Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Тёплое прощание

     Вот и наступило наше последнее утро в Коктебеле. Вечером нас уже ждала дома мама. А впереди ещё был длинный, насыщенный событиями день. Мы специально проснулись пораньше, чтобы до отъезда успеть напоследок погулять по Коктебелю. Как часто бывает в день отъезда — вчерашняя пасмурность улетучилась, и, выглянув в окошко, мы увидели замечательной красоты рассвет. По давней традиции на прощание погода нам улыбалась. Она улыбалась так лучезарно и ярко, что сделалось как всегда немного обидно. Ну почему мир вокруг насытился такими замечательными красками именно сегодня, когда надо паковать чемоданы и прощаться с Коктебелем?.. Казалось, будто вернулось лето.

     Сперва мы заглянули на автостанцию и взяли билеты на дневной автобус. Заодно купили на вес немного кошачьего корма. Хотелось на прощание порадовать бессчётных и вечно голодных набережных котов… Мы уже было отправились по Десантников к набережной, но справа так маняще сверкала на солнышке Сюрю-Кая, что мы дружно решили: сперва — на Тепсень! И обычной нашей дорогой, через тупичок, примыкающий к улице Победы, мы отправились наверх. Солнце раскрасило самой яркой палитрой белёные домики, калиточки и палисадники. А по узеньким улочкам ездил, оглашая окрестности громогласными объявлениями в мегафон, автомобиль со свежевыловленной рыбой. Люди выходили из ворот, и тут же, на установленных в багажнике весах, им взвешивали ещё час назад плававших в море рыбин…
     Козьей тропкой мы вскарабкались на бок Тепсеня. К тому самому домику с черепичной крышей, который стоял тут ещё когда Тепсень не был застроен вовсе. Тогда мы взбирались на его девственно-чистые просторы, и любовались аутентичностью сказочного домика, будто бы выраставшего из его всхолмлённой спины… Теперь Тепсень обзавёлся улицами с гостевыми домами и усадьбами за высоченными заборами. Едва ли это, конечно, к лицу заповедному плато, хранящему тайны древнего городища... Зато из окон местных строений открывается волшебный вид на Кара-Даг — знаем не понаслышке, сами любили останавливаться тут раньше.
     Но, к счастью, плато застроено пока лишь по краю, примыкающему к посёлку, а на по-прежнему любимых нами просторах всё так же колышутся травы да гудят ветра в телеграфных проводах над светлой дорогой, что змейкой украшает предгорный пейзаж. И вокруг, куда ни глянь — удивительный, прекрасный мир, которого очень много. Влекущий Кара-Даг с могучим, устремлённым ввысь зубом Сюрю-Кая, напротив бухта с зелёной водой и огромная чаша долины, заполненная Коктебелем аж до самого Узун-Сырта… И небо, бескрайнее разноцветное небо, на котором одновременно могут жить и солнце, и облака, и тучи, и туман… Сегодня тут было очень ярко, очень красочно, тепло и по-особому чудесно. Мир сиял самыми сочными красками, если глядеть на него в сторону бухты и Коктебеля, а у Кара-Дага — светился ослепительным светом, отражённым поверхностью моря. И домики гостиниц плавали и растворялись в этом свечении.
     Мы вновь спустились к Набережной улице — её домики, лепившиеся к склону горы, радовали взгляд милыми детальками: калиточка… чудесная крыша… окошко с занавесочками… угрюмый котище на подоконнике… Ноги сами привели к берегу моря — к нашему любимому камешку, явно прилетевшему некогда в воду от извергавшегося Кара-Дага. До чего же синей была здесь сегодня вода! И лодки, стоящие на берегу, были очень цветными, и сам берег, и голубое ясное небо. А далёкие мысы и горы светились мягкими тёплыми цветами, и опять было очень жаль, что мы уезжаем.
     На набережной мы устроили ажиотаж среди местной кошачьей братии. Сеанс одновременного кормления выглядел очень потешно. Повылезали из-за всех заборов, из всех щелей коты, кошки и котята самых разных размеров, цветов и темпераментов. Вокруг нас воцарился дружный хоровой хруст. А мы кормили кого с рук, кого — кто был менее боек — просто порциями угощения на плитках набережной. И пытались изредка отгонять внушительных размеров псов, тоже странствующих по набережной в поисках хлеба насущного — и не гнушавшихся кошачьими кормами.
     Так, в общении с братьями меньшими, мы догуляли до фирменного магазинчика — уже, увы, закрытого. И вышли на пляж, пошуршать на прощание галькой, погладить прозрачную ласковую волну. По очень ярким, сияющим зеленью волнам плавал у берега рыжий деревянный кораблик. Покачался на фоне Биюк-Енишара и Хамелеона, нарядных в жёлтом солнечном свете — и причалил неподалёку от нас. Это было так невозможно красиво, что мы даже вспомнили, что нужно иногда снимать видео.


     Небольшой прощальный ностальгический вояж по улочкам Коктебеля — и вот мы уже укладываем в чемодан немногие из недособранных с вечера вещей. Нам пора на автостанцию, и мы прощаемся с Анной Олеговной, с уютным домиком, служившим нам тёплым пристанищем зябкими осенними ночами… Ну и с котами, конечно, с весёлыми братьями Кузьмой и Василием. Желаем благополучия нашей доброй хозяйке Анне Олеговне, а домику — хороших постояльцев. Теперь — вперёд знакомой ещё с первой встречи с посёлком улочкой. Через через памятный мостик, под перестук колёс нашего немаленького чемодана.
     Солнце всё ещё светило вовсю, вызывая досаду и лёгкую грусть из-за необходимости уезжать. Но пока до отправления автобуса ещё оставалось время — можно было постоять на улице, поглядеть, как между древесных крон светится тёплым светом высокий холм — вдали, за пределами посёлка. Кучук-Енишар, Волошинская гора… Оказывается, она видна прямо отсюда, от автостанции. И даже деревце над могилой Максимилиана Александровича — вот оно, и дорожка наверх, путь для задумчивых паломничеств… А если взглянуть в другую сторону — увидишь величественный «зуб» Сюрю-Кая. И вспоминается, как наш добрый друг Вадим говорил: «Всё-таки здорово, когда над городом видна такая вот штука!»
     И словно в насмешку над нашим настроем на возвращение в холодную тульскую осень над чьим-то забором среди кустов сирени мелькнули цветущие нежным цветом ветви. Это Коктебель прощался с нами, передавал на память привет из совсем недавнего лета. До новых встреч!
     А солнце нырнуло за тучи на полпути нашего автобуса в Симферополь. Будто давая понять, что прощальный салют тепла закончен. Наверное, чтобы нам было не так обидно уезжать домой. Хотя до новой встречи с Крымом оставалось всего два длинных предновогодних месяца. А потом — новые встречи с друзьями и рождественские каникулы в Севастополе!

Коктебель. 29 октября 2016 года


Tags: Коктебель, Крым, Осенний марафон
Subscribe

Posts from This Journal “Осенний марафон” Tag

  • Пограничная зона или на вершине взорванной горы

    Последний полный день отпуска мы решили посвятить прогулкам по Коктебельским окрестностям. Назавтра нам предстоял отъезд, и мы, как…

  • Осенний марафон (видеоприложение)

    Оказывается, с прошлогодней осенней поездки в Крым у нас осталось достаточно видеороликов, чтобы смонтировать небольшой фильм.…

  • Тропою Грина

    Дежурно приласкав после завтрака хозяйских котов, мы отправились в новое путешествие. Целью нашей была тропа Грина, по которой нас лет…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Posts from This Journal “Осенний марафон” Tag

  • Пограничная зона или на вершине взорванной горы

    Последний полный день отпуска мы решили посвятить прогулкам по Коктебельским окрестностям. Назавтра нам предстоял отъезд, и мы, как…

  • Осенний марафон (видеоприложение)

    Оказывается, с прошлогодней осенней поездки в Крым у нас осталось достаточно видеороликов, чтобы смонтировать небольшой фильм.…

  • Тропою Грина

    Дежурно приласкав после завтрака хозяйских котов, мы отправились в новое путешествие. Целью нашей была тропа Грина, по которой нас лет…