Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Последние деньки в раю. Пересменок

     День, который Андрей посвятил путешествию в Семёновку, трое оставшихся художников провели в Русской бухте у причала со ржавым каботажем. Здесь тоже было облачно — и хотя с утра светило солнышко, небо не обещало однозначных перспектив. Впрочем, пока облака, плотными купами ползающие по горизонту, только украшали пейзаж, и художники спешили запечатлеть состояние, насколько это позволяла погода.

     Лена устроилась с этюдником на песке у мелководья, под самым бортом завалившегося на бок ржавого корабля. По прозрачной морской воде бежала хрустальная рябь, играли солнечные блики на песчаном дне. Это было красиво — и неожиданно трудно для живописи. Потом тучи подобрались вплотную, и на фоне пасмурных небес вода засветилась яркой зеленью. Лена принялась было писать кораблик в этом свете — но солнышко ожидаемо потухло. Задул сильный ветер, норовя завалить этюдник в песок. В воздухе запахло близком дождём — и группа засобиралась эвакуироваться на базу…
     После ужина все сидели за столом на веранде. Это был последний вечер пленэра. Желания писать закат ни Даня, ни Женя не проявляли. Лене же, по обыкновению, спокойно не сиделось. Она подхватила этюдник — и выбралась за ворота. Благо — идти далеко не требовалось, прямо за забором дачи открывался прекрасный вид на солончаки под многоцветным закатным небом. Пиши сколько душе угодно! Закат переливался всеми возможными красками, не давая поспеть за собой. А напоследок выглянувшее из-за туч солнце раскрасило на минутку траву длинными, ярко-малиновыми полосами. А Лена всё доделывала свой этюд, запечатлевший самые первые картинки из этого быстрого калейдоскопа. И поглядывала на далёкую фигуру с фотоаппаратом на солончаках, принимая фотографа за Андрея. Андрей же тем временем был ещё далеко — шёл по пляжу из Щёлкино, любуясь закатной феерией…
     На следующий день был пересменок. Собственно, прощаться в этот день ни с кем не пришлось. Разве что — с творческой дачей. И Даня, и Женя оставались в Мысовом до завтра. Но к вечеру должен был приехать Игорь Николаевич Шипилин, а с ним — и его будущая группа. Места в даче по этой причине следовало освобождать, и Андрей, возвращаясь накануне вечером из похода, нашёл неподалёку от дачи недорогое и удобное жильё. В нашем распоряжении был целый домик, с прихожей, кухней и ванной. В уютном дворе цвели ирисы и росли черешневые деревья. Мы быстренько обосновались, очень довольные нашим новым домом — и собрались на прогулку. Нашу первую совместную прогулку в этой поездке. Андрей спешил показать Лене места, которые изучал в одиночестве. И вот ветреным утром мы отправились гулять по экологическим тропам заповедного Казантипа.
     Но к морю Андрей повёл не по дороге, а большой петлёй через посёлок — показывая Лене незнакомые кварталы Мысового. Белые домики с крашеными в синий окошками и заборами, куры и утки на дорожках, ирисовые клумбы и лодки на лужайках — всё это было чудесно, и Лене даже жаль сделалось, что эти волшебные уголки обнаружились только теперь.
     Надо сказать, что Лене, сроднившейся за прошедшую неделю с кистью, вообще гулялось немного тревожно. Так и тянуло схватиться за очередной этюд — тем более что Азовское море было по обыкновению очень цветным и замечательно красивым. Бежали по яркой воде белые барашки волн, белые цветы у берега качали пышными головками.
     Мы прошли по берегу мимо места, где два дня группа писала этюды, и по ковру из водорослей пробрались дальше, к первой из Казантипских бухточек. «Сракомойка» очень впечатлила Лену, но купаться мы не стали — натянуло водорослей, да и ветерок слегка бодрил. И пусть тут мелко, но всё равно — надо же было дать такому красивому месту столь дурацкое название!
     По тропе мы вскарабкались вверх, в зелёные просторы Казантипа. Они были просто сумасшедше зелёными — огромные чаши, окружённые причудливыми скалами, заросшие травой и кустами, цветущие на все лады, украшенные причудливыми каменюками в оранжевых узорах лишайника и бело-жёлтом кружеве цветов…
     Мы пару раз плутанули, спустившись к заросшей бухте, спугнули кучу желтопузиков, напугали парочку дамочек рассказами о змеях… И дальше гуляли уже наедине с заповедной природой. Хотя, к нам конечно же, не замедлил спуститься из всегдашней засады бдительный егерь на «Ниве». Нас записали в журнал посетителей — на сей раз Лену, а не Андрея, и оповестили, куда гулять можно, а куда — только с пропуском. И мы отправились туда, где можно…
     Чудное место Казантип, яркое, цветущее, полное причудливых форм, щедрое на уютные бухточки с красивыми камешками и изумрудной прозрачной водой… Светило солнце, вокруг царила абсолютная благодать. Манили песчаные пляжики, и тропки в высоких травах, и пафосно красовались на фоне облачных небес причудливые камни…
     А когда мы отправились по дороге назад — залюбовались огромной чашей моря внизу. Мысовое было отсюда как на ладони, видны были обе бухты вокруг перешейка и призрачный город Щёлкино на горизонте — чудесный, влекущий пейзаж, полный простора, воздуха, неба и облаков…
     Мы пообедали дома и решили прогуляться теперь уже в другую бухту. Может быть даже искупаться. Неугомонная Лена захватила с собой свои художественные пожитки в надежде на какой-нибудь этюдик. И вот мы уже шагаем напрямик через солончаки. И тут — тоже красота. Специфическая, необычная, но нам симпатичная. Чудесное небо с облаками над посёлком, простор, залитый солнцем… Впрочем, дорога через солончаки оказалась быстрой, и мы, быстренько пробежав кусочек пути по дороге, свернули на пляж.
     В очередной раз оправдало себя наблюдение о чередовании шторма и штиля в двух бухтах. Если в Татарке вода была расчерчена белыми полосами наката, то Русская бухта оказалась зеркально-гладкой, спокойной и прозрачной. Вода здесь сияла самыми безмятежными зеленью и синевой, желто-лиловый песчаный пляж маняще тянулся вдоль кромки моря. Солнышко ощутимо припекало, так что сразу вспомнилось о необходимости солнцезащитного крема. Мы прогулялись вдоль воды, полюбовались красной лодкой, неоднократно уже сфотографированной Андреем, ясным небом с живописными облаками у горизонта, далёкой ротондой на скале… Было очень красиво, как-то по-курортному, по-летнему — и при этом ни один из сюжетов не просился сделаться этюдом… Так что, дабы зря не ходить туда-сюда — мы рискнули искупаться.
     Хотя у Лены, на удивление, купание обычного восторга не вызвало. Вода была прохладной (градусов 17), море — мелким (где-то по бёдра) — окунуться можно было только упав на пузо, а плавать, толкаясь конечностями о песчаное дно. Привыкшего за эти дни к Азову Андрея это уже не смущало — он таки с удовольствием освежился. А вот Лена, открывая купальный сезон, лишь помочила ноги, поприседала в воде — и признала купание завершённым. Типа, тут вам не зимний Коктебель или Орджо, где в море можно сразу рухнуть, как в купель!
     Пообсохнув на солнышке, мы свернули на дорогу, ведущую в посёлок. Лене захотелось вернуться в Татарку, к подножию заповедника, и сделать-таки небольшой этюдик. А Андрей, проводив её, отправился было к причалу любоваться кораблями в вечернем свете, но по пути осознав, что света этого уже не будет, вернулся домой.
     В Татарке же по-прежнему рокотал накат, дул ветер и носились по волнам кайтеры. Небо в надвигающихся тучах выглядело донельзя живописно, на берег светило низкое уже солнышко, длинные тени тянулись по песку от кустиков с белыми цветами. И Лена принялась быстро писать, понимая, что состояния теперь будут меняться на глазах. И, конечно, ничего толком не успела. Зато осталось воспоминание о этой солнечно-теневой красоте на границе пасмурности и заката, о море волшебных цветов и тёмных небесах с яркими запятыми парусов…
     Когда совсем уже низкое солнце кануло в тучку, на ветру сделалось отчётливо холодно. Постукивая зубами, Лена поспешила собрать краски — и тоже отправилась в сторону дома.
     По дороге в Мысовом ей повстречался Ахмед, сопровождавший двух девушек. Это были участницы нового мастер-класса. Игорь Николаевич Шипилин, как оказалось, уже прибыл на дачу, и там намечался торжественный ужин в честь знакомства и открытия нового пленэра. Когда свечерело, Андрей и Лена отправились на дачу, чтобы познакомиться с художником и новой группой студенток. Шумное застолье под чудесные песни Игоря Шипилина получилось ещё и прощальным. Назавтра утром Даня и Женя уезжали из Мысового. Пленэр под руководством Даниила Волкова теперь уже окончательно завершился. Но в этот вечер аура гостеприимного праздника, излучаемая Даней, ещё витала в даче, как-то сама собой объединяя присутствовавших в дружескую весёлую компанию. И казалась ещё по привычке неотъемлемым свойством самой дачи. И нам как-то не приходило в голову, что завтра Даня, сам того не ведая, всё это увезёт с собой…

Мысовое. 23—24 мая 2017 г.




Tags: Азов, Казантип, Казантипский пленэр, Крым, весна, живопись
Subscribe

Posts from This Journal “Казантипский пленэр” Tag

  • Канака. Последнее ущелье

    Напоследок — в прощальный наш полный день крымского отпуска — Лена решила ещё разок пройтись с красками и холстом по виноградникам. На…

  • Большие Ворота Караби

    Изменив накануне план похода по Караби-яйле, мы лишили себя удовольствия полюбоваться живописнейшими видами восточного края плато. К…

  • Внеплановый пленэр

    Утром первого дня лета погода пожелала засмурнеть. Небо всё плотнее затягивалось облачностью — что, впрочем, не могло помешать Лене…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments