Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осень в Монтенегро. День третий. Гора Свети-Илья

Читать сначала: Осень в Монтенегро. День третий. Тиват  Горня Ластва

     Развилка путей-дорог из Горной Ластвы находится аккурат у большой карты всего полуострова Врмац, глубоко врезающегося в Бока-Которскую бухту. И судя по этой карте, на этой горе можно гулять не один день — столько манящих троп разбегаются в разные стороны. У нас даже были сомнения, куда отправиться — может быть, спуститься в Прчань? Но спускаться к набережной залива так далеко от Котора нам не хотелось, и визит в Прчань мы оставили на потом. Решили, что логичнее будет пройти по всему хребту горы Врмац, тем более что помимо ожидавшего нас в конце пути австро-венгерского форта, на карте обнаружилась ешё одна достойная цель — вершина горы Святого Ильи (766м), находящаяся совсем рядом с нашей дорогой.

     Мы нырнули на спрятавшуюся прямо у карты в кустах тропку, и снова начался подъём. Сперва по тропе среди деревьев, потом по укреплённому подпорными камнями серпантину. Он был очень долгим и жарким, этот подъём. Зато его скрашивали неожиданно обнаружившиеся в тени на обочинах цикламены! Они росли густо, целыми полянами, их прекрасные сиренево-розовые венчики сливались в сплошное яркое свечение на тёмной зелени. Это был очередной сюрприз осени, и мы радовались ему всей душой.
     Дорога серпантинила бесконечно, и нам оставалось только удивляться терпению и упорству людей, укрепивших её подпорным камнем. Сколько нужно было времени для этого, сколько сил? И мы предположили, что, скорее всего, эта работа была проделана руками военных.
     Однажды, пытаясь немного сократить путь, мы свернули на траверс через низкорослые заросли. Слева от нас, под обрывами, проглядывали между деревьев фрагменты бескрайних просторов, над которыми мы двигались. Очень, между прочим, похожие на любимые Крымские пейзажи.
     Эта необозначенная на карте тропа привела нас к странному сооружению среди леса — каменной площадке, посреди которой красовался своеобразный каменный бассейн — впрочем, без воды. Вверх от него по склону уходила ровная и лысая каменная поверхность, и не совсем понятно было, рукотворно ли её происхождение — или сама природа позволила себе такую странную прихоть. Для чего бы ни создавалось это место, а теперь оно использовалось для выпаса коров. И, возможно, в период дождей и таяния снегов бассейн служил поилкой для скота. Мы аккуратно обошли пасущихся на полянке коров — и выбрались по крутому склону вверх, на очередной изгиб широкой грунтовки, выложенной камнями.
     Дорога всё чаще открывала нам эффектные виды на окрестности. Вдоль дороги росла очень зелёная трава, радовавшая глаз, да и вообще кругом была красота. Мы надеялись, что подъёму скоро конец, и в каждом повороте подозревали завершение восхождения по серпантину. Возможные ответвления вправо — на более пологую дорогу в обход вершины — мы игнорировали. Пройдя такой долгий путь, было бы обидно проскочить мимо неё… В конце концов мы выбрались на просторную площадку прямо под вершиной, пестревшую белыми камнями среди ярко-зелёной травы. Тут росли можжевельники, а посередине поляны красовались огромные круглые воронки с каменными бортами — явный след присутствия военных. Что тут было – в этих «кругалях» теперь и не догадаться. Да не очень-то и надо было — ведь прямо над поляной возвышалась вершина Святого Ильи, цель нашего долгого восхождения, теперь уже совсем близкая.
     О! Подъём стоил затраченных усилий! От вида, который открылся нам, захватывало дыхание. Под нами, как на ладони, была которская часть Бока-Которской бухты, окружённая могучими скалистыми стенами. Над горами клубились белые облака и серые тучи, а начавшее свой путь к горизонту солнце окрашивало пейзаж плотными насыщенными красками. Огромные лайнеры внизу, на синей воде, казались совсем маленькими. Зрелище бухты с такой высоты было по-настоящему потрясающим. А белые камни на рыжей земле, обрамлявшие эту картину словно рамка, навевали воспоминания об эпической живописи Богаевского.
     Мы любовались, время шло, синие тени от склона нашей вершины наползали на светящиеся медовым светом кроны деревьев внизу. Следовало прощаться с вершиной Святого Ильи. Впереди был ещё ой какой долгий спуск, и наивно хотелось засветло очутиться на берегу бухты, такой далёкой и такой отсюда прекрасной. И мы начали спускаться…

Котор. 2 октября 2017 года