Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осень в Монтенегро. День первый. За солнцем в Доброту

Читать сначала. Осень в Монтенегро. День первый. Над Адриатикой  Хмурый Котор

     Берег маленькой Которской бухточки был чудесен! Пиршество для глаз фотографа и художника — сколько здесь было лодочек, катеров, парусников! С оконечности бухты открывался прекрасный вид на всё это великолепие, фоном которому служили красные крыши Старого города и пепельно-серые в пасмурном свете горы. Прекрасные, скалистые, обрывистые. Восторгу нашему не было границ.

     В соответствии с заранее составленным планом мы отправились вдоль берега в сторону Доброты. Тучи на небе вроде бы слегка разошлись, и начало проглядывать солнышко. Оно было довольно жарким, в рюкзаках наших лежали на всякий случай купальные принадлежности. Оказалось, однако, что наши представления о купальной зоне в Которе были верны. Вернее — представления о практически отсутствии оной. Небольшой пляжик обнаружился только в одном месте, почти напротив нашей улочки — на границе Котора и Доброты. Но море показалось нам слишком мелким. Зато мы полюбовались сияющим в солнечных лучах пейзажем с уходящим в воду мелкогалечным мысом и двумя купальщицами, чудесным сквером под сенью пышных деревьев — и многочисленными лодочками и катерами на сияющей сине-зелёными переливами воде. Особенно позабавил катерок, стилизованный под красную подлодку — катающий вдоль берега отдыхающих. На пляже росли деревья, в которых мы с удивлением узнали гранаты. Плоды — не очень большие, но уже розовые — густо усеивали кроны, они были потрескавшимися, с обнажившимися зёрнами насыщенного цвета. На вкус гранаты были сладковато-кислыми, очень сочными, и мы с энтузиазмом принялись на ходу их грызть.
     Наше путешествие вдоль берега было довольно долгим и зрелищным, но абсолютно не продуктивным в плане купания. Зато мы любовались чудными горами над бухтой, черепичными крышами над водой, изобретательными «парковками» для лодок и катеров. Весь берег состоял из сплошных искусственных заводей, огороженных каменными бортиками, и лодочки всех цветов стояли в неподвижной прозрачной воде, припаркованные каждая на своём месте. А впереди, расцвеченный неутомимо движущимися пятнами света и тени, светлел изгиб мыса с очень милыми домиками и деревцами. И мы сперва шли к нему, а потом — и дальше, по бесконечной набережной посёлка с удивительным названием Доброта.
     К тому моменту пасмурность снова сомкнулась над бухтой. И по этой причине пляжи Доброты, до которых мы наконец дошли, желания купаться у нас тоже не вызвали. Ощутив в конце концов лёгкое гудение в отвыкших от дальних странствий ногах, мы по короткому переулку поднялись к шоссе. И пошли назад в Котор, глядя на пройденный путь теперь уже сверху, сквозь оранжевые узоры черепичных крыш. Над дорогой гроздьями висели гранаты, и нереально-розовым цветом светились пышные ветки, густо усыпанные цветами. Оказавшимися при ближайшем рассмотрении, как ни странно, окрашенными в розовый листьями. Цветки, маленькие и жёлтые, росли из центра розоволистных розеток.
     Неожиданно выяснилось, что уйти мы успели довольно далеко. Утомившись, мы заглянули в пару магазинчиков, купили на пробу пршута — местного вяленого мяса. И решили попить пива с буреками — этакими «червячками», скрученными из слоёного теста с начинкой из фарша или сыра.
     Тут случилось маленькое приключение. Из ассортимента на полках холодильника мы выбрали местное пиво — «Никшичко». Андрей читал о нём лестные отзывы, и мы, извлёкши из холодильника бутылку, попытались её купить. Однако столкнулись в неожиданной трудностью. Продавщица пыталась нам что-то объяснить на смеси английского и черногорского — и через некоторое время мы с удивлением поняли, что для покупки пол-литровой бутылки «Никшичко» нам необходимо сперва сдать пустую бутыль от этого пива. Касался такой манёвр только этой марки пива, и только бутылочной фасовки. То есть мы вполне могли бы взять то же «Никшичко» в банке или альтернативный сорт, но нас уже заклинило на первом выборе. Если есть препятствие — его следует преодолеть! Поэтому полу-вербально, полу-жестами мы сговорились с продавщицей, что выпьем пиво прямо тут, у магазина на улице, и тут же возвратим освободившуюся тару. Далее диалог повторился с кассиршей — почти точь в точь, она глядела удивлённо и всё никак не могла взять в толк, как это: выпить пиво прямо здесь? Как можно продать пиво, а бутылки получить только после?.. Всё ещё слегка одуревшие от такого поворота событий, мы пили пиво на углу у магазинчика (вкусное оказалось!), заедали горячими буреками с сыром и мясом и надеялись, что в Черногории не действуют аналогичные российским антиалкогольные законы. Весёленькое было бы приключение — в первый же день в стране вступить в контакт с местной полицией! К счастью, поведение наше никто нарушением правопорядка не счёл. Но «Никшичко» мы впредь покупали только в банках — честно говоря, мы так и не поняли, как люди изначально вписываются в этот цикл. Как начать пить «Никшичко»? Где взять самую первую бутылку?..
     В супермаркете у дома мы купили вино, картошку и пакет замороженной рыбёшки. Рослый продавец в пышных усах, с которым мы попытались общаться по-английски, живо опознал в нас русских, и предложил говорить на своём языке. «Мы очень любим русский народ!» — сообщил он нам. И мы, довольные, отправились осваивать нашу новую плиту и кухонную утварь. Солнце клонилось к закату, и на могучий боках горы, высившейся над нашим новым домом, лежал оранжевый свет. Наступал вечер…

Котор. 30 сентября 2017 года