Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Дивный Симеиз


Симеиз. 20 октября 2016 г.

     У этой историй сразу несколько предысторий. Во-первых, когда мы впервые посетили Симеиз в январе 2009 года, мы мало что увидели, да и на Диву не поднялись — а оставлять что-то недоделанным всегда обидно. Во-вторых, собираясь на сей раз остановиться на недельку в Симеизе, мы, конечно же, пересмотрели фильм «Шапито-шоу», в котором так много узнаваемых местных пейзажей — а на сайте игры «геокэшинг» обнаружили тайничок, посвящённый как раз происходившим здесь событиям фильма. В третьих, накануне поездки мы были в гостях, где увидели картину с сюжетом, напоминающим крымский. И спросили в соцсетях — никто не узнаёт местечко? Откликнулся наш друг Юрий Александрович, которому место на картине напомнило окрестности Нарышкинских камней в Симеизе.

     Забегая вперёд, хочется сказать, что у Нарышкинских камней похожего ракурса всё же нет. Но, глядя на фотографии в Сети, думается, что такой ракурс мог бы быть от усадьбы бывшего главы Администрации президента Украины Виктора Медведчука, построенной на месте ликвидированного в 2004 году противотуберкулёзного санатория им.Баранова. Нынешнее здание даже немного напоминает картинное. Старых фотографий санатория найти не удалось, но хозяин картины когда-то очень давно лечился в Крыму в одном из таких санаториев, и это вполне могло быть в Симеизе!
     Может показаться странным, что знакомиться с приютившим нас посёлком мы отправились лишь на пятый день — дело в том, что, во-первых, нашим гидом хотел быть Юра, а мы, само собой, тоже этого хотели, но случилось так, что его друзья организовали поездку на Чатыр-Даг, и мы расстались аж на три дня. Вечером, накануне похода, Юрий Александрович навестил нас и завёз редкую краеведческую книгу, посвящённую истории и дачам Симеиза, настойчиво порекомендовав перед прогулкой по нему книгу эту изучить! Что мы честно пытались делать это вечерами перед сном, но довольно безуспешно — всё-таки такие вещи надо читать после второго-третьего знакомства с городком. Но какие-то изменения в предполагаемый маршрут, глядя на план старинных дач в книжке, мы всё же внесли.
     Для начала мы хорошенько выспались. Потом освежили в памяти описание пошагового тайника по мотивам фильма «Шапито-шоу». И отправились исследовать местные достопримечательности. Путешествие по следам героев фильма должно было начаться с автостанции, а закончиться на пляже. Но нам ведь надо было увидеть Нарышкинские камни, которые, по словам Юрия, могли вдохновить автора вышеупомянутой картины на эдакую приморскую фантазию — поэтому для начала мы спустились по улице Ганского к автобусному кольцу.
     Было облачно, над горами висели плотные тучи, кромки плато не было видно вовсе, и мы порадовались, что взобрались на Ат-Баш вчера. В Юриной книге мы вычитали, что искомые камни находятся на территории санатория «Симеиз», но там нам пройти не удалось. Охранник у ворот объяснил нам, как обойти запретную территорию. И мы, вернувшись назад вдоль забора, углубились в интригующие и диковатые дебри.
     Эта изнанка курорта производила сильное впечатление. Здесь были какие-то трущобы, старые стены, а по дну оврага текла река, собиравшаяся из множества сбегавших по склонам струй. Здесь, в темноте и влажной гулкости, мы шли над журчащей по камням рекой, а от моста под нашими ногами то и дело отходили маленькие мостики к чьим-то калиткам и дверям. И дома тут стояли на сваях; балконы, дворы и веранды висели над пустотой на деревянных настилах. Интересно, каково это: жить, когда под тобой постоянно журчит река?..
     Через некоторое время мы вышли наконец на твёрдую землю. И тут же озадачились странным строением, второй этаж которого был сплошным вольером, забранным решёткой. Вольер был пуст, и некоторое время мы гадали: кого содержали в этом высотном зверинце?
     Прямо над вольером возвышался манящий силуэт большого белого особняка. Мы направились туда, надеясь, что вход не будет закрытым.
     Бывшая дача оказалась ныне гостиницей «Лиго Морская». А раньше это было самое крупное здание дореволюционного Симеиза — пансион Н.К.Александрова-Дольника, построенный в 1912-1914 гг. по проекту П.П.Щекотова. Тогда он включал в себя апартаменты на 70 особ, столовую, кухню, прачечную, оранжерею. Здание отапливалось каминами, освещалось с помощью автономной электростанции, имелся телефон, на крыше находился солярий.
     Вход на территорию оказался свободным. Было безлюдно. Белые свежевыкрашенные балюстрады светились в лучах проглядывавшего из-за туч солнца. Перед фасадом здания сохранился симпатичный садик, над кронами деревьев возвышались стены, хранящие следы былого великолепия.
    
     Увы, время не пощадило здание. В окнах первого этажа читалась разруха, двери зияли пустотой. Но и жизнь здесь была, стояли столики на балконе второго этажа, в сезон тут явно селились отдыхающие. Да и вообще здание выглядело куда лучше, чем можно было ожидать.
    
     Среди подстриженных тисовых кустов уютно гнездились лавочки, между деревьев были разбиты клумбы, а за уходящей вниз лестницей с белоснежными балюстрадами, над маленьким вазоном с цветами, пенились волны прибоя. И в них плавала чёрно-жёлтая фигурка аквалангиста…
     Мы спустились по лестнице к морю — на так называемые дикие пляжи. Засмотрелись на прибой, разбивающийся о нагромождение камней. Лена решила попытаться разведать проход по берегу к пляжной бухте. Перебежала между волнами песчаный участок, вскарабкалась по камням на склон. Волны эффектно бились о лежащие в воде камни. В море недалеко от берега вышли две лодки с рыбаками. А на берег по лесенке спустилась группа тётушек — и тоже залюбовалась прибоем… Пройти дальше, наверное, было можно, но нам всё же хотелось вернуться к маршруту, предложенному автором геокэшерского тайника «Симеиз — культовое место».
     Так что мы встретились у Башмака — самого большого из Нарышкинских камней — прошлись немного по берегу, в поисках картинного ракурса, но, разочаровавшись нынешними новостроями, по лесенке выбрались обратно к пансиону. Оглянулись напоследок на бухту — уверенно выглянуло солнышко, вода у берегов окрасилась в зелёно-синий, очень яркий цвет, и засияла по контрасту с окаймлявшим её тёмным морем. И белые здания на берегу вдалеке тоже вспыхнули тёплым сиянием…
     Из садика бывшего пансиона, где росла могучая сосна с изогнутым стволом, нависавшая над дорожками, словно своеобразная лавочка, мы вышли на территорию санатория им. Н.А.Семашко — тоже пребывавшего в весьма печальном состоянии.
     Мы прошлись через просторный парк и встретили на входе у ворот огромного зелёного змея, обвивавшего медицинскую чашу. Из пасти змея торчал кусочек трубы, больше похожий на бычок от сигареты…
     Солнце к тому времени скрылось за тучами, но оттого, что шли мы в гору, нам было жарко. Впрочем, совсем скоро мы наконец-то выбрались на площадь у автостанции. Отсюда нам предстояло пройти все загадки, заданные автором тайника, чтобы вычислить координаты закладки. И мы приступили к положенным исследованиям. Для начала посчитали колонны у входа в здание автостанции — и пошли к кафе «Симеиз» считать орнаменты, украшающие его вывеску. От автостанции это вверх по улице, уходящей вправо. Был бы наш отряд таким же большим, как в фильме, мы бы, наверное, тоже кричали речёвки: «Раз, два! Мы не ели! Три, четыре! Есть хотим! Шире открывайте двери! А то повара съедим». Кафе прежде было самым популярным заведением общепита с приемлемыми ценами. Причём за годы капитализма «романтика» советского кафе сохранилась в прежнем виде. Те же недорогие цены, линяя раздачи, подносы, выпечка и, конечно же, компот. Как сказал герой фильма Сеня: «Все представители истеблишмента, короче говоря, аристократы отдыха, лучшие, отборнейшие люди кушают именно здесь». Жаль, но в наш несезон кафе не работало.
     Зато по дороге мы окликнули полосатого кота, сидевшего спиной к улице на высокой каменной стене, оберегавшей высокий склон над дорогой от осыпей. Кот обернулся — и, к нашему восторгу, принялся демонстрировать чудеса намуркивания. Мы даже предположили, что он под каким-то кошачьим валериановым кайфом — до того самозабвенно он тёрся щеками и ушами о камень забора, — словно твёрдо задался целью свернуть себе об забор шею.
     Проходивший мимо седовласый мужчина тут же принялся рассказывать о кошачьей стратегии выбивания еды у прохожих, о железах на кошачьих щеках, о помечании человека на предмет его себе присвоения с последующим забиранием в рабство и вменением в обязанности исправно кормить… Заодно рассказал о коте своей знакомой, который приносил ей цветки в зубах, а потом, когда конфетно-цветочный период закончился, уже принялся сразу требовать жрать…
     Наш кот тем временем спрыгнул с забора и принялся посредством щёчных желёз по очереди забирать нас, всех троих, в рабство с обязательной повинностью кормления. Пришлось выдать ему сперва сала, а потом и колбасы. Сало кот принял только из рук, а от колбасы подоспевшего конкурента отогнал очень агрессивно. «Это мои люди и моя еда!» — читалось в его шипении и ударах лапой…
     Мы вернулись на главную улицу, и узнали номер старой аптеки — побеседовав с директором и выяснив, что прежде здесь были винодельческие подвалы. Герои фильма, идя по главной улице, останавливаются у колоритного баяниста, сидящего рядом с банком, и приветствуют его пионерским салютом: «Отряд, стройся! Помни, салют отдавая всегда, главное в кране закрыта вода!»
     На следующем шаге мы посчитали кипарисы у палатки тира. И заодно немного отдохнули за бутылочкой белого эля в прилегающем скверике, где над ступенями спуска в парк на двух камнях чернели знакомые силуэты симеизских трафаретных кошек — и, для разнообразия, одной мыши… Прямо перед нами был рынок сувениров, и мы, допив эль, заглянули туда, и купили целую кучу магнитиков с видами Симеиза…
     Мы продолжили спуск вниз по улице мимо старого парка, огибая крутым зигзагом дачу «Мечта». Это некогда прекрасное здание, увенчанное трехэтажной башней похожей на минарет, в псевдомавританском стиле было построено в начале прошлого века. Вилла является своеобразным символом Симеиза, удачно расположенная на высокой точке, она видна почти из любой части посёлка, считается памятником архитектуры, но уже много лет закрыта за железным забором и потихоньку разрушается. Недавно, правда, читали в Интернете, что вот-вот начнётся её реставрация...
     Далее улица поворачивает к другой архитектурной жемчужине Симеиза — вилле «Ксения». Стиль виллы определяют как северный модерн с элементами неоготики и архитектуры шотландских шале. Фасад проектировал Николай Краснов — главный архитектор города Ялты, автор проекта Ливадийского дворца. Вилла выполняла функции дорогого пансиона. Заказчиком здания была жена богатого помещика Варвара Чуйчевич, а название вилла получила в честь её любимой старшей внучки — Ксении. Некогда чудесная, ныне вилла находится в удручающем состоянии — почти что развалины с выбитыми стёклами, сломанными и перекошенными рамами, с разрушенным забором, из-за которого вываливались какие-то матрасы, явно принадлежавшие бомжам…
     От «Ксении» открывается вид на знаменитую аллею с Аполлонами. Здесь высажены сотни пирамидальных кипарисов и установлены копии известных античных скульптур. Скульптуры пережили разные времена, доходило до того, что их не только разрисовывали, отрывали руки, но и попросту уничтожали, но к счастью непременно восстанавливали. На момент нашего визита одного из героев по-прежнему не хватало, но по заданию нам нужно было определить на каком по счёту постаменте стоит Аполлон, глядящий на ухо горы Кошки. Записываем цифру в блокнотик и переходим к следующему шагу — тоже совсем несложному.
     У входа в прибрежный парк расположилось культовое кафе «Ежи». По мнению некоторых толерантных личностей — лучшее в Симеизе. Над его дверями висит герб, изображавший тех самых ежей во всей красе. А напротив кафе через тропинку на окраине парка имеется семейство ёжиков, коих нам и надо было пересчитать.
     Мы немного прошлись по парку, полюбовались сверху бухтой и Дивой и отправились к морю.
     Берег моря с видом на Симеизскую бухту встречает нас остатками ступенек, выходящими на некогда большой пирс. Его руины долго украшали снимки всех фотографов, бывавших в Симеизе, но в 2012 году шторм окончательно доконал старый пирс, оставив от него только несколько торчащих из воды опор. Мы спустились на пляж, поснимали Диву и остатки разрушенного землетрясением Монаха, зелёную воду у её подножья, волны прибоя.
     Дальше нам надо было посчитать колонны, на которых держится направляющая для тельфера, к волнорезу под которым сейчас пристают прогулочные корабли. В фильме герои приходят сюда ночью пообщаться, а любители ночного купания отсюда прыгают в море. Здесь Сеня присвоил отряду новое имя: «Ребята, с этого дня наш отряд будет носить гордое имя Саманты Смит!»
     Продолжим прогулку по набережной. В летний период здесь находится неимоверное количество кафе, магазинчиков, сувенирных лавок — в октябре здесь тоже относительно людно, но, конечно, ничего не работает. Живописную бухту от волн отгораживает разрушенный штормом мол. Имеется мелкий заливчик — «лягушатник». Геокэшерам здесь надо определить количество видимых с пляжа высоких (более 30 метров) вершин скал и гор и подставить эту цифру в формулу координат.
     А ещё на набережной мы обнаружили фонтан памяти основателя курорта Симеиза Мальцова, портрет которого мы встретили ранее на спуске, с краткой историей этого места: «Ай-Панда — Святой источник».
     Оказывается, ещё в доисторические времена высоко над этим местом — в котловине Беш-Текне, где мы гуляли накануне, находилась неолитическая стоянка людей. Первыми исторически известными обитателями Симеиза были тавры, оставившие после себя дольмены и следы укреплённого поселения на горе Кошка. Чуть ниже неё, поблизости от источника пресной воды на мысе Ай-Панда, расположилось древнейшее поселение южнобережья — Симеиз. Не исключено, что и источник Ай-Панда («Святая Богородица») и скала Панеа («Пресвятейшая») обязаны своими названиями находившемуся на ней храму-крепости. К Х веку Симеиз был уже значительным поселением, возможно поддерживавшим связи с Херсонесом, и просуществовавшим до набегов орд Нагая в XIII веке. С той поры Симеиз считали своей территорией как князья Феодоро, так и генуэзцы Готии. Последние даже вновь отстроили крепость на скале Панеа.
     В XIX – XX вв. развитием Симеиза занимались его тогдашние владельцы — промышленники Мальцовы, коих современники наделяли эпитетами «титаны русской промышленности», «русские Медичи» и т. п. Именно они превратили Симеиз в самый продвинутый и современный курорт юга России.
     Мы решили поискать место для обеда «с видом». При этом хотелось присесть где-нибудь в сторонке — не слишком периферия пляжа располагала к релаксации. Да собственно, как и вся набережная. Обычная история курортного межсезонья. Печальное зрелище. Грязь, запустение. Издержки цивилизации. То, что было нарочито нарядно, осыпается шелухой. И только в природе нет межсезонья. Здесь может быть холодно, мокро, неуютно. Но всегда — красиво. Мы вышли на гальку пляжа, уселись у кромки воды и стали смотреть на прибой. Море было прекрасно. Оно позволяло забыть о замызганности и печальной разрухе набережной… По пляжу носились две собаки — и один потешный щенок овчарки — чёрный с красным ошейником, толстолапый и косолапый, с большими ушами домиком. Неуклюжий и трогательный до умиления. Шуршала галька под натиском мельтешащих собачьих лап. Один из псов, последние полчаса оголтело носившийся по берегу и по воде, весь мокрый и дрожащий то ли от холода, то ли от азарта, подбежал к нам, преданно заглядывая в лица. Клянчил еды. Ресницы на одном глазу у него были белые, а на другом — пшенично-жёлтые…
     Мы подставили все найденные цифры в формулу и рассчитали координаты тайника. Теперь можно было отправляться на его поиски где-то у вершины скалы Панеа. Но сначала Лена захотела подняться-таки на Диву. Мы снова поднялись к аллее, обходя прибрежный скальный хаос, и вышли на тропу, ведущую по склону Панеа к лесенке на скалу Дива. Андрей остался на тропе, а Лена побежала подниматься на самую вершину — то, чего она не сделала в первый приезд в Симеиз из-за повреждённой на Ай-Петри коленки…
     Скала Панеа хранит тайны минувших времён. На её склонах обнаружены фрагменты керамики тавров. Сохранились остатки боевых стен и башен генуэзского укрепления. Во время археологических раскопок обнаружены следы укрепленного монастыря, храм и жилые постройки. Дорога, ведущая в крепость, приводила к воротам, которые защищала круглая башня. Рядом находилась круглая башня меньших размеров, от неё вверх, к скалам поднимались оборонительные стены. От средней площадки на вершину ведёт узкий проход с выбитыми в скале ступенями. На вершине находился сторожевой пост, с которого открывалась панорама берега и моря.
Координаты тайника вели на саму вершину, где в конце второй лестницы есть узкая высокая щель, через которую нужно либо пролезть, либо обойти её вокруг по гладкой каменной скале, выбирая углубления для равновесия. В общем, сколько мы тут не лазили — тайника не нашли, обнаружили лишь кучку камней на скальной полочке и решили, что тайник разорён. Позже автор сказал, что мы не добрались до цели, но карабкаться по скалам нам очень не хотелось — не стоит кэш риска сорваться.
     Мы поснимали вид с ухом Кошки, эффектно оттенённый закатным оранжевым небом. И ещё немного полазали в поисках ненайденного кэша — когда случился своеобразный сюрприз. На крепость поднялась пара, и девушка с пышными тёмными волосами вдруг сказала, глядя на нас: «А я вас знаю. Вы — Андрей и Лена, крымофилы». Девушка оказалась Марией-из-Кафы, нашей подругой по ЖЖ, объяснявшей Андрею накануне нашей поездки, как проще всего подняться на Кизилташскую Сандык-Кая. Подобные встречи происходят в нами не в первый раз — и всегда приятно удивляют. Мы немного пообщались, сфотографировались на память с видом на бухту — и попрощались, пожелав друг другу приятного путешествия. Мы не знали, что ещё дважды за этот вечер нам предстоит встретиться.
     В первый раз — на полянке, куда мы вернулись ещё раз поискать загадочную «Танюху курскую», которой авторы тайника «Панеа» поручили присматривать за спрятанным под большим камнем на скале Панеа кэшом. Координаты привели нас к обрывам, но Танюха нам так и не показалась. И, соответственно, спрятала клад. Всё облазили — просто топтались на координатах, заглянули во все щели. Нашли на этой помойке закладку шприцов, а тайник нет... Вообще, скала Панеа больше похожа на алко-наркоманский бомжатник, чем на археологический памятник и производит гнетущее впечатление… Тайника мы так и не нашли — зато увидели последние лучи садящегося солнца — и опять встретили Машу и её спутника.
     Третья наша встреча произошла уже в глубоких сумерках — когда, обойдя территорию санатория «Юность», спрятавшего как минимум два старинных имения, и пройдя по дороге мимо разделённой на множество квартир и «дачек» виллы «Диво» В.П.Семёнова, готично светивший окном под зубчатой башней, мы вышли к автостоянке у спуска к подножию скалы Крыло Лебедя. В темноте мы разглядели сидящих на парапете Машу и её спутника. Они гладили чёрную кошку, сидящую рядом. Мы посмеялись этой — очередной — встрече, и пошли дальше. Мы намерены были попытаться взять ещё один тайник — «Под носом у Кошки (Кауша-Кая)».
     Чёрная же кошка отправилась вместе с нами. Точнее, она была не совсем чёрная, а со светлым подшёрстком, и в полумраке из глубины чёрной шерсти светились серые полоски. На ощупь она была восхитительно мягкой, ласковой и мурчащей, и пока Лена карабкалась на крутой склон — к камню, под которым, согласно фотографии с сайта, должен был находиться тайник — Андрей остался подкормить общительное животное.
     Контейнер был благополучно найден — ну должно же было нам в этот день всё-таки повезти хоть с одним тайником! Место закладки произвело впечатление — скалы над головой производят впечатление. Почему-то мы не ожидали увидеть на носу Кошки такой скальник. Жаль, не хватило времени спуститься к морю — на дикий пляж «Лебединка». Ну да будет повод ещё раз приехать в Симеиз. А пока мы втроём, весьма довольные — кто прогулкой, а кто колбасой — пустились в обратный путь.
     Кошка отстала от нас ровно там, где к нам прибилась — на стоянке у Крыла Лебедя. Похоже, это было её штатное место охоты на неровно дышащих к кошачьим туристов. Мы же по дороге, освещённой фонарями, вышли на аллею перед виллой «Ксения». Нам оставалось теперь преодолеть небольшую горку до автостанции и лестницу-сокращёнку, ведущую прямо к нашей гостинице...
Симеиз. 20 октября 2016 г.






Tags: Крым, Осенний марафон, Симеиз, осень
Subscribe

Posts from This Journal “Осенний марафон” Tag

  • Тёплое прощание

    Вот и наступило наше последнее утро в Коктебеле. Вечером нас уже ждала дома мама. А впереди ещё был длинный, насыщенный событиями…

  • Пограничная зона или на вершине взорванной горы

    Последний полный день отпуска мы решили посвятить прогулкам по Коктебельским окрестностям. Назавтра нам предстоял отъезд, и мы, как…

  • Осенний марафон (видеоприложение)

    Оказывается, с прошлогодней осенней поездки в Крым у нас осталось достаточно видеороликов, чтобы смонтировать небольшой фильм.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments