Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Херсонес под снегом

     Наутро после рождественского снегопада мы обнаружили за порогом дома чудесный заснеженный мир. Он был прекрасен до рассвета — синий сумеречный двор с жёлтыми полосами света от наших рано загоревшихся окон. С рассветом он остался не менее прекрасным — пасмурное сиреневое небо очень художественным контрастом простёрлось над белыми крышами и заборами. Двор наш был девственно-бел — и только цепочки кошачьих следов обозначали, что жизнь не прекращала своё движение в этом враз охладевшем мире. Вопреки опасениям, кондиционеры наши не подкачали, и ночь нас не заморозила. Мы были бодры, веселы и готовы к новым свершениям и странствиям. Накануне мы договорились с Сашей о встрече среди заснеженных руин пораньше — пока не вытоптали весь снег. И мы встали чуть свет, чтобы быть в Херсонесе к девяти утра!
     Снег в Херсонесе — это всегда очень красиво, необычно и атмосферно, поэтому у нас даже не было других вариантов, куда отправиться в этот день — более того, мы этого подарка ждали! Мы шагали по улице Дмитрия Ульянова, такой ностальгически знакомой по многим нашим Севастопольским каникулам, затем мимо памятнику князю Владимиру спустились на улицу Древнюю. И вот уже, пока за забором, раскинулась чудная перспектива заснеженного полиса. О, эти волшебные цвета пасмурного снежного приморского дня! Небеса с сиреневым оттенком, густая холодная зелень моря, белая полоса снега… И охристый акцент Владимирского собора…

     На входе новшество — пускают теперь бесплатно, но через рамку металлоискателя, и с беглым осмотром вещей. Ну и к лучшему оно, пожалуй! Минута на осмотр, взаимные рождественские поздравления с охранниками... Теперь — вперёд, по заснеженным дорожкам, мимо музеев к любимой видовой площадке над самой знаменитой базиликой Херсонеса…
     Чудесный домик с кипарисами над великолепных красок пейзажем. Холодный, ветреный мир, полный зачарованной красоты. Вот только лестница отчего-то перекрыта, забрана предостерегающими табличками. Наверное, свежеуложенная плитка зимой оказалась смертельно опасна для посетителей! Но пускаться в обход очень уж не хотелось. И мы под осуждающее бурчание Юли форсируем ограждение по бортику лестницы и спускаемся уже довольно натоптанной тропкой к заснеженным древним стенам.

     А до чего хороша базилика на фоне моря и снежного мыса, воздвигающегося над зелёной водой белой громадой… Этим колоннам в таких красках просто необходимо отыскать самый замечательный ракурс! И мы ищем, шарахаясь влево-вправо, наплевав на морозный ветер, неприятно кусающий пальцы на корпусах камер. А тем временем появляется Саша. Бурная радость от встречи — пара месяцев пролетели быстро, и такое ощущение, что мы лишь пару недель назад вместе мокли на Ат-Баше! Но на разговоры отвлекаться особо некогда, состояние природы вокруг постоянно меняется, и мы привычно все вместе увлечены охотой за светом и ракурсами. И вот погода, потянув для приличия время, разряжает-таки снегопадом так радовавшие нас тёмные сиреневые тучи. Видимость снижается, а мы всё не унимаемся, пляшем среди руин в фотографическом азарте. В конце концов Юля, утомлённая нашей одержимостью и холодным ветром, решает отправиться в храм. А мы продолжаем наши снежные странствия.




     Первым делом необходимо (!) сделать фото на память. Не вовремя убежала Юля! Лучшее место — Туманный колокол! Это, конечно, Сашина идея. И реализация…
     Потом мы, конечно же, спустились к морю. По крутой лесенке — туда, где зелёные волны с шелестом, словно шершавый кошачий язык, лизали охристо-белые камни прибрежной гальки. Купаться никому не захотелось — ограничились воспоминаниями о своих былых купаниях на этом пляже. Полюбовались рыжими обрывами, припорошенными снегом. Подышали морем, выпили горячего чаю у подножья отвесной известняковой стены. И, поднявшись по лестнице, пошли вдоль берега дальше.
     В затянувшем мир сером мареве снежинок решили не спускаться на пляж у яхт-клуба. Пошли к храму искать Юлю. Метель меж тем понемногу начала утихомириваться. Мы любовались прояснявшимися пространствами, обретавшими прежнюю насыщенность красок. Немного задержались, чтобы снять на память крестильную ротонду, очень нарядно выглядевшую в этом зимнем пейзаже. И у самого храма встретили удачно вышедшую нам навстречу Юлю.

     Потом мы прогулялись в сторону музеев, миновали раскопы у водохранилища. И тут — о чудо! — из туч выглянуло удивительно яркое солнце. Мы как раз поднимались по металлической лесенке на мощный гласис старинной артбатареи, и обрамлявшие её ветви кустов и травы, и без того поблёскивающие ледяным убранством, вспыхнули ослепительным блеском. Всё, что росло здесь, было после вчерашнего ледяного дождя абсолютно хрустальным, заколдованным, словно в детской сказке про Морозко. А небо просияло отчаянной синевой, мир наполнился звонкими красками, и мы только удивлённо ахали, не в силах запечатлеть это нежданное великолепие…
     Удивительно, кстати, что мы ни разу до этого сюда не залезали. Недаром в Интернете пишут: «Береговые батареи № 12 и № 13, расположенные в юго-западной части Херсонесского городища, из всех сохранившихся фортификационных сооружений рубежа ХIХ-ХХ веков наименее известны и посещаемы».
     Построены в 1893-м, вооружены в 1895 году, получили номера 12 и 13. На вооружении батареи №12 находилось восемь 11 дм мортир образца 1877 года, на батарее №13 - шестнадцать 9 дм мортир также образца 1877 года. Разместили их по два орудия в каждом из восьми орудийных двориков. На батарее №12 дополнительно установили две 57-мм пушки системы Норденфельда. На каждой батарее имелось по четыре бетонных артиллерийских погреба. Толщина бетонных перекрытий батарей достигала 3,7 метра. Батареи были прикрыты мощным гласисом и рвом глубиной до пяти метров на случай высадки десанта. В 1900 году в районе этих батарей был возведён командный пункт береговой обороны Севастопольской крепости. Сохранился центральный въезд на территорию двенадцатой батареи, фланкируемый двумя массивными пилонами, а также здания офицерского флигеля и караульного помещения. В боевых действиях батареи принимали участие единственный раз - в октябре 1914 года, ведя огонь по линкору «Гебен».
     Спустившись вниз, мы шли через сияющие заледеневшие просторы, и на фоне синего неба светились золотым светом город и где-то очень далеко обрывистые берега Качи. А слева небеса снова сгущались в густую тьму, звонкого цвета море под тучами на глазах теряло цвет. Приближалась серая мгла, на нас снова шла метель.
     И когда солнце наконец кануло в тучи, и упала густая тень, полная метущихся снежинок — берега Севастополя ещё светились некоторое время светом далёкого уже солнышка.
     Саша засобирался домой, наступало время прощаться. Вместе с Сашей ретировалась замёрзшая Юля, предвкушавшая уже отдых в тепле у кондиционера и домашний обед. Они отправились к калитке у Солнечного пляжа, быстро растворяясь в метели. Мы же, разумеется, вовсе не торопились домой. Руины бывшего рыбозасолочного комплекса стали приютом для вполне комфортного обеда. Арочка в стене спрятала нас от снега и ветра, камни послужили стульями и столом, и мы немного отдохнули, глядя, как мечутся снаружи стайки суетливых снежинок.



     Конечно, потом мы пошли по тропе назад, к любимой базилике. Прекратился снег, снова волшебными сделались краски, заставив нас в который уже раз схватиться за камеры. И до чего же сложно было уходить отсюда! И мы всё оборачивались, и снимали, когда выпрыгивало вдруг из туч внезапным лучиком нежданное солнышко. И может быть, где-то здесь обронила Лена крышку от объектива — что послужило причиной её приключений на два ближайших вечера… А может быть, это случилось чуть позже, когда мы бродили по периболу между стенами, и карабкались по заметённым снегом склонам… Так или иначе, мы покинули Херсонес не вдруг.










     А когда наконец вышли за калитку — направились к «Зелёной пирамиде». Здесь было чем полюбоваться! Здесь тоже постарались создать новогоднюю атмосферу! Чудесные светлые картины — в том числе и любимого нами Аруша Воцмуша. Здесь же мы обнаружили и искомый альбом с репродукциями его акварелей. Стоил он недёшево — аж четыре тысячи рублей — мы позвонили Юле, и она, как и мы, покупку на такую сумму не одобрила. Так что Лена купила себе в коллекцию замечательный напёрсток — и тем мы ограничились.
     А уже шагнув в остановки в маршрутку, Лена обнаружила пропажу крышки. Мы ехали на Апполоновку — туда, где с утра гуляли раздразнившие нас рассказами о своей прогулке Оля и Люда. Приключения продолжались, мы предвкушали прелести заснеженных старых квартальчиков…


Севастополь. 8 января 2017 г.




Tags: Зима в Севастополе, Крым, Севастополь, Херсонес, зима
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…