Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Главный поход отпуска. Восхождение к Чигенитре

     Наконец-то пришла пора осуществить нашу давнюю задумку, с которой ещё прошлой осенью начиналось планирование осеннего отпуска. Именно тогда родилась идея снять жильё в Рыбачьем, взять с собой палатку и постараться как можно больше походить в окрестностях Караби-яйлы. Ну а первым делом, конечно же, подняться к Чигенитре — ведь от Рыбачьего к этому удивительному ущелью лежит самый короткий путь.
     Накануне днём мы бродили по ближайшим окрестностям, специально, чтобы хватило времени купить продуктов и упаковать рюкзаки. Предстоящий поход задумывался нами как двухдневный. Мы собирались к Караби подняться через Чигенитру, заночевать в верховьях ущелья, и после небольшой прогулки по яйле спуститься обратно через Большие Ворота. Правда, при сборах рюкзака Андрей задумчиво поглядел на запасы еды — и предложил захватить с собой пару банок резервных консервов сверх запланированного. На всякий случай… Увы, запасную банку положил в свой рюкзак только он. Лена этот предусмотрительный маневр в горячке сборов проигнорировала. И, как выяснилось позже — напрасно…

     Чтобы попасть на грунтовку, ведущую на яйлу, для начала надо пройти насквозь весь посёлок. Который вглубь оказывается совсем не маленьким. Уже с утра солнце ощутимо припекало, день обещал быть жарким. Хоть синие небеса и были украшены облаками — на дождевые они не походили. Вдоль реки, пересекающей посёлок, мы дошли до окраины Рыбачьего, откуда сразу же начинаются бесконечные виноградники. Дорога украсилась пирамидальными тополями, и Лена тут же оживилась, принявшись присматривать сюжеты для пленера.
     Открывшуюся перспективу замыкала могучая стена Караби-яйлы, возвышаясь над ярко-зелёными полосами светящейся на солнце лозы. Стройными тёмными свечками стояли тополя вдоль белой дороги. По обочинам цвели розовым ароматные кусты шиповника, благоухали акации, сиреневым сияли полянки, сплошь покрытые какими-то пышными цветами, названия которых мы не знали… Чудная дорога — и было бы сплошное удовольствие шагать не ней, кабы не тяжёлые рюкзаки за спиной, не палящее солнце — да ещё тот досадный факт, что дорожка всё круче забирала вверх. Медленно и не очень заметно, но мы приближались к началу горной тропы — куда более крутой и пугающей, чем длинная и выматывающая дорога сквозь виноградники...
     Вход в заветное ущелье, так властно манившее нас к себе, пока что скрывала гора Лапата-Хая. Но до неё ещё было ой как далеко — и мы, пыхтя, упорно шагали вперёд. Оборачиваясь, мы видели, как петляет меж холмов пройденная нами дорога, удивительным образом оказывавшаяся где-то далеко под нами. Рыбачье давно скрылось из виду, а меж холмов просторным синим полотном показалось море.
     Над Караби же полосами тонких белых пёрышков собирались облака. Теоретически, это могло означать возможный дождь — мы вспомнили давнюю пугалку с одного из турфорумов: «увидели над Караби облачко — бегите вниз без оглядки! Оглянуться не успеете, как будет страшная гроза!»
     Не слишком-то мы боялись этих страшилок. Хотя дождя, конечно, не хотелось бы, а грозы — и тем более. Однако в грозу на Караби мы уже попадали, и было это хоть и жутковато, но очень красиво. Справедливости ради надо сказать, что гроза в тот раз прошла стороной, зацепив нас разве что самым своим краешком. Мы и теперь надеялись, что всё обойдётся. И вправду, облачка как прилетели, так и исчезли себе куда-то незаметненько. Мы же, продолжая страдать от жары, всё шли и шли вверх — меж тополей, буйно цветущих розовых кустов и акаций. Это были какие-то совсем уже сказочные полянки, и Лена опять облизывалась, и страдала, что так далеко от Рыбачьего это чудная натура, а Андрей подбадривал её, что если снять рюкзак, то на самом деле расстояния не так уж и велики…
     Первый родник на нашем пути — памятная труба под бетонной плитой, над маленьким озером с очень прозрачной водой и разговорчивыми лягушками. К счастью, необходимости набирать воду прямо здесь не было, выше располагалась ещё пара источников. Потому мы просто передохнули у журчащей струи, напились холодной воды и умылись. И снова — вперёд и вверх!
     С этого момента «вверх» сделался гораздо круче. Дорога, ставшая отныне тропой, отсюда начинала уже реальный подъём, долгий и суровый. Вверх и вверх, почти без пологих участков, по бесконечным камням, рассыпанным на тропе. Озеро маячило внизу зелёным радостным островком. Яйла приближалась, но очень медленно…
     Бесконечная тянучка вверх наконец закончилась на подступах к турстоянке Чигенитра. Мы снова вышли на грунтовку — сверху и снизу от которой открылись колоритные каменные хаосы. Большущие камни светлели на полянках среди цветов и трав. И только пройдя прилично вперёд и вверх по удобной, сделавшейся пологой тропе, мы вспомнили о том, что где-то в каменных хаосах надо было поискать геокэшерский тайничок. Возвращаться, понятное дело, никому и в голову не пришло. Мы дружно порешили, что займёмся тайником на обратном пути… В тот момент нам и подуматься не могло, что обратная наша дорога будет пролегать очень далеко от этих мест. А ведь это так для нас типично…
     Тропа, вновь похудев, нырнула в кустарник, мы прошли полянки турстоянки, потом — родник у дороги. Здесь тоже можно было просто напиться, не отягощая пока дополнительной водой и без того не слишком-то лёгкие рюкзаки. Выше по тропе, возле живописной полянки с видами на долину внизу, где в тени мы устроили небольшой привал, отыскался памятный по прошлым походам исток речушки Хун под названием Чугюн-Чокрак. Этакий славный родничок, бьющий из скалы, в окружении мятных гирлянд. Как дружно признали мы позже, вода в этом роднике — самая вкусная из всех, встреченных нами по пути на Караби-яйлу. Да и не только по пути на яйлу, как выяснилось позже. А пока — мы набрали воды про запас, и, несмотря на то, что расчёты подсказывали, что нам хватит и пяти, поволокли с собой в гору аж семь литров воды… Это было непросто — зато в утешение нам и дорога сделалась куда зрелищней.
     Уже нависали над нашими головами скальные отроги горы Лапата-Хая — их каменные зубцы эффектно смотрелись среди зелени горного леса. Внизу простирались бескрайние просторы гор и моря, зеленели глазки озёр…
     А впереди был подъём в ущелье Чигенитра, волшебное место, завораживающее каждым своим уголком. И волшебство уже начиналось. Жёлтая крутая тропа меж скал, глубокий овраг слева, под обрывами, молодые буки и сосны, словно вписанные в пейзаж рукой искусного художника… Колючие травы, островками шагающие по склонам бэдлэндов на пучках узловатых ног-корней… Речка внизу, ванночки под крутыми склонами. Красноватые рельефы нетронутых растительностью складок породы над руслом… Здравствуй, Чигенитра, колдовское ущелье, оазис на краю огромной и почти безлесной Караби-яйлы! Сколько ни приходи сюда, всё завораживают эти места, удивляют, не отпускают душу…
     Вот и густой буковый молодняк, сквозь который мы проломились насквозь, радуясь знакомым местам и скорому окончанию пути. Слева по-прежнему живописный овраг, укрытый плотными кронами деревьев. Мощные стволы, узловатые ветви… Последний рывок через тенистый лес, и мы у колодца, прикрытого какими-то досочками от мусора и листвы. Из него мы пить не рисковали — говорят, вода там так себе…
     От колодца тропки разбегаются в разные стороны, и Андрей устремился по одной из них в лес, искать место для стоянки. А Лена вспомнила о полянке, которой любовалась в прошлые встречи с Чигенитрой. У самой опушки леса, прямо над родником — заветная полянка оказалась свободной. Окружённая волшебным хороводом буков, оборудованная капитальным костровищем и мощными брёвнами-скамейками. При этом с видом на вершину Лапаты. Место-мечта. И мягкая травка на площадке между буками — словно нарочно постелена для палатки. Помнится, в прошлый раз мы удивлялись, почему не дошли сюда ночевать. Ну, видимо, чтобы с особым смаком обосноваться тут сегодня!
     Андрей остался разбивать палатку, отпустив Лену наслаждаться встречей с любимым местом. Солнце было ещё высоко, времени до заката было более чем достаточно. Встреча у стоянки — чтобы вместе провожать солнце — была назначена через полтора часа.
     И Лена побежала по грунтовке в глубину ущелья. Заметалась: куда сунуть нос раньше? Хотелось везде. И на открытые пространства, и на горы над Большими Воротами, и к озеру с лягушками… И в глубину леса хотелось, ко дну ущелья, в пронизанное солнцем зелёное волшебство! Вот — просторная полянка, медовый свет в листве огромного бука, розовые бока бэдлэндов внизу… И каждая травка светится, горит, солнечная истома висит в воздухе! И прямо хочется идти, и влево, вниз, к реке…
     Ну да ладно, по краешку полянки, под буком — и дальше, опушкой меж прекрасных дерев! Вот уже и крутой склон, внизу — озерцо, заросшее осотом, словно нежным сияющим подшёрстком. А дальше — озеро побольше. Кусочек чего-то среднерусского среди буков, бэдлэндов, карста… Чудеса. Лягушки! Чудные тут лягушки, не устаёшь удивляться! Вот, запели — сперва один солист вступил тихонечко, потом другие подтянулись, подпели, разложили мелодию на голоса, на октавы, на фразы… С ума можно сойти, до чего все они поют по-разному! Кто — фальцетом, кто — почти басом, да словами всё разными, не просто какое-то «ква-ква»! Слушаешь — диву даёшься! Хоть записывай этот концерт… А и записала, не сдержалась! А над озером пролетел бесшумный ворон, и — р-раз! Словно невидимый дирижёр властной рукой сжал все звуки. Прервалась песня, разом стихла. Затаилась. Минута, две… И опять — нежное вступление солиста… Пошла-поехала симфония по-новой!


     Так бы и слушать, и смотреть, и любоваться… За озером засиял зелёным золотом островок леса, изломанной длинной льдиной вплывающий в пространство бэдлэндов. Ну до чего ж красиво! Однако, пора бежать дальше, время идёт! И опять — куда? По тропе? Или вверх, по склону, взобраться над озером, полюбоваться Большими Воротами? Маленькая паника… Вверх! Панорамы, ущелье внизу, низкое солнце, скалы, бэдлэнды мерцают… Красота! А какие камни над тропой! Какие нежные островки крымских эдельвейсов! Не оторваться, не остановиться, не прекратить снимать! А вот и другие эдельвейсы, уже настоящие, не крымские! Невзрачные такие, прямо как на картинке, из детских воспоминаний… Были у Лены такие обучающие карты в детстве, на каждой — растение. И под таким вот цветочком-шапочкой из белёсых кругляшков надпись была: «Эдельвейс»… Волшебство, волшебство… До края скал далеко, от Ворот надо бы отказаться… А тропка — дальше и дальше, и красота со всех сторон, и камни всё интереснее. Сияют в закатном солнышке. Надо бы уже назад бежать! А вот камешек над обрывом, и солнечный луч горит на белоснежном кустике нежных эдельвейсов! Ну невозможно же оторваться! Но тут — внизу, с другой стороны озера — мелькнула красная футболка Андрея. Вот и славно! Значит, не надо бежать к палатке!




     Прямо от озера мы начали подъём на гору. Здесь край скалы был ближе. Чудный буковый лес сиял внизу, в чаше ущелья, и одинокие кряжистые деревья, обломанные ветром и сделавшиеся от этого похожими на сказочных энтов, светились пушистыми кронами на полянках. Многоцветный ковёр расстилался под ногами. Пряный аромат разливался в воздухе. А сколько тут было незабудок! Незабудковые поляны! Какая концентрация красоты в отдельно взятом месте — просто невозможно! Край горы подступил к ногам, открывая панорамы побережья. Акварельные планы гор и бухт на фоне морской глади. Волнистое покрывало далёких гор, превращённых перспективой в мягкие холмы… А на переднем плане — резко очерченные вечерней тенью Большие Ворота. Могучие скалы, обрамляющие дорогу вниз, которой мы планировали спускаться назавтра…




     Любование закатным светом на краю скалы — сродни медитации. Цветы и травы сияют на фоне далёкого моря и неба… Сидеть бы так бесконечно…

     Но пора и поужинать! Благо — стояночка наша видна и отсюда, сверху, рукой подать! Только спуститься по крутому склону — и вот уже тропка под хоровод волшебных буков на нашей полянке!


     Спустившись, мы устроили самый настоящий пир на лавочках из тёплых от солнца брёвен! Закат светится в листве над палаткой — жаль, не может наша фототехника передать этого чудного эффекта! И впервые-то мы тут ужинаем засветло, с чувством, с расстановкой! Под очень вкусную по такому случаю водочку, просто праздник какой-то! А под бревном, не слишком-то нас стесняясь, бегает миленькая мышь с блестящими глазками-пуговками и коротеньким почему-то хвостиком. Видимо, стационарно закреплённая за этим местом мышь — место-то хлебное, туристическое!
     Вечерело, солнышко опускалось. Андрей под чаепитие взял да и запустил аудиосказку про Тили-Мили-Трямдию. И так эта чудо-сказка славно пошла-послушалась тут, среди смеркающегося ущелья, под буками — просто лучше и не придумать! И в палатке, уже при свете фонаря, мы всё дослушивали, улыбаясь особенно милым фрагментам. И заснули словно в сказке.
     А проснулись среди ночи, в темноте — от того, что в уханье и писк сов вплёлся истошный, возмущённый отрывистый вопль. Зверь ходил вокруг палатки и кричал истошным голосом, а мы лежали и недоумевали, кто бы это мог быть. И совы отвечали сверху писком и утробным уханьем. И Лена предположила, что это лиса ходит кругами и кричит.
     Уже потом, в Туле, Андрей в присутствии гостей, выслушавших рассказ о ночном концерте, молча запустил наобум найденный в Интернете видеоролик. И народ дружно грохнул от смеха, увидев и услышав, как на видео лиса, пришедшая к человеческому жилью, возмущённо кричала на овчарку, прижимая к голове длинные уши при каждом отрывистом крике. Это был тот самый крик — который только что довольно удачно имитировал при рассказе Андрей. Так мы удостоверились в видовой принадлежности нашего ночного гостя…

Рыбачье. 29 мая 2017 г.




Tags: Казантипский пленэр, Караби, Крым, Чигенитра, горы
Subscribe

Posts from This Journal “Казантипский пленэр” Tag

  • Канака. Последнее ущелье

    Напоследок — в прощальный наш полный день крымского отпуска — Лена решила ещё разок пройтись с красками и холстом по виноградникам. На…

  • Большие Ворота Караби

    Изменив накануне план похода по Караби-яйле, мы лишили себя удовольствия полюбоваться живописнейшими видами восточного края плато. К…

  • Внеплановый пленэр

    Утром первого дня лета погода пожелала засмурнеть. Небо всё плотнее затягивалось облачностью — что, впрочем, не могло помешать Лене…

  • Главный поход отпуска. В Волчьей пасти

    После многокилометрового марш-броска накануне, да ещё после вечерних ужасов, рассвет мы благополучно проспали — да, собственно, и не…

  • Главный поход отпуска. Круги по Караби

    Накануне вечером мы ещё один раз убедились, что с хребта горы Лапата-Хая открывается один из самых зрелищных горных видов. Поспорить с…

  • Малореченское. Храм-маяк и сырное место

    Мы довольно долго искали варианты бюджетного перелёта с багажом — ибо, добавив себе в программу отпуска пленэр, жертвовать ранее…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Posts from This Journal “Казантипский пленэр” Tag

  • Канака. Последнее ущелье

    Напоследок — в прощальный наш полный день крымского отпуска — Лена решила ещё разок пройтись с красками и холстом по виноградникам. На…

  • Большие Ворота Караби

    Изменив накануне план похода по Караби-яйле, мы лишили себя удовольствия полюбоваться живописнейшими видами восточного края плато. К…

  • Внеплановый пленэр

    Утром первого дня лета погода пожелала засмурнеть. Небо всё плотнее затягивалось облачностью — что, впрочем, не могло помешать Лене…

  • Главный поход отпуска. В Волчьей пасти

    После многокилометрового марш-броска накануне, да ещё после вечерних ужасов, рассвет мы благополучно проспали — да, собственно, и не…

  • Главный поход отпуска. Круги по Караби

    Накануне вечером мы ещё один раз убедились, что с хребта горы Лапата-Хая открывается один из самых зрелищных горных видов. Поспорить с…

  • Малореченское. Храм-маяк и сырное место

    Мы довольно долго искали варианты бюджетного перелёта с багажом — ибо, добавив себе в программу отпуска пленэр, жертвовать ранее…