Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Не видеть вершину Казбека тоже занятно

     На следующий день после посещения монастыря Вардзиа, расположенного у южных границ Грузии, мы отправились на самый север — в Степанцминду. Это название небольшого посёлка, приютившегося высоко в горах у подножия легендарного Казбека. Но больше Степанцминда знаменита не видом на Казбек, а расположенной по соседству в деревне Гергети одной из святынь Грузинского народа — Гергетис Цминда Самеба, в переводе Троицкой церковью в Гергети. Храм возвышается на высоте 2170 м, прямо на фоне заснеженных склонов Казбека (5033 м)… Понятно, что не соблазниться таким зрелищем мы просто не могли…

     Путь к Степанцминде лежит по Военно-Грузинской дороге, которая тянется через полстраны на север и, в конце концов, приводит к российской границе. Прогноз погоды был несколько тревожащим, но поскольку билеты на экскурсию были куплены заранее, отступать было поздно. К тому же, погода в горах — это субстанция, никаким предсказаниям зачастую не подвластная. И нам, как любителям горных странствий, давно была известна одна утешительная истина. Даже непогода — а зачастую как раз именно она — способна иной раз подарить нежданную игру света и самые выигрышные картины. То самое, за чем мы охотимся обычно с такой самозабвенной страстью… Так или иначе, мы отправлялись в путь, надеясь на лучшее.
     Экскурсионная группа на этот день собралась большая, и ехали мы двумя автобусами. В один определили русскоязычную часть экскурсии, в другой — иностранцев. Наша вчерашняя милая девушка-экскурсовод, столь непринуждённо щебетавшая на английском, досталась англоязычному автобусу. Нам же была выделена дама средних лет, с самого начала путешествия вызвавшая у аудитории, мягко говоря, недоумение. Историей и географией она не владела, да и не интересовалась в принципе. На вопросы отвечала в духе: «А это дерево никто не знает как называть. Это просто дерево». Мы знали, что дерево называется багряником, и немножко напряглись. Апофеозом оказалась фраза: «Что вам рассказать о Грузии? Грузия — это страна, в которой живут грузины. Грузины очень любят петь и танцевать». Этого микрофон не выдержал и сломался, а нам было предложено послушать музыку. Но, к счастью, до музыки дело дошло не сразу…
     В путь мы отправлялись под весёлым ярким солнышком, однако понемногу небо начало смурнеть. Мы проехали Мцхету, про которую нам было сказано, что смотреть там особенно нечего (!), и свернули на Военно-Грузинскую дорогу. За окнами началась красота. Справа под серпантином мелькнула зелёная водная гладь под пушистыми от деревьев, укрытыми облаками вершинами. Экскурсовод сказала, что озеро это потрясающей красоты, и что мы непременно остановимся на него полюбоваться. Увы, когда мы уже, спустя много витков дороги, решили, что озера больше не увидим, и остановка-таки состоялась, выяснилось, что в этой части озеро, оказавшееся Жинвальским водохранилищем, пересохло. От него осталась только асфальтово-серая плоскость в ложбине между горами. Но, собственно, и не оно было основной причиной остановки. Над пересохшим простором, на ярко-зелёном склоне, высился замок Анаури.
     Когда он построен — точно не известно, но одна из башен датируется XIII веком. Главной функцией замка было перекрывать долину реки в узком месте. Современная трасса и мост — новострой, старая дорога и старый мост находятся ниже замка. Сейчас эта дорога частично затоплена водохранилищем, по ней ещё можно проехать на юг от замка с полкилометра, дальше она уйдёт под воду. При высоком уровне воды дорогу затопляет полностью вместе с мостом.
     В прошлом замок был существенно больше размером. Современный замок — лишь его верхняя часть. Внизу были ещё башни и стены, не дожившие до нашего времени.
     Мы выпрыгнули из автобуса — любоваться и охотиться за ракурсами. Крепость на фоне синевато-зелёных, в пушистых перьях облаков гор, выглядела очень живописно. Она чудесно вписывалась в ландшафт, и мы заметались, желая успеть и поснимать этот внушительный вид с моста, и сбегать внутрь крепости, и посетить храм…
     К воротам крепости вела чудесная дорожка с цветущими яблонями, прекрасно вплавлявшимися в мокрую акварельность вида. Жёлтые камни кладки, красная черепица крыш, каменный рельеф на стене, изображающий виноградную лозу, почему-то загораживаемую соседней башней…
     А ещё — можно было взобраться на зубчатую стену над тёмными провалами входов в башню, полюбоваться на крепость с храмами сверху… Мы успели набегаться, налазиться и насниматься, но так ничего и не узнали о замке от нашего гида. Даже того, что в 1829 году в Ананури побывал Пушкин, ставший первым документально зафиксированным российским туристом в этих местах.
     У замка сохранился полный периметр стен, две большие башни и еще несколько мелких. Круглая башня сейчас стоит без перекрытий, а в квадратной сохранились этажи и лестницы. Ещё одна башня находится внутри замка — именно она датируется XIII веком и очень похожа на те, что мы видели в Осетии.
     С исторической точки зрения самое интересное в Ананури — Успенский Храм. Он построен в 1689 году и является редчайшим случаем храма, построенного в XVII веке. Таких на всю Грузию два или три. Росписи внутри сохранились только кусочками. Там можно найти изображения ассирийских отцов. Алтарь создавался грузинским художником около 1800 года, но по своему виду он совершенно не грузинский.
    
    
     К западу от Успенского находится другой храм, который иногда называют Спасским, иногда — храмом Девы Марии. Он чуть старше. Время постройки точно не известно — или конец XVI или начало XVII. Сейчас он не действует. (travelgeorgia.ru)
     С трудом собравшись, наши группы загрузились по автобусам, и вот уже за окнами клубятся курчавые клочки облаков над мокрыми горами, а по каменистой равнине струятся жёлтые пряди реки. И цветёт что-то по обочинам, среди пушистого зелёного леса — а впереди, над конусами зелёных гор, белеют многообещающе свинцовые, украшенные снегом вершины. Суровый пейзаж, восхитительный пейзаж… И чьи-то домики с красными крышами на фоне этой странной смеси зимы и лета. И тёмные фигуры сосен среди светло-зелёной листвы — буков? вязов?..
     Сгущаются облака над снежными шапками гор, текут по свинцово-тёмным склонам вниз снежные реки — словно белые змеи… И всё суровей пейзаж, и всё реже деревья, серые селевые поляны вокруг домиков, стройные свечи редких тополей… И всё ближе снега, и всё сильнее хочется запечатлеть местность за окнами. Но это уже не получается. Мы приближаемся к Крестовому перевалу. На подъезде горнолыжный курорт Гудаури. И всё отчётливей холодает, окна автобуса запотевают, как ни протирай, мутнеют мгновенно. И в камерах наших — уже акварель «по мокрому». А жаль! Какая красота за этими плачущими окнами! Каменные русла рек, изгибы границ зелёных полян и серых обрывов… Живой модерн в пейзаже. А каково свинцовое небо над снежными горами! И опять отчаянно-зелёные полянки, и велюр склонов, и танец берёз на горных боках! Сумасшедшие цвета! Дорога вьётся крутым серпантином. И один из попутчиков открывает окно в азарте охоты за кадрами — незамедлительно спровоцировав громкий и неприятный скандал. Не все готовы жертвовать теплом во имя красоты… И в эти затянувшиеся минуты нам отчаянно захотелось ехать в альтернативном автобусе. Подальше от отечественного менталитета…
     Как ни печально, остановку на смотровой в Гудаури наш гид откладывает на обратную дорогу. Начинается дождь. Из Степанцминды по телефону приходят тревожные прогнозы. Надвигается непогода, и Казбек мы рискуем не увидеть. Что ж, надо спешить!
     Мудрый Басё был прав: «Не видеть вершину Фудзи Тоже занятно»… Вот только для нас не видеть Казбека сделалось уже своего рода традицией. Будучи в Осетии, мы лихо промахнули на экскурсионном автобусе лучшие виды на него по пути в Кармадон. На сей раз Степанцминда встретила нас безапелляционным дождём. В небесах висело равномерно-серое марево. Храм на горе плавал во влажном тумане смутным силуэтом. За ним — там, где должен был красоваться белоснежный Казбек — царила серая пустота. Судьба явно была против нашей с Казбеком встречи.
     Экскурсия наша поскакала по лужам к кафе у стоянки автобуса. Там народ принялся заказывать еду к возвращению в горы. Мы скромно заказал по четыре хинкали на нос, вызвав разочарованное недоумение бармена. Но, как выяснилось позже, мы были абсолютно правы.
     А пока, выйдя под проливной дождь, мы расселись по внедорожникам местных ребят, предвкушая экстрим. Нам предстояло подняться по разбитой мокрой грунтовке к Гергетской церкви, высоко парящей над Степанцминдой…

     И это действительно оказалось впечатляюще! В машине нашей играла какая-то психоделика, являвшая собой разительный и приятный контраст с воинствующим шансоном, которым одарил-таки нас водитель экскурсионного автобуса на финальном участке пути. К тому же несшаяся из динамиков музыка как-то удивительно подходила всему происходящему. Машина, покачиваясь, плыла через ливень. Именно плыла, и непонятно было, как вообще ей удаётся двигаться по такому ландшафту. За бортом мелькали сперва узкие улицы Степанцминды, чьи-то окна, крыши, стены, с которых срывались потоки воды. Потом начался лес, полный сиреневого тумана, преломлявшийся в каплях воды, обильно стекавшей по окнам. Нас бросало из стороны в сторону, дорога круто брала вверх, и временами делалось видно, что под колёсами машины — настоящее болото. Это было странно, весело и здорово — плыть среди размокшего леса, скользить на крутых поворотах, слушая вскрики буйного соседа-фотолюбителя: «Жесть! Просто жесть!» В конце концов Лена тоже начала азартно вскрикивать и взвизгивать, словно на щекочущих нервы виражах американских горок.
     Когда мы выбрались наконец на открытое пространство, рассекаемое косыми струями могучего ливня, глазам нашим предстал безлесный склон, круто уходящий вверх. На вершине его высился храм, и вела к нему уже даже не дорога, а сплошное разъезженное месиво и воды и грязи. Многочисленные машины искали каждая свой путь, и оттого путей тут не оставалось уже вовсе. Автомобиль наш мужественно поборолся некоторое время с бездорожьем, а потом его плавно повело боком, словно по маслу.
     Наш энергичный попутчик с возгласами «Да что тут идти!» бесстрашно выпрыгнул из машины. Грязь с радостным хлюпаньем приняла его в объятия. Минуты две-три он шёл вверх, тщетно пытаясь отыскать среди остатков травы не слишком грязную траекторию. Прочие пассажиры машины следили за его восхождением с весёлым любопытством — пока водитель наш восстанавливал сцепку колёс с почвой. Мы уже трогались с места, когда мокрый до нитки покоритель вершин распахнул дверцу машины. Он явно недооценил масштабность ливня, и теперь торопился признать свою ошибку, ругаясь и сетуя на промокшую одежду.
     Наш упорный водитель доставил-таки нас к подножию крутой тропы. Дальше нам следовало идти самим, никакой машине не под силу было вознести нас к самому храму.
     И мы пошли.
     Ливень косо хлестал, насмехаясь над нашими попытками укрыться под зонтами, с завываниями дул ветер, к тому же воздух на этой высоте вовсе не был тёплым. Оглушённые и мокрые, мы ввалились сперва в часовню, имевшую входы с двух сторон — без дверей, открывающиеся в остервенелую непогоду. Мы пытались выглядывать из дверей с фотоаппаратами, ветер тут же швырял в лицо целые литры воды. Смотреть, впрочем, снаружи всё равно было не на что, весь пейзаж состоял из дождя и тумана. И мы, затаив дыхание, почти перебежали в храм.
    
     В этом священном для любого грузина месте было на удивление покойно и торжественно. Храм стоял посреди буйства стихии незыблемым островом, строгим и сдержанно-красивым. И на некоторое время мы даже позабыли о бушующей за его стенами непогоде. Купили свечи, постояли у икон. И хотелось ещё остаться — но мы были, как и всегда в рамках экскурсии, связаны обязательством вернуться к определённому сроку. И вот уже — обратный прорыв через ливень и ветер. Назад к нашему внедорожнику-кораблю.
     Экстремальный заплыв в обратном порядке («Это каякинг, детка!», вспоминали мы один экстремальный клип) — и вот уже мы у дверей кафе. Где-то там, в тепле и уюте, уже приготовлена для нас еда…


     У дверей кафе под навесом трогательно, бочок к бочку, угнездились две громадные собачины. Одна из них поднимает лобастую, невозможных размеров мокрую голову, и взирает на туристов и дождь сонным взглядом.
     Хинкали оказались восхитительны. Они были бесподобно вкусны — и огромны. Так что четыре штуки на нос оказалось даже многовато. Мы с интересом взирали на девчушек напротив, заказавших по десятку хинкали, да ещё первое в придачу. Девчушки пребывали в весёлом обалдении от масштабов открывшегося пиршества. Мы запивали хинкали очень вкусным домашним вином, обсыхали, насколько это было возможно, и вообще были вполне довольны жизнью. Раскрасневшиеся Марта и Чарек за соседним столом тоже, кажется, не сильно горевали по поводу казуса с Фудзи. Народ был под впечатлением от приключения. Выяснилось, что одна из машин с нашими экскурсантами застряла-таки наверху на глушняк, и у нас образовалось свободное время. Ура! И пока нагулявшиеся продолжали отдыхать в кафе, мы отправились знакомиться со Степанцминдой!
     Ох, как это здорово — гулять в незнакомом городе! Ну, а в селе или посёлке — это ж ещё интересней! Особенно если стоит он в кольце великолепных гор с заснеженными вершинами, а дождь понемногу редеет и открывается вокруг мокрый и дивный свет! И краски на горах чудные, непередаваемые, и орнамент из снежных потёков — удивительного контраста и красоты. И мокрые крыши блестят, трава отчаянно зеленеет, а на ветках сияют дождевые капли. И розового камня храм с колокольней. А облака всё раздвигались, являя промокшему миру горы, Храм в вышине, далёкие снежные горы… И даже кусочек синего неба блеснул среди туч, и брызнуло солнышко — ненадолго, но очень ярко и радостно…
     К сожалению, прояснение было так скоротечно, что даже не успело подарить надежду увидеть Казбек. Так что пришлось поискать в Интернете те виды, которыми мы могли бы любоваться. Конечно, было немного обидно, но то состояние, что застали мы, тоже весьма живописно…

Фото: Андрей Мамаев (http://tourclub-perm.ru)

     Мы успели вволю нагуляться и налюбоваться. Мы бы гуляли и дольше — но нас снова накрыл надоевший ливень, и к назначенному времени мы спрятались от него в автобусе.
     Отставшая часть группы, однако, не спешила, снимая в кафе стресс чачей. Ну и экскурсовод наша, конечно же, примкнула к той компании. В автобус они вернулись изрядно навеселе, и под шумный галдёж мы понеслись назад к заснеженному перевалу…
     А остановку на видовой площадке в Гудаури мы всё же сделали. И до чего же там было красиво! Под мозаичной аркой, изображавшей нарядные этнические мотивы, открывалась пропасть под заснеженными горами. Снег начинался высоко на фоне свинцового плотного неба, сбегал вниз причудливым узором, потом наступала полоса буро-рыжего леса, а снизу выплёскивалась отчаянно-яркая зелень горных лужаек. А глиняное дно ущелья — холодно-серого цвета — было прекрасным контрастом для округлого озера. От его ровных берегов текла белая от пены, извилистая река. Удивительное место, волшебные краски непогоды! Если б ещё под балконом с аркой не было такой безобразной свалки мусора…
     Однако свинцовая синь, так украшавшая пейзаж своим контрастом с зелёным, рыжим и белым, не напрасно щеголяла такой насыщенностью. И её недра принялись исторгать потоки серого тумана, заглатывая яркие краски. Лимит пограничной красоты был исчерпан. На нас снова стремительно надвигался дождь. Любоваться стало неудобно. Да и нечем уже было любоваться. Серая дымка стремительно поглотила пейзаж... Мы нырнули в автобус.
     Увы, водитель нашего автобуса опять решил скомпенсировать сломавшийся микрофон громкой музыкой. И сперва это был отечественный шансон, а затем, после делающихся всё громче недовольных возгласов — шансон русский. Прослушав раз пять-шесть по кругу шедевр «Ах, какая женщина! Мне б такую!», автобус дружно взвыл. И тогда оскорбившийся водитель запустил на экране под потолком вполне милый и приличный новогодний концерт грузинского телевидения. Впрочем, к шансону мы через некоторое время всё-таки вернулись — с неотвратимостью домкрата…
     Зато какое это было счастье — вынырнуть наконец из сгустившейся ночной тьмы в огни города! Вернуться наконец в Тбилиси — и с облегчением покинуть автобус! Вняв нашим просьбам, нас высадили в прекрасном месте, прямо у найденного накануне лаза между домами! И мы, мокрые и счастливые, привычно уже перебежали дорогу в неположенном месте. И поскакали домой — рядом, совсем рядом! Ну и пусть мы не увидели Казбека… Впечатлений всё равно было выше крыши! Зато будет повод вернуться!

С Яндекс.картинок, автора не нашли — пишите!


27 апреля 2016 года




Tags: Грузия, Кавказ, Казбек, По ту сторону Кавказа, горы
Subscribe

  • Праздничные забавы

    Этот пост был опубликован 9 лет назад! Тогда у нас ещё были Пентаксы — другая эпоха! Давно уже путешествуем с Олимпусами — они надёжнее и…

  • 14. Движение в сторону весны

    Нашёл Лене занятие на весь день:

  • Орхидея

    У мамы пышно расцвёл фаленопсис! Очень трудно снимать именно этот цвет и эту фактуру лепестков, что у орхидей, что у фиалок...…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments