Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Осень в Монтенегро. День пятый. Ульцинь

     С утра небо затянуло сплошной облачной пеленой. Правда, это не помешало нам полюбоваться Которской бухтой, краешек которой мы видим, выбегая из ворот Старого города по пути на автостанцию. Море и горы, украшенные светлыми абрисами судов, были сегодня как-то по-особому прекрасны. Но долго наслаждаться раскрасившимся в новый колорит видом мы не могли. Надо было торопиться на автобус. Сегодня нас предстояло путешествие в Бар. И не только…

     Одним из пунктов составленной ещё в Туле экскурсионной программы у нас значился самый южный город Черногории, обещавший «уникальный восточный колорит» — Ульцинь. Однако, как выяснилось на автостанции — автобусы из Котора туда в настоящее время не ходят. И мы уже готовы были проститься с этим пунктом программы, но перед поездкой в Бар нас осенила идея проверить расписание по его автовокзалу! Оказалось, что из Бара до Ульциня и обратно автобусы курсируют с завидным постоянством, да и ехать там уже недалеко. Так что мы решили пожертвовать пляжем Бара ради знакомства с ещё одним черногорским городом, обещавшим быть не таким как все. Вторую же половину дня мы хотели целиком посвятить Старому Бару. Так мы и поступили…
     Мы ехали вдоль моря, бухта сменялась бухтой, мыс — мысом, а пасмурные небеса по-прежнему были беспросветны, и всё меньше оставалось у нас надежды то, что покрытые расстояния позволят выехать из зон облачности. Короткая пересадка в Баре — и наконец, уже на подъезде к Ульциню, в небе вдруг забрезжил обнадёживающий просвет…
     Когда мы вышли из автобуса, оказалось, что светит солнце! И весьма жаркое солнце. Небо синело, остатки облаков таяли. Мы оказались на знойной улице, широкой и очень длинной, ведущей вдоль невысокой вытянутой горы. Гора эта отделяла центр города от моря, и нам ничего не оставалось, как следовать вместе с улицей параллельно невидимому морю. Впереди виднелся ориентир — мечеть, у которой, согласно карте на смартфоне, начинался путь вниз, к побережью и крепости Старого города.
     Надо сказать, что город и впрямь оказался каким-то другим, не похожим на прочие виденные нами в Черногории города. Улица, по которой мы двигались, была неожиданно широкой и застроена в основном невысокими домами. Белёные стены сменялись кирпичным, колорита добавляли балкончики, цветные гирлянды сушащегося белья, белыми стрелками уходили в синее небо тонкие башни мечетей, коих тут оказалось явно не одна. На одном из общественных зданий красовались баннеры с колоритными старинными фотографиями.
     Улицы пестрели вывесками самых разнообразных магазинов и кафе — в каждом доме что-то да продавалось! А иногда прямо под чужими витринами встречались уличные торговцы, и у одного почтенного возраста дяденьки Лена купила пакетик зифискуса, оказавшегося тут довольно дешёвым. Вскоре отыскался нужный нам поворот, и по круто уходящей вниз улочке, над которой громоздились лепившиеся друг к другу домики, мы начали спускаться к морю. А бессчётные магазинчики по-прежнему зазывали открытыми дверями и витринами, обещавшими бесконечные скидки…
     Наконец мы вышли к довольно необычной бухте — похожей, быть может, на подкову. Море у берега лежало гладкое как покрывало, и секрет такого водного спокойствия был очевиден по фигурам купальщиков, уныло бредущих от песчаного пляжа по направлению к узкому «горлышку» бухты, за которым виднелся кусочек открытого моря. Они шли друг за другом, брели по щиколотку в воде – а море, меж тем, глубже не становилось. Так и осталась в памяти эта странная и немного гротескная картинка: люди, упрямо и грустно бредущие по мелководью в надежде окунуться в такую манящую морскую воду… И от картины этой у нас, несмотря на усиливающуюся жару, желания искупаться здесь так и не возникло.
     Под стенами крепости скучали в круглой минибухточке запаркованные лодочки, а над противоположной оконечностью бухты поднимался крутой холм. И его склоны сплошь, словно ласточкиными гнёздами, были застроены лепящимися друг к другу домами. Зрелище было странным, но, в отличие от тех же, к примеру, севастопольских Бомбор — каким-то угнетающим. Никакого желания сунуть нос в эти застройки не возникало, не казались они почему-то уютными. Наш путь лежал в расхваливаемый в Сети за свою экзотичность Старый город. Вход в него и правда отличался от того, что мы видели раньше — над головами нашими высилась внушительная каменная стена крепости — ко входу в которую следовало ещё подняться.
     Вопреки ожиданиям крепость не произвела на нас особенного впечатления. Может, оттого, что немилосердно жарило совсем не октябрьское солнце — а может, виной тому слишком заметное прикосновение к старым постройкам современной цивилизации. Внутри крепостных стен вовсю шла стройка, и восстановленные под старину дома почти все оказались заняты под кафе и отели. Ну и под музеи, конечно. Всё сделано так, чтобы было чем занять туристов. Причём, там, где домики не были облагорожены современной облицовкой и кондиционерами — царили зачастую руины, запустение и грязь. Мусора хватало и на скалах под отвесными обрывами. То там, то тут за хлипкими заборами торчали арматурины из свежих бетонных коробок…
     Мы виток за витком поднимались лесенками-лабиринтами меж тесных каменных стен. Завидя нас, на секунду оживлялись скучавшие у кафе официанты, но тут же теряли интерес, почувствовав, что мы здесь не для чревоугодия. Мы фотографировали жаркое синее небо над средиземноморскими домиками, заглядывали в закоулки и тупики некогда знаменитой пиратской крепости, совершенно не опасаясь нарваться на приключения — Старый город почти повсеместно выглядел пустынным и заброшенным. Хотя в некоторых закоулках прятался шик дорогих отелей — но суетящиеся горничные совершенно не обращали внимания на праздно шатающихся по частной территории нас. Иногда мы выглядывали со стен вниз — туда, где под крепостью, под пугающими обрывами, раскинулось нереально-яркое, просторное и прекрасное море.
     Так мы разглядели со стен уровнем ниже широкую площадку над обрывами, где располагалось большое кафе с деревянным убранством и навесами. И решили заглянуть к ним в гости. С террасы кафе открывался бескрайний вид с сине-зелёным морем и берегом, застроенным белоснежными виллами, по словам обрадовавшегося нам хозяина, сплошь принадлежащих россиянам!
     Потом внимание наше привлекло нечто пугающее, висящее на стене. Тёмно-коричневого цвета, с распластанными в стороны длинными зубчатыми щупальцами, глянцево поблёскивающее — ОНО походило на страшноватенькую, гигантских размеров морскую звезду, и вид имело хищный. Приветливый хозяин, неустанно что-то рассказывающий нам что-то о крепости и городе — на плохо понимаемой нами смеси английского и черногорского — в ответ на наш вопрос сообщил, что это — «октопонус». «Octopus?» — пытался уточнить Андрей, хотя и было очевидно, что это не осьминог. На чём настаивал и хозяин: «октопонус», а никакой не осьминог! И да, он обитает вот прямо тут, плавает в море. Этот, конечно же, не настоящий — из дерева… Но всё основано на реальных событиях!
     Тут же выяснилось, что встретивший нас дядечка сам вырезает из дерева всю эту живность. И анаконда, свешивающаяся с балки, и рыбы, и ещё один огромный зубчатый многоног на противоположной стене — его рук дело.
     Впрочем, зоология в этой кафешке была представлена не только в качестве интерьера, но и во вполне живом виде. Две весёлые собачонки носились под столами. «Мои пёски!» — с видимой гордостью сообщил хозяин. Пока мы пили за столиком под навесом холодное вкусное пиво и наслаждались морским видом, явился матёрый драный котище, принялся потягиваться, демонстрируя свои тельняшковые полоски, и смачно зевал Андрею в камеру.
     Мы отдохнули, немного охладились в тенёчке на дувшем с моря приятном сквознячке — и распрощались с гостеприимным кафе. На прощание хозяин, как водится, приглашал нас заходить и в будущем, мы кивали — понимая, что едва ли ещё когда сюда вернёмся.
     На обратной дороге мы опять с любопытством разглядывали город. Его пёстрые волнистые улочки иногда немного напоминали крымские — наверное, все приморские города чем-то похожи. Правда, здесь бросалось в глаза обилие очень людных кофеен. Может из-за того, что время было обеденное, а скорее — традиция такая местная, но было устойчивое впечатление, что весь город дружно пьёт кофе! Лена же купила у знакомого уже продавца ещё немного зифискуса — от жадности. Жаль, что нам не довелось увидеть многокилометровые пляжи Ульциня и окунуться в тёплое прозрачное море, но в тот день нам хотелось поскорее вернуться в Бар. И, словно зная об этом, на автостанции нас ждал автобус, который тронулся как только мы оказались на его борту…

Ульцинь. 4 октября 2017 года




Tags: Осень в Монтенегро, Ульцинь, Черногория
Subscribe

Posts from This Journal “Осень в Монтенегро” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments