Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Звездопад воспоминаний

     На фоне нынешнего похолодания воспоминания об осени не очень-то контрастируют с ощущениями текущей весны. Конечно, что-то цветущее ещё не облетело, а сирень пока только собирается с духом, но температура стоит ровно такая, как в октябрьском Коктебеле — и даже солнышко порой светит!..
     После Большого Космического путешествия мы расслаблялись прогулкой в Тихую бухту, а потом ходили из Старого Крыма в Коктебель традиционно-туристической тропой А.С.Грина через Османов Яр. И нам так понравилось в Старом Крыму, что захотелось вновь очутиться там солнечным утром, чтобы пройти домой ещё одной, обязательно незнакомой дорогой. И тоже, кстати сказать, тропой Грина, так как есть версия, что тот единственный раз, когда он пешком ходил в Коктебель, то шёл вовсе не через лес, а по старой земской дороге, проложенной в те годы по хребту Узун-Сырт…

     В общем, мы снова — третий уже раз за четыре дня отдыха в Коктебеле — ехали в Старый Крым. На сей раз нам повезло, рано утром к нашей хозяйке Анне Олеговне приехал её давний друг, чтобы отвезти её по семейным делам в Старый Крым.
>    
    Пока внутри машины происходила вынужденная рокировка вещей, мы успели и походить среди многочисленных роз на участке, и пообщаться с рыжими братьями Кузьмой и Василием, уморительно резвившимся у наших ног и норовивших вырваться за пределы двора — куда были методично впихиваемы во избежании бесконтрольных странствий в отсутствие хозяйки. Братьев оставили дома, а наша компания двинулась из Коктебеля в Эски-Кырымъ...
     Анна Олеговна пыталась объяснить нам новую дорогу к тропе Грина и всякие от неё ответвления — на Скалки и прочее. Но мы уже сложили в голове свой маршрут, и упрямо начали путь уже хожеными улицами — уж больно приятные остались о них воспоминания. Кстати, немалую роль сыграли в этом валявшиеся на дороге грецкие орехи!.. Так что мы опять шли прежней дорогой, собирая и жуя орехи — а тем временем пасмурная погода начинала помаленьку разгуливаться. Засветило солнышко, настроение наше было приподнятым, и мы притормозили у магазинчика на углу, и помимо выпечки, взяли да и купили по бутылке пива. Полное безобразие — пиво с утра, в самом начале путешествия! Мы стояли у палатки с забранным наглухо металлическим листом окошком, там имелся маленький прилавочек, на котором мы и расположили наше импровизированное пиршество. Вездесущие крымские псы стерегли нас на случай нежданной счастливой кормёжки, валяясь у наших ног на солнцепёке — утро делалось совсем уж томным, и крашеный серебрянкой Ильич в скверике по соседству радостно блестел в солнечных лучах.
     Но вскоре мы уже пересекали овраг на окраине города и взбирались на возвышенность, с которой, если оглянуться, как на ладони открывался весь Старый Крым, очень красивый среди пирамидальных тополей и на фоне Агармыша. Мы вышли на знакомую грунтовку среди рыжих трав. Тёмные кусты шиповника щеголяли ярко-красными ягодами, на удивление вкусными — надо было только исхитриться сорвать их, не расцарапав пальцев о суровые шипы…
     Вот и знакомый по позавчерашнему походу перекрёсток — направо к знаменитой тропе Грина и в Коктебель, мы же проходим прямо, пока что удаляясь от нашего дома. Прямая как взлётка грунтовка вела на гребень неизвестной нам доселе горы Сары-Кая. Иногда встречались перекрёстные дороги, манившие в Коктебель более коротким (и тоже незведанным) путём, и то тут, то там из травы торчали брошенные среди кустов авто. Люди определённо стремились сюда, в эти заросшие бурьяном просторы — скорее всего, охотились в траве на грибы.
     А мы всё шли да шли, Лена жевала шиповник, мурлыча под нос песенки, это было очень славно — напевать под шум ветра, когда вокруг простор, и тебя едва ли кто-то услышит. Справа оставался лес, а впереди маячил обманчиво близкий Коклюк.
     Дорога завела нас на холм, где нам повстречался парк антилоп «Сафари-ранч» — помимо антилоп за забором бродили стаи недружелюбных собак, сопровождавших нас всю дорогу оглушительным лаем — и непонятно, какое доброе чудо помешало им просочиться сквозь многочисленные дыры в воротах и заборе, чтобы познакомиться с нами поближе. Мы вздохнули с облегчением, только когда ранчо осталось позади. Вокруг снова воцарились тишина и благость. Прогулка была прекрасна, солнечные просторы ясны, настроение радужно.
     Слева раскинулись плавными волнами всхолмлённые поля, вспаханные просторы окаймляли зелёный овальный островок, и крохотный трактор в далёкой дали перепахивал каменистую землю. Ещё дальше серебрилась местами лента шоссе, и иногда искорки движущихся машин вспыхивали на ней едва различимыми светлячками. И уж совсем далеко-далеко на горизонте белели домики Феодосии…
     А когда вдоль дороги потянулись ряды низкорослых деревьев, и выяснилось, что это — грецкие орехи, мы и подавно оживились. Правда, на деревья больно было смотреть. Их ветви оказались варварски попилены. Похоже было, что орехи с них собирали, просто срубая вместе с ветками. Как мы узнали позже, предположение наше было верным… Увы!.. Найденные в опавшей листве орехи были по большей части поедены мышами, но и нам осталось достаточно лакомных орешков — из тех, что оставались на ветвях. Увлёкшаяся Лена даже на минутку потеряла Андрея из вида — а когда обернулась в поисках, обнаружила, что он уже устремился по едва заметной тропке к виноградникам…
     В кулинарном смысле наше путешествие определённо удалось! Пусть тут виноградник и заброшенный, и виноград не такой сладкий, как на совхозных полях внизу, но всё равно — золотисто-медовые гроздья позднего винограда — это настоящее пиршество, да к тому же ещё такое красивое! Это вам не почерневшие от какой-то своей растительной болезни грецкие орехи. Виноград сиял на солнышке словно янтарь, а какой это был азарт — отыскать среди причудливой резьбы листьев и завитков-усиков забытые, чуть переспелые гроздья! Это было как раз то, про что наша Анна Олеговна говорила: помыть руки виноградным соком… Он и впрямь вскоре начинал течь по рукам, благоухая и раззадоривая.
    
     И мы, конечно, насобирали немножко солнечных ягод в пакет. Потому что на глаза их попадалось больше, чем мы успевали съесть, а остановиться было сложно. Но мы осознали свою умеренность уже очень скоро — когда, перешучиваясь на предмет запретительных табличек, встреченных уже сильно после нашей ягодной охоты, увидели вдруг женщину, бредущую из глубин виноградника. Дама была невелика ростом и довольно субтильна, но за спиной её красовался туго набитый мешок, едва ли не с неё ростом! А спереди, симметрично, висел пакет с обрезанной поверху пластиковой пятилитровкой, тоже далеко не пустой. Дама сгибалась под тяжестью ноши, но двигалась весьма уверенно и целеустремлённо. Что ж, это стало ещё одной краской в чудной палитре сегодняшнего дня. Гармонично устроена жизнь: и после окончания уборки урожая виноградники тут дарят лакомство неленивым людям. Не пропадёт забытый виноград, как пропадают по оврагам урожаи яблок в нашей средней полосе. Порадует крымчан, сделавшись — наверняка! — вином в их собственных погребках!
     Мы шли и шли среди солнышка и простора. Стало даже немножко жарко. Справа от нас на фоне лесистых гор стал открываться простор Имаретской долины. Замаячил яркий лоскуток озера Фундучок. А перед нами, преграждая наш путь к горе Коклюк, выросла вершина горы Сары-Кая. Конечно, можно было обойти её слева, по дороге. Но это не наш метод! Мы лезли вверх по зарослям полыни, и в безветрии, под защитой крутого бока горы, было уже по-настоящему жарко.

     Склон был пушистым от густых трав, и даже цветы притаились в этой траве, провоцируя ползать за их фотографиями. Были здесь чудные лесные островки, полянки, милые дорожки на опушках…

     Мы долезли до вершины, увенчанной каменным гребнем. А когда оглянулись с него по сторонам — увидели прекрасную картину всхолмлённого велюрового пространства нежных зеленовато-охристых оттенков. И на этом полуакварельном фоне брызгами ярко-красного красовалась роскошная скумпия. Её великолепный извилистый ствол вырывался прямо из-за большого белого камня, и всё это вместе: скумпия, камень, долина внизу — было просто бесподобной картиной.
     Тут-то, возле столь живописной скумпии и прекрасного вида на раскинувшиеся внизу долины и тающий в дымке Кара-Даг, мы и уселись перекусить «с видом» — радуясь, что взобрались на эту замечательную гору…
     На вершине Сары-Кая мы обнаружили огромную воронку и чудом уцелевший на её краю бетонный дот — похоже, в войну бои тут шли нешуточные.
     Грунтовка вела нас дальше, петлёй в ложбину, и снова наверх. Мы шагали, наслаждаясь прекрасными купами деревьев у дороги, нарядным шиповником в красных бусах ягод, разглядывали близкий аэродром с самолётами и планерами…
     И по-прежнему было тепло и солнечно, впереди была вершина горы Коклюк, и белая ротонда с надписью «Звездопад воспоминаний», и наши трогательные воспоминания о вспугнутом тут некогда на закате зайце, угнездившемся на ночь в лунке…

     А закат меж тем был уже как раз не за горами. И оттого пейзажи, открывшиеся нам от ротонды, были щемяще прекрасны. Оранжевый свет и синие тени смешались на склонах горы и в долине внизу, и светлым овалом выделялась дождевая впадина Бараколь, а по кустам внизу тени ползли на глазах, тесня солнечные блики. И мощная тень Коклюка темнела в долине, и росла помаленьку, росла…


     Мы смотрели на предстоящий нам путь, пытаясь угадать, пока он виден нам сверху — как сделать его покороче, не очень при этом усложнив. Нам предстояло спуститься вниз, и войти через сумерки в ночь, и перестать видеть дорогу. Но сейчас было так красиво вокруг, что мы не могли заставить себя спешить.
     Продолжая вспоминать прошлые визиты сюда, попытались даже отыскать в кустах под тропой взятый когда-то геокэшерский тайник. Но на сей раз не нашли — много тут народу бывает, и место закладки стало выглядеть, мягко говоря, непрезентабельно…
     Зато как сияли камни на обрывах в закатных лучах! Каким золотом вспыхивали на фоне густой тени! Ну невозможно было оторваться от этого зрелища! И от грозных каменных изваяний, застывших сбоку от крутой сыпучей тропы — когда уже кануло за горизонт солнце, и небо раскрасилось оранжево-розовым…

     А потом — вниз и вниз, сперва аккуратненько, потом уже можно бегом, когда выположилась наконец тропа…
     Чудные виды холмистой местности, в которую ныряла грунтовка — словно в причудливые волны! И сумерки, ещё не густые, прекрасные, душистые, тревожащие душу до замирания и мурашек…
     Над певучими изгибами дороги, купами кустов, росчерками линий проводов — невозмутимой стеной стоял Кара-Даг. Чудесны вечера в этой долине! Каждой минуткой хотелось наслаждаться, впитывать, запоминать…
     Вот и посёлок Наниково замерцал огонёчками, сонные улицы, лай разбуженных собак, уютный и теребящий романтиков в наших душах запах дыма… Как прекрасно было идти по этим пустынным улицам, погружающимся в синий сумрак! А вот и сюрприз — длинный забор, расписанный фантазиями на тему «Жёлтой субмарины»! Разве можно просто пройти мимо?! Не сделать пару кадров на память — пусть и ценой спокойствия очередной разбуженной собаки?.. Тем более, этим кадрам суждено было стать последними на сегодня — свет неумолимо таял в подступающей темноте.
     Поворот, неуловимые и волшебные запахи открытого пространства… И уплыло назад Наниково, затерялось в темноте пройденного пути. Впереди поле, простор, звезда в небе, яркая, путеводная… Обернулись — р-раз! Где посёлок, где огни?! Пара светлячков мигнула во тьме и погасла. Причуды рельефа… Что ж, теперь — вперёд, в сгущающейся ночи, под зажигающимися звёздами в пока ещё тёмно-синем небе… И громадой плывёт справа могучий силуэт Татар-Хабурги. И совсем не смещается, потому что только кажется близким. Что ж, теперь марш-бросок через ночь!
     Мы долго шли, не зажигая фонарей. Когда дорога под ногами сделалась едва различимой светлой полосой, мы зажгли свет. Мир сузился до яркого луча внизу. И Лену всё время манило свернуть направо, потому что вот же Татар-Хабурга, лазаная-перелазаная, а за ней — грунтовка, по которой рукой подать до дому! Мечты, мечты… Иллюзии ночного пространства. Андрей резонно уверял, что под Татар-Хабургой — овраги и река, иначе были бы там дорожки, обозначенные на карте. Не форсировать нам этих преград в ночи, да и светлым днём — тоже едва ли. А это значит, что пилить нам аж до самого шоссе, приближаясь к Коктебелю обидными катетами, а не манящей гипотенузой. Ведь дом — где-то справа, между уже ненавидимыми в ночи Верблюдом и Татар-Хабургой… Эх! Вот и поманила уверенная грунтовка вправо, вниз, под горку. И свернули, хотя Андрей протестовал. Но ведь ехали туда машины, для чего-то шёл этот путь в темноту под бок горы! Как не проверить?..
     Проверили. Немного тревожный путь вниз и вниз, среди чёрных кустов и трав. Журчание воды. Приехали. Грунтовка свернулась в кольцо. Да это просто путь к роднику! Всё, дальше хода нет. Камыши, осока во тьме. И впрямь — река… Что ж, сами виноваты! Теперь — назад, вверх, на прежнюю дорогу…
     И опять путь под бархатно-чёрным небом. Ах, какое оно, это крымское небо! Когда ни единого огонёчка на земле, когда поблизости — никого, только долина и горы… Бездна звёзд, сияние, Млечный путь… И вспоминалось, как пытались мы в Туле отыскать в недрах парка местечко без засветки, чтобы наблюдать Персеиды… Напрасный труд. Сквозь прорубленный лес кололи огни фонарей. А здесь — наблюдай сколько душе угодно! А некогда, надо торопиться. Наша добрая хозяйка ждёт к ужину, волнуется, а мы тут — посреди долины и неба… Видимость нулевая — шли «по приборам». Андрей по навигатору в смартфоне теперь уже бескомпромисно тормозил попытки свернуть: рано… Тем более, что по бокам наконец-то провалы водохранилищ — темень пустоты во тьме ночи. И слева, и справа. Вот теперь главное — не пропустить среди грунтовок нужный поворот, и не свернуть раньше…
     Точка на экране на развилке дорог — наконец-то наш поворот! Посёлок где-то совсем рядом. Дорога над водой, шлагбаум, какое-то строение… Машина, фигуры, свет фонарей в лицо. «Вы кто?! Откуда здесь?!» Человека с фонарём можно понять. Охраняет плотину, и вдруг — двое из тьмы, из чистого ночного поля! Ладно бы, если с шоссе… «А можно, мы в Коктебель пройдём? Правильно, если туда?»
     Ну, спасибо доброму человеку. Пропустил. Хоть и поспрашивал недоверчиво. Трудно поверить в историю, что мы зачем-то пёрлись в темноте пешком из Наниково… И тут бы нам, выбравшимся на асфальт дороги, свернуть налево на шоссе, как изначально планировалось и как настойчиво советовал охранник плотины. Да не тут-то было. Лене мало было приключений. И потому направились мы — вместо разумной и долгой дороги в обход горы Верблюд — прямо по его склону. По странной дороге, выложенной бетонным плитам. Ведущей над глубокими оврагами неведомо куда, но пока что в направлении Коктебеля.
     Дорога эта у Андрея на карте значилась. Но, если верить карте — никуда не вела. Попетляв, обрывалась почему-то, терялась в пустом, ничем не обозначенном пространстве. Андрей предостерегал, что ничего хорошего подобное не сулит. Что отсутствие дорог и вообще каких-либо обозначений на карте означает одно: сложный или вовсе непроходимый рельеф! Но логика Лены упрямо нашёптывала ей в уши: вот ведь впереди холм, а за холмом Коктебель! Просто обязан он там быть! Пусть и не видно пока его огней, но вот поднимемся мы повыше… Там всего-то перевалить небольшую высоту, а потом будет тропка, по которой мы когда-то странствовали к Хабурге. Ну не может же такая могучая дорога из бетона взять да и оборваться просто так? К тому же похожая бетонка всплывала услужливо в памяти… Так думала Лена, шагая по дороге, уверенно забиравшей вверх. Впереди среди темноты засветилось что-то высокое, несколько фонарей сияли яркими пятнами. Объект выглядел заброшенным, никто не вышел, не окликнул. А дорога принялась взбираться вверх всё решительней. Новенькая, словно вчера проложенная. Среди пустоты и холмов. И темнота вокруг царила — по-прежнему. Никаких признаков близкого посёлка. Где же Коктебель? Где огни, где свет фонарей и окон?.. Дорога шла совсем уже вверх, делалось жарко — и уже как-то немного жутковато. Сейчас она залезет в гору — и там кончится, предрёк Андрей. Лена молчала. Происходящее стало ей представляться в каком-то уже сюрреалистическом свете. Какой леший понёс её сюда? Зачем настояла?.. Тьма, бесконечные витки серпантина нереально новой дороги, пятно света от фонаря под ногами… И что-то большое, смутно темнеющее впереди… Мелькнул справа огонёк, другой. Внизу, с другой стороны, совсем не там, где ожидался Коктебель. Высотный дом… Два, три… Далёкие, где-то внизу. И больше — ничего. Что за морок такой, откуда это тут?.. И вдруг — тёмный силуэт на склоне над головой. Тёмный в темноте, на фоне неба. Крест? Странный весь какой-то, будто из шипов, ощетиненный… Да что ж это такое?
    И тут слева, в распадке горы, показались дома и огни.
     Сперва мы даже проскочили этот распадок, показалось — там не спуститься, круто, высоко. Потом вернулись, пригляделись. И обнаружилась тропка. Стрёмненькая такая в темноте, узкая, неверная. Размытая. Но выбирать нам не приходилось — очень не хотелось проверять, где кончится наша бетонка. И мы начали спуск.
     Всё оказалось не так страшно, как выглядело. Немного адреналина — и вот мы уже идём вдоль чьего-то забора… Так вот он, Коктебель, и впрямь был под боком! Оказался, как ему и положено, прямо за склоном горы Верблюд. Просто гора эта вблизи кажется сильно больше, чем с дороги. И, если бы освещение в городе было исправным, может, мы даже увидели бы с загадочной бетонки зарево… Мы очутились в незнакомой части посёлка, и по-прежнему шли «по приборам», выискивая на карте правильные, нетупиковые улочки. Оставляя позади загадку тёмной бетонки, уводящей в гору. Нам, конечно, ещё предстояло её разгадать. А пока — мы шли незнакомыми улицами, пока не увидели впереди подсвеченную жёлтую громаду высотного дома, каждое утро вызывавшую наше возмущение при выходе из калитки Анны Олеговны. Ура! Это был ориентир. Дальнейшее было делом техники. Поблуждать в поисках кратчайшей дороги, позвонить хозяйке, что мы уже рядом. И вот — путь через школу, тёмными закоулками улиц, наш мостик через речку у дома, маленький крюк — к магазинчику… И даже не верилось, что так быстро закончилось это странное ночное странствие. К тому же — оказавшееся таким близким к нашему дому! Ведь когда Лена замирала до мурашек от ощущения нереальности происходящего и неузнаваемости пространства — там, на горе под странным крестом — когда казалось, что мы вывалились чуть ли не в какое-то параллельное, кем-то подменённое пространство — в тот самый момент стояли в нескольких кварталах от дома Анны Олеговны! Совсем рядышком, если знать путь от Партизанской горы, на вершину которой мы чуть не залезли. И «крест» этот, оказавшийся вовсе не крестом, а телеантенной — виден со всего посёлка! И загадочные дома, оказавшиеся местной «Санта-Барборой», не были для Анны Олеговны ничем удивительным. И загадку заброшенной дороги она нам тоже приоткрыла тем вечером за ужином, в уютной тёплой кухне… Но это — уже новая история, которую нам предстояло постигнуть своими ногами на следующий день…

Старый Крым — Коктебель. 26 октября 2016 г.




Tags: Коклюк, Коктебель, Крым, Осенний марафон, осень
Subscribe

Posts from This Journal “Осенний марафон” Tag

  • Тёплое прощание

    Вот и наступило наше последнее утро в Коктебеле. Вечером нас уже ждала дома мама. А впереди ещё был длинный, насыщенный событиями…

  • Пограничная зона или на вершине взорванной горы

    Последний полный день отпуска мы решили посвятить прогулкам по Коктебельским окрестностям. Назавтра нам предстоял отъезд, и мы, как…

  • Осенний марафон (видеоприложение)

    Оказывается, с прошлогодней осенней поездки в Крым у нас осталось достаточно видеороликов, чтобы смонтировать небольшой фильм.…

  • Тропою Грина

    Дежурно приласкав после завтрака хозяйских котов, мы отправились в новое путешествие. Целью нашей была тропа Грина, по которой нас лет…

  • Коктебельская классика

    Кому как, а для нас классикой отдыха в Коктебеле в любое время года была прогулка до Тихой бухты с последующим заходом к Максу на закате.…

  • С туристическим приветом!

    В очередной раз поздравляем всех наших друзей-читателей со Всемирным днём туризма! Ведь даже если мы не идём в поход с тяжёлыми рюкзаками,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments