Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осенний марафон. Ай-Петри

     День накануне мы провели в чудесном сосновом лесу у подножия величественной стены самой знаменитой горы Крыма. Очень нас манила эта стена — так хотелось подойти к ней вплотную! И подняться — не по стене, конечно, а по старому проходу Малая-Богаз. Наш друг Саша ходил там дважды — и не то чтобы отговаривал, но не поощрял эту затею. Крутенько там подниматься. Но нам туда было надо. На сам перевал. Там семь лет назад вместе с нашей верной спутницей Юлей мы заложили свой первый (и до сих пор единственный) геокэшерский тайник. И с самого начала с ним было что-то не так. В момент закладки у нас не было карандаша — положили ручку. Потом она, естественно, перестала писать, и просили игроков отложить в контейнер что-то пишущее. Потом кто-то написал, что тайник разорён. Осенью 2013-го специально пошли и проверили, кстати, вместе с Сашей — нашли контейнер живым и невредимым, просто далеко засунули. Наконец, опять пишут — разорён, но восстановлен добрыми людьми! Но снова без карандаша. Как авторы мы не могли бросить наше «дитя» и решили один из дней обязательно посвятить нашему тайнику «Шанхайская стена» — надо же игрокам чем-то записываться в журнале!

     В общем, мы собрались. Но, учитывая вчерашний ветрище, раскачивавший спящие вагончики канатки, прежде чем выезжать из дома, мы решили дозвониться до станции. Тем более, что, несмотря на то, что солнышко светило ярко и призывно — высунув нос во двор, мы обнаружили, что снаружи царит пронизывающе-холодный ветер. И спешно принялись пересматривать форму одежды…
     Мы несказанно обрадовались, когда с 28-й попытки всё же дозвонились, и с трудом разобрали ответ: «Приезжайте!» Даже переспросили два раза! Ура! Бегом на автобус!
     На остановку мы выходили по обнаруженной накануне в темноте улице Ганского. Она оказалась очень славной — просто мечта художника и фотографа! Узкая и извилистая, она круто уходила вниз, а навстречу нам ползли утомлённые подъёмом люди. Но зато — здесь были колоритные домики, живописно лепящиеся друг к другу, стройные вертикали кипарисов, и — в лучших традициях! — синий простор моря над крышами.
     Дул немилосердный ветер, слепило солнце, краски были звонкими и прекрасными. Диковинные цветы росли на оплетавших заборы вьюнах. Замаячил над крышами знакомый минарет. Минуя все загибы местных улочек, мы вышли на остановку, где уже стоял нужный нам автобус.
     Солнечным серпантином дороги мы ехали сперва по Симеизу, а затем — по Алупке. Вышли на неприметном перекрёстке сильно выше станции, неспешно спустились вниз — любуясь чудесным сине-зелёным морем внизу, прибоем, барашками волн, скалами…
     Вагончик канатки ждал только нас — уже довольно плотно набитый туристами. Из-за свирепого ветра он вознёс нас на Ай-Петри чуть медленнее обычного, но всё равно стремительно. Наверху было солнечно, очень ярко — и предсказуемо холодно.
     Почти все деревья на яйле облетели — и было отчего. Чуть позже в тени деревьев, на камнях, можжевельниках и опавшей листве мы увидели снег. Ночью здесь были заморозки. Теперь же в ложбинах под защитой склонов и скал, — там, куда не дотягивался пронзительный ветер — было тепло и тихо, припекало солнышко — и глядели из травы прелестные крокусы. Мы сделали очередную попытку посетить пещеры Ай-Петри — увы, все три оказались закрыты. Похоже, их открывают только летом. А летом мы в Крым не ездим уже давно…
     И мы пошли к перевалу Малая-Богаз. Разумеется, зависая попутно над сиреневыми звёздочками крокусов и меся коленями и без того взбаламученный конскими копытами и кабанами грунт. В перелесочках обнаружились сохранившие медово-жёлтую листву буки, сияющие на солнышке волшебным светом. И какие-то упрямые ярко-зелёные листочки тянулись из земли навстречу солнцу…
     Мы вошли по тропе в лес, и ахнули от царившего там янтарного великолепия. Нет, не способна фототехника передать этого богатства тёплых оттенков! До чего же прекрасны красавцы-буки! Карстовые воронки и белые камни скал довершали картину сказочного леса.
     На опушке роскошный раскидистый бук сиял жёлто-рыжей шевелюрой. Мы в очередной раз залюбовались — и тут, под буком, встретили пару, приехавшую, как выяснилось, с Урала. Вместе мы отправились любоваться видами с кромки плато. Ветер радостно набросился на нас, заставляя поднять воротники и надеть капюшоны. Но оторваться от любования открывшимися панорамами с отвесными скалами, бездонными обрывами и ярким морем всё равно было сложно! В конце концов мы распрощались с новыми знакомыми, пожелав им приятного путешествия — и отошли немного от перевала, чтобы проверить заложенный нами тайник.
     В пещерке на склоне карстовой воронки, под сенью буков, мы отыскали контейнер — уже не наш, новый. Большое спасибо тем, кто восстановил наш тайничок! Положили туда карандаш, подсыпали приятных сувенирчиков для будущих кладоискателей. И с чувством удовлетворения от выполненной работы уселись обедать на брёвнышко на границе леса.
    
     Дальнейший путь наш пролегал вдоль обрывов, с которых открывались чудесные виды на нашу любимицу Шаан-Кая и скальные стены, украшенные живописными соснами.
     Мы то выходили на площадки, с которых нас сдувало остервенелым ветром, то прятались чуть ниже на склоне — и тогда ветер бессильно скрежетал зубами где-то в вершинах сосен над головами. Плато расстилалось перед нами, изрезанное сетью дорожек. А мы почти уже поднялись к вершине, но затормозили у пары сосенок, в тени которых скопилась кучка снега. Для октября — настоящие сугробы. Отчего-то мы радовались им, как дети.
     С вершины открылся вид на далёкий Аю-Даг. Рыже-зеленоватые стены гор красиво светились над очень синим морем. Здесь было красиво как всегда, искрился подтаявший снег на звёздчатых веточках можжевельников — и ходил по камням, осторожно перебирая лапами, рыже-белый деловитый кот. Хозяин, значит. Коту радовались как родному, гладили, чесали, фотографировали. Он относился к вниманию сдержанно-терпимо, соблюдая, меж тем, дистанцию — «Не надо фамильярностей!».
     Мы полюбовались видами на коралловую корону Ай-Петри, море, Ялту вдали — и пошли на спуск через чудный буковый лес. Нам предстояло путешествие незнакомой Кореизской тропой. Или — Мисхоркой, как зовут её велобайкеры. Но сперва — мы купили у татар чаёв и специй, для себя и в подарок друзьям.
     Начало тропы было там, где нынешней зимой мы любовались волшебными видами заиндевелых сосен над зелёными горами. Теперь всё было не так впечатляюще — но всё равно красиво. Сосны чудесны всегда, цвет моря восхищал взгляд художника, далеко внизу сияла белоснежная Ялта. Но нас уже манила подсвеченная солнцем тропа. И мы начали спуск через лес.
     Тропа, сперва относительно пологая, вскоре сделалась очень крутой. Зато мы быстро теряли высоту. Время от времени внизу открывались дивные просторы, сверху же нависали грозные каменные стены стремительно ставшего таким далёким плато. Лес вокруг был чудесен, но любоваться особенно не было возможности. Надо было глядеть в оба, чтобы не оступиться на сыпухе и камнях. Весь спуск был засыпан враз облетевшей листвой, местами даже зелёной. Давешние заморозки оставили после себя след в природе…
     То тут, то там попадались свидетельства того, что Мисхорка — категорийная трасса байкеров. То и дело встречались трамплины, вылеты, крепы. И делалось жутковато от мысли, как даунхильщики носятся по этой невозможной трассе вниз… Впрочем, уже почти внизу парочка таких летунов обогнала нас, чудом не задавив.
     Вскоре мы вышли на дорожку с потрясающими светлоствольными соснами, огромными и стройными, под ними лежал огромный валун, и следы колёс вели на спину виденной нами сверху жёлтой скалы. С неё открывался вид на какой-то совершенно невозможный склон горы. Наверное, это ещё одна из сторон Ай-Петри.
     Потом начались жёлтые заросли папоротников и оранжево-красных скумпий. Лес медово сиял. Крутой спуск вдруг завершился просторной поляной — с родником, беседкой и пьедесталом из трёх больших пней с цифрами «1», «2» и «3». Всё. Финиш. Здесь заканчивались соревнования… Но нам ещё шагать и шагать — но уже по широкой, довольно пологой грунтовке.
     Смеркалось, небо украсилось тёмными облаками с розовыми брюшками. Над дорогой виднелся зубец короны Ай-Петри — одинокий с этого ракурса, и жёлтый вагончик канатки висел над дорогой — видимо, так вагончики проводят ночь…
     А когда мы уже приближались к трассе, и шум машин за деревьями сделался слышнее — открылась поляна с каменными домиками. Домики были не достроены, и только справа от дороги, в сторожке, клубился из трубы дым. Там явно была жизнь, где-то там коротал вечер сторож — и оттуда явилась нам наперерез миловидная пушистая кошечка. Она выбежала к нам целенаправленно, вызвав приступ веселья своей сторожевой деловитостью. И тут же вступила в непосредственный контакт — принялась тереться о ноги и мурчать. Шёрстка на её гостеприимно подставляемых для почёсывания боках была мягкой и тёплой. И мы, продолжив путь, всё оглядывались назад, на глядящую нам вслед усатую таможню. И улыбались до ушей. А спустя несколько минут вышли на трассу.
     На сумеречной уже трассе мы настроились терпеливо ждать автобуса — но нас подобрал водитель скоростного минивэна, собиравший на трассе случайных попутчиков. С ним уже ехала одна дама. Мы присоединились к разговорчивой компании, но ехать до нашей остановки всего ничего — и вот уже знакомой улицей Ганского мы спускаемся к дому…
Симеиз. 18 октября 2016 г.




Tags: Ай-Петри, Крым, Осенний марафон, горы, осень
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Севастополь встретил ливнем

    Проснувшись в день смены нашей крымской дислокации, Лена, выйдя из комнаты, тут же повстречала соседей, собиравшихся на пляж. Они…

  • Серебряные струи апреля

    И снова ЖЖ напомнил! 6 апреля 2013 года. Историческая поездка к водопаду Серебряные струи и вечерняя пробежка по Большому каньону…

  • В этот день 8 лет назад

    Фактически прямой репортаж из восьмилетней давности Крыма. Отлично помню, как готовил ночью фотографии на нетбуке, а Лена наутро настучала…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments