белые камни. И узловатые ветви пиний с роскошными шапками иголок. И — запах, запах! Этот воздух можно разливать в бутылки. И продавать в лечебных целях. Жаль, что фотки не передают запахов. Впрочем, они и масштабов не передают. Таких, как тут — точно! Это и в видоискатель-то не помещается… «Врата Ада» — узкая щель в камнях. Вход в долину, зажатую со всех сторон циклопическими скалами. Этакие мрачные зубчатые вершины. А в долине — сосны и зелёная трава. И «холодильник» — расщелина в скале, дышащая сырым холодом. И сколопендра (надеюсь, мертвая), свернувшаяся кольцом в каменном очаге посреди поляны… Это уже вторая встреченная нами сколопендра. Бр-р… приятного мало!

Новый Свет

По каменистому подобию тропы карабкаемся вверх, на скалы. Тропа именуется «Чёртовой лестницей»… «Корни — наши друзья!» Это экскурсовод нас подбадривает, а заодно и инструктирует. Могучие корни сосны на тропе — хорошее подспорье. Цепляйся себе, как за перила. И вот уже долина — глубоко внизу, маленькая и игрушечная. А мы выползаем к «Дивану Голицына». Диван — каменный, над обрывом. За ним — глобальная панорама. Царский пляж, обрамленный узким выгибающимся мысом Капчик, горы Орёл и Сокол, тающие в дымке Капсель и Меганом… Не удивительно, что Голицын любил здесь отдыхать… Экскурсовод показывает щель в скале, уходящую куда-то во тьму. Щель скрывает тропу, по ней можно спуститься к Царскому пляжу. Но спуск опасный, и местами требует протискивания в очень узкие лазы. Всё понятно, не пойдём… Тем более, что к пляжу нам рано. У нас ещё какая-то «Лестница тавров» в программе. Это что-то новенькое, этого мы не знаем… Сворачиваем с проторенной тропы. Вверх по сыпучке… Экскурсовод рассказывает о свирепых таврах, населявших здешние горы. Тавры воевали жестоко, пленных не брали, селились в самых неприступных местах. А чтобы оградиться от непрошеных гостей, лестницы свои строили в узких ущельях, и ступени делали разной высоты. Это для того, чтобы идущий по лестнице не мог думать ни о чём, кроме ступеней под ногами. И вверх глядеть не мог, и становился отличной мишенью. От этих её рассказов во мне просыпается ослиное упрямство. И, разумеется, я при подъёме смотрю только вверх. Да уж… лестница — это что-то! Нечто винтовое в тёмной расщелине. Ступени — неровные камни. А выше — и вовсе проход по корням. Под корнями — пустота, и пустота глубокая. Такая глубокая, что лучше не заглядывать. «Корни — наши друзья»… Адреналина — хоть отбавляй! Вываливаемся в тенистую ложбину меж двух скал. «Адамово ложе». Скалы заросли плющом, под плющом — зелёный пушистый мох. Хорошее местечко для отдыха после лестницы тавров… На обратном пути поднимаемся к каменистой вершине. Караул-Оба. Говорят, это хорошее место для всяческих «контактёров». Связь с космосом и всё такое прочее… Мы с Лёшкой взбираемся почти до самого верха — единственные желающие в группе. «Ну что, как ощущения?» — спрашивают нас. Да никак… Ничего такого особого, только ветер свистит в ушах. Может — просто времени не хватило проникнуться?..

Ад Караул-Обы

Спуск к Царскому пляжу — сплошная красота, но зевать особо не стоит. Камешки-корешки. И дырки в земле — «Чёртовы норы» всякие. Не заметишь опасное место — так и ухнешь… Но какие тут сосны! И можжевельники, скрученные ветром, все в узлах и изгибах. И в каждом изгибе мерещится что-то впечатлительным туристам. «Собаки наваждения», прочая сказочная ерунда. Лёшка долго всматривается в корявый можжевеловый ствол, потом не выдерживает: «Слушайте, вы что — правда, все эту собаку видите?..»

Склоны Нового Света

        На Царском пляже — мелкая галька, чистое море и пиво по двойной цене. И полное отсутствие раздевалок. Мне пофиг, я раздевалками вообще не пользуюсь. А вот у компаньонов — проблемы. Предлагаю Лёшке парео. Он округляет глаза: «Пусть меня лучше голым увидят!» Ну, голым так голым... Переодеваемся спиной друг к другу. Начинаем тихо веселиться: только друг друга и стесняемся, прочий народ на пляже нас не смущает… Шартова выдает очередную гениальную формулировку: что-то насчёт «семейства нудистов-алкоголиков». Семейством мы, кстати, сделались при покупке первой же экскурсии. Прошли всё четверо как Илюхины — к несказанной Юлькиной радости. А что? Рабовладелец, дающий рабам свою фамилию — не так уж и плохо!

Обратный путь до Коктебеля удаётся нам на славу. Перед посадкой в автобус закупаемся полторашкой холодного сухого (недошампанского, как поясняет наш экскурсовод) — и до Судака успеваем эти полтора литра выхлебать. А Андрюшка, уломав экскурсовода и водителя проехать через Судак, бежит в фирменный Солнечнодолинный погребок — и берёт по бутылке «Черного полковника» и разрекламированного нам экскурсоводом «Кагора». «Полковником» решено отпраздновать приближающийся «экватор» — середину отпуска наших компаньонов.

В Коктебеле мы устраиваем тихий домашний обед. И небольшой отдых с валянием на кроватях. В ходе валяний Андрей изучает книгу, подаренную ему ребятами на день рождения — «Старый добрый Коктебель». И мы отправляемся разыскивать указанные в книге коктебельские артефакты. В программе — поселковое кладбище и, если повезёт, руины храма. Кладбище расползается по склонам холма на окраине Коктебеля. Мы бродим вдоль захоронений. Здесь покоятся те, кто любил эти места, те, чьи имена накрепко связаны с Коктебелем. Могила Татьяны Гагариной — скульптора и поэтессы — у самой тропы.  Маленькое надгробие с белой женской фигуркой в развевающихся одеждах. «Бегущая по волнам»… На каменной плите — полуистёртые строки.

«Моя земля — она бела,

как пыль степных дорог,

суха трава, прозрачна тень

деревьев и домов.

Вода колодцев солона

и ветер жжет лицо,

горит, как жёлтая звезда,

подсолнуха цветок.

И можно, наконец, упасть

на сушь твою и твердь,

как в день, когда, моя земля,

ты пухом будешь мне…»


Сюрю-Кая

В поисках святилища взлезаем на соседний с Теспенем холм. Здесь — цветочное буйство и рыжий свет закатного солнца на окрестных горах. Волшебные коктебельские закаты… Здесь сказка ещё сохранилась. Сюда ещё не добрались новомодные застройки, иллюминация, коммерческие проекты… Здесь ещё бродят по вечерам те, кому нравится прощаться с солнцем на вершине цветущего холма. Солнце золотит края облаков и стебли пахучих трав, блестит на камнях, на глиняных боках Хамелеона. И на воде крохотного пруда у подножья плато… Никаких руин в зарослях у подножия Сюрю-Кая мы, к сожалению, не находим. Вокруг щебечут птицы и пахнет прохладной заповедной сыростью. Здесь всё заповедное. Загадочно темнеющий лес, цветущие горные луга, закоряженные овраги. И огромные белые камни, действительно похожие на древние святилища. На камнях сидит народ, провожающий заходящее солнце. У круглого зелёного пруда — одинокий рыбак и стая скандальных гусей, белопёрых, с празднично-рыжими лапами и клювами. Гуси на фоне дремлющего вулкана — зрелище сюрреалистическое. Почти настолько же, как верблюдица с верблюжонком, пасущиеся в закатном свете на склонах Тепсеня… Солнце садится в оранжево-синие облака, на холмы опускается голубой сумрак. Пахнет полынью и пропитанной теплом землёй. На темнеющих улицах загораются огни.

Закат над Коктебелем

Дома мы с Андреем решаем, что такой чудный день просто обязан завершиться ночным купанием. Компаньоны купаться не желают, и мы отправляемся на море вдвоём. Море черно и заманчиво, волны невидимо плещут в темноте. У подножия Кара-Дага находим миленький пляжик. Вода неожиданно тёплая, ласковая, вдвойне приятная после походного дня. И мы долго и с удовольствием плещемся в тёмных волнах. А потом выбираемся на берег — и моментально оказываемся облепленными комарами. С головы до ног. Откуда выползли эти твари после дождя — одному Богу ведомо, но раздумывать над этим времени у нас нет, мы подхватываем вещи и — как были раздетые —спешно эвакуируемся с пляжа. Домой — ужинать на нашем любимом балкончике, пить вино и наблюдать, как неторопливо плывут над линией набережной в чёрном небе яркие огни. Это теперь до нас дошло, что летающие ночные огни — никакие не НЛО, а фары машин, движущихся по невидимой в темноте дороге. Но и теперь нет-нет, да и кивнёт кто-то на горы между неторопливыми глотками из стакана: «Гляди-ка… Опять летят!»

И пока мы любуемся сверкающим огнями пейзажем — чёрное небо бухты прорезает мощный прожекторный луч. Ударяет по воде, пробегает до горизонта, мечется над морем — и вдруг расширенным снопом света бьёт нам в глаза. Пограничники! Аж от самого подножия Кучук-Енишара! Хороший у них прожектор! Луч конвульсивно бьётся над бухтой, и нас озаряет: пятница! У пограничников тоже пятница! Развлекаются по-своему… Эффектно, надо признать, развлекаются! Луч мечется ещё минут десять — а потом гаснет. «Всё! — констатирует Андрей.— Аккумуляторы сдохли! Теперь до следующей пятницы заряжать будут!»

Интересно — может, пьяные пограничники мыслят, как пьяные мы? Мы, помнится, анаконду в ночи искали. А они, наверное, Карадагское чудовище ищут! По пятницам…



Текст: Елена Свиридова (2006 г.), Андрей Илюхин (2006-2010 г.г.)
Фото: Андрей Илюхин (2006 г.)
Tags: Капчик, Коктебель, Крым, Новый Свет, Сюрю-Кая, Тихая бухта, Чикен
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments