Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осень в Монтенегро. День шестой. Через Муо в Прчань

     Немного утомившись от автобусных странствий, мы решили посвятить денёк пешей прогулке вдоль берега Бока-Которской бухты. Но теперь не через Доброту, как мы ходили в первый день, а в другую сторону — через примыкающий к Котору рыбацкий посёлок Муо в старинный городок Прчань, известный своими величественными храмами и сохранившимися венецианскими дворцами. Но нас, конечно, манил ещё более старый — верхний город, от которого в буйных зарослях на склонах горы Врмац остался лишь один храм, существование которого издали выдаёт лишь возвышающаяся над кронами деревьев колокольня. Нас манил к себе тайник, схороненный под камнями руин у старинных ворот. Его координаты помогут нам отыскать Верхнюю Прчань…

     Итак, погожим солнечным утром, которое украшали разбегающиеся по небу облака, мы, как всегда, пересекли наискосок Старый город, вновь и вновь фотографируя полюбившиеся улочки и праздно заглядывая в сувенирные лавочки — и пустились в путь вдоль берега Которского залива.
         
         
     Снова полюбовались мариной под стенами крепости, белоснежными яхтами и многоэтажными лайнерами, могучей громадой возвышающихся над Котором гор! Что-то такое было в сочетании вод бухты, гор и черепичных крыш, что делало этот вид не надоедающим — в любое время суток и в любую погоду.
     И дальше вдоль берега, где зелёная трава служила приютом и катерам, и лодкам, и жилым фургончикам на колёсах — тоже нельзя было не любоваться открывающимися пейзажами. Зеркало воды отражало небо, горы и разномастные судёнышки, над вершинами гор клубились облака.
     Мы прошли знакомую табличку «Муо», и потекла под ноги дорога, с одной стороны от которой было море, а с другой — узкая полоска домиков под могучим боком Врмаца. Муо означает «мол», пристань, где швартуются корабли — и действительно, «парковочек» для всяческих плавсредств вдоль дороги встречалось предостаточно.
     У моря то и дело встречались нарядные палисаднички за аккуратненькими калиточками, на которых значилось: «Приватно». За ажурными низенькими заборами были площадки с деревьями, кустами и лавочками над зелёной водой. Занятно это выглядело — двор через дорогу от дома… Впрочем, машины на этой проезжей части встречались не часто. Исторически, наверное, каждый домик в этом рыбацком посёлке, как и в любом другом прибрежном поселении Боки, имел свою собственную пристань, но военная австрийская дорога сотню лет назад отделила дома от моря. А очертания двориков удивляли непривычной чёткостью. Высаженные тут растения были обладателями крон очень плотных, густых — и словно обведённых старательным контуром. Особенность южных растений… Впрочем, на склонах гор деревья росли самые обыкновенные, более привычные нашему глазу.
     В общем, дорога не давала нам поводов скучать. Каждый поворот дарил новые радости для глаз и душ, ищущих красоты. И мы вволю нафотографировались — когда, наконец, поняли, что неплохо было бы немного передохнуть и перекусить. Аккурат на входе в Прчань, прямо около семейной часовни Луковичей Кармельской Богоматери, очень кстати попалось на глаза славное и уютное кафе, где за столиками с видом на море распивали кофе местные жители. Свободные столики были, мы устроились в тенёчке и прохладе, и с удовольствием выпили по бокалу пива, закусывая его купленным в соседнем магазинчике, сербского производства твёрдым сыром. А прямо перед нами над зелёной морской водой со скандальными криками носилось множество белых чаек, разграбляющих рыбацкие сети…
     Городок под названием Прчань, до которого мы наконец-то дошли, некогда прославился весьма необычным образом. В конце XVI века администрация Венеции, которая в ту пору владычествовала в регионе, обратила внимание, что парусники из Прчани достигали Венеции быстрее всех прочих. И тогда на прчанских моряков были возложены обязанности венецианской регулярной почтовой службы… Тогда, в Прчани, мы об этом не знали — и тем не менее именно там мы заглянули в почтовое отделение, чтобы отправить в Тулу черногорские открытки!
     Прчань глядела на море фасадами своих пафосных дворцов, окружённых буйной зеленью. Увы, иные из зданий выглядели заброшенными, и в один из дворов за порушенным забором мы даже сунули любопытные носы.
     У некоторых домиков красовались персональные бетонные пляжики, с ведущими в воду ступенями, с лавочками — и даже с душами. Наверняка раньше тут тоже были не пляжи, а персональные причалы. А вот и самый старый дом в Прчани, построенный ещё в XV веке! Единственное в городе готическое здание — Дворец семьи Буча, больше известный, как дворец Трёх Сестёр. С ним связана весьма странная легенда. Якобы жили в этом дворце три сестры из рода Буча, и все три одновременно полюбили моряка из Прчани. Моряк, естественно, в ответ полюбил только одну из них. Между сестрами вспыхнула ревность. И тогда, чтобы не вызывать зависть сестёр, избранница моряка тоже решила в знак солидарности отказаться от своей любви. Огорченный моряк отправился в плавание. А сестры зачем-то засели дома его ждать, каждая у своего окна. Моряк так и не вернулся. Когда в конце концов умерла одна из сестёр, две другие замуровали её окно, когда умерла вторая — оставшаяся замуровала её окно тоже. Замуровать окно последней, понятно, было уже некому. В общем, все умерли. И где эти два замурованных окна не совсем ясно видно — только одно замуровано посередине. (По материалам блога Алексея Коимшиди)
     Городок был мал, но наряден! Здесь были и весьма респектабельные причалы, и стройные колоннады с пальмами около церкви Святого Николы постройки 1735 года на месте старой приходской церкви XIV века. До начала XX века при храме действовал францисканский монастырь, при котором существовали начальная школа, мореходка и аптека. Особенно нас впечатлили фигуры апостолов на крыше. Судя по всему, они сильно пострадали как от времени, так и от землетрясения 1979 года.
     Чуть дальше на нашем пути оказался ещё более впечатляющий католический храм Рождества Богоматери, строительство которого заняло целых 120 лет — с 1789 по 1909 гг. Возвышающийся над набережной фасадом в стиле барокко, он прямо-таки манил взойти к своим дверям. И мы поднимались по широченной каменной лестнице, пролёт за пролётом, а внизу открывалась разноцветная, нереально-яркая красота. Оранжевые крыши, вода глубокого светящегося цвета, белоснежные яхты и игрушечные домики на противоположном берегу бухты… Тогда мы и представить себе не могли, что через пару дней мы спустимся по этим самым горам к этим самым домикам городка Ороховац.
     На площадке лестничного пролёта мы остановились перед каменной фигурой Христа, воздевающего к небесам руку. Статуя завораживала. Здесь вообще всё выглядело необычным и оттого очень интригующим — потому, наверное, что храм католический. Здесь царила какая-то иная, непривычная нашему глазу эстетика. Мы взошли к дверям храма — и сделали попытку попасть внутрь. Но двери оказались запертыми, а потому мы принялись разглядывать площадку перед храмом. Здесь оказалось множество бюстов исторических личностей Черногории, а фасад храма украшали статуи святых.
     Особое наше внимание на площади перед храмом привлёк бюст Йосипа Юрая Штросмайера — хорватского католического епископа, теолога и мецената. И, наверное, не случайно — ведь хорватский народ его почитает как «отца Родины». При его посредничестве в 1866 году был заключён конкордат между Ватиканом и Черногорией. Он же содействовал конкордату Ватикана с Россией…
     Внизу же, в величественной панораме Боки, продолжалось действо из сменяющих друг друга солнечного света и тени. И мы спустились по широкой лестнице — назад к набережной. Нам надо было ещё успеть добраться до старого храма в Верхней Прчани.
     Среди домов мы отыскали дорогу, ведущую круто в гору. Это и было началом подъёма в старую часть города. И улица, по которой мы теперь поднимались, некогда была центральной улицей Прчани.
     Асфальт быстро закончился, улочка сузилась почти что до тропы. Современные дома справа и слева остались внизу, вдоль дороги потянулись заборы, заросшие местной буйной флорой. Сперва сквозь заборы ещё маячили чьи-то участки, но местность делалась всё более заброшенной и дикой. Под ногами нашими были каменные ступени, заросшие травой и мхом. В густой тени по обочинам сиреневыми огоньками светились цикламены. По бокам от дороги, среди джунглей, время от времени показывались чудные полянки — этакие террасы с зелёной травкой, ухоженные и чистенькие. У этих полянок явно были хозяева… Потом опять начинались какие-то диковатые территории — то ли ещё чьи-то, то ли уже окончательно брошенные. Над тропой, приобретавшей всё более экзотичный вид, свешивались шарики гранатов и недозрелых фиг. Некогда центральная улица города была теперь этакой декорацией к приключенческому фильму… Было очень жарко, и крутой градус подъёма заброшенной дороги только усиливал наше пыхтение. Мы очень обрадовались, когда подъём наконец закончился, и дорога свернула влево.
     Мы шли теперь по ровной мощёной тропинке, слева от нас в непролазных зарослях скрывался крутой склон, а справа нависал бок горы, и в буйной растительности и справа и слева периодически что-то шуршало и возилось. И вспоминалась металлическая калитка, преградившая нам путь на подъёме. Нехитрым образом запирающаяся, она служит защитой от диких животных, для которых велик соблазн прогуляться по свободной от зарослей дорожке — из горного леса прямо в город…
     Собственно, о присутствии в непосредственной близости дикорастущей жизни ярко свидетельствовали островки фекалий, на которые наша тропинка была довольно щедра. И мы гадали, кто же прохаживался тут совсем недавно: косули, олени, кабаны? О том, что здешние места богаты дикой фауной, мы были начитаны ещё из Сети. Дорога меж тем, ныряя меж замыкавших её с боков кустарников и деревьев, в очередной раз вильнула — и над кронами показался-таки заброшенный храм.
     Ох и будоражащее же это было ощущение — постепенно приближаться по заросшей тропе к поглощённой лесом башне и вдруг очутиться у ворот готического храма посреди горного леса! Запертые ворота скрывали от искателей приключений старые растрескавшиеся стены. Сквозь широкую трещину — очевидную причину запертой калитки — над фасадом светилось небо. А вывороченные камни под воротами хранили на себе явные следы недавнего визита кабанов. Дичь и глушь…
     Здесь же, у подножия стены, обнаружилась в камнях закладка геокэшерского тайника. А пока мы изучали содержимое контейнера и оставляли запись в дневнике — совсем рядом послышались вдруг человеческие голоса. Вот тебе и на — безлюдье и запустение! По только что пройденной нами заросшей дороге явилась парочка туристов, и нам пришлось дожидаться их ухода, чтобы как следует восстановить маскировку тайника. Спасибо хоть, что дамочка в этой паре оказалась не слишком-то мобильной и любознательной, вдоль стены не пошла, торопила своего спутника назад. И вот наконец мы опять — наедине с храмом и лесом!
     Не могли мы не посетить тайник, в отзывах о котором пишут такие слова: «Когда идёшь по главной улице умершего города, и шпиль башни приближается и приближается, это напоминает ожидание чуда. Как только ты подошёл к храму, немного разочаровываешься от серых стен, но стоит зайти внутрь и пройти, как бы это было не кощунственно, по кладбищу, когда под тобой "играют", вибрируют могильные плиты, а некоторые из них открыты. Когда на плитах ты видишь барельефы французских вельмож и офицеров. Французских, потому, что одежда на них (на барельефах) такая, что была у Наполеоновской армии. И вот ты доходишь почти до конца, поднимаешь голову и видишь часовую башню... Это потрясающе. На циферблате видны все цифры, римские, и стрелки. Затем ты поворачиваешься на 180 градусов и смотришь на море — идёт огромный лайнер, а вокруг много мелких рыбацких лодок. Ещё выше взгляд и горы. Это тайник-настроение. Ах, если бы все тайники были такими!»
     Конечно же, назад прежней дорогой мы не пошли. Вдоль высокой стены, ограждающей территорию храма, по виляющей меж камней тропке, мы спустились к воротам с противоположной стороны. Конечно же, они тоже были заперты. Зато сквозь прутья решётки прекрасно было видно примыкающее вплотную к забору и к храму кладбище. И горизонтальные надгробные плиты с барельефами, изображающими покоящихся под ними рыцарей… Зрелище было впечатляющим — но желания отыскать лазейку внутрь стены не усиливало. Как-то вдруг показалось, что запертые ворота — это очень правильно. Нефиг праздно шляться среди могил! Никому — ни лесным зверям, ни туристам…
     Точно неизвестно когда построена первая приходская церковь, но упоминания о ней есть в документах 1399 года. Есть сведения о перестройке и расширении церкви в 1672 году. И в 1740 году добавлена восьмиугольная часовня с куполом. Церковь с часовней, колокольня и старое кладбище окружены стенами с бойницами и являются уникальным памятником этого региона и свидетельством жизни местных жителей в непростые и опасные времена.
     Тем не менее, так сразу мы не успокоились. Ещё поскакали под стеной над крутым склоном — очень хотелось разглядеть сохранившиеся часы на высоченной башне. Вернулись к первым воротам, и отыскали проход над храмом сверху, вдоль стены. Спуститься отсюда вниз, к храму, можно было только в случае крайней авантюрности и упёртости — на наш взгляд. Но зато мы увидели храм с нового ракурса. Теперь мы гарантированно уносили с собой ощущение места — продираясь на тропу сквозь колючее сплетение ветвей…
     Дорога вела по склону параллельно морю, и над кронами деревьев нам иногда видно было, как медленно, но верно наползает на наш берег тень от горы, по которой мы шли. Солнце понемногу опускалось к вершине Врмаца, и мы спешили, надеясь успеть застать его на набережной… Миновали обитель местного отшельника — на первый взгляд пустую. И дорога наконец свернула вниз. Нырнула в заросли, повела между каменных стен чьих-то — или уже ничьих — участков.
     Мы шли то лесом, то полянками со следами человеческой жизни. Здесь что-то выращивали, тут росли плодовые деревья… И опять тропа ныряла в густую тень. Однажды пришлось продираться сквозь ветви, оккупировавшие проход между стенами. Тут явно давно уже никто не ходил — во всяком случае, никто человеческого роста… А потом тропа сделалась шире, как-то вдруг превратилась в дорогу — пока ещё грунтовку. Но уже ощущалось приближение человеческого жилья. И вот уже под ногами асфальт, а вокруг — светлые домики с площадками для парковки. Мы вернулись в обитаемую Прчань. И до набережной уже было рукой подать…
     И конечно, Лена исполнила таки свою мечту о купании. Солнце ещё плескалось в воде у берега, и с бетонной площадочки с лавочками очень удобно было по лесенке спускаться в море. Надо было только сделать над собой небольшое усилие, чтобы плюнуть на то, что за спиной — проезжая часть, а по другую сторону её — открытые двери магазинов… И вот уже вокруг — зелёная вода, такая солёная, что можно даже не плыть, а просто висеть в её прозрачной податливой толще, наслаждаясь долгожданной прохладой. И любоваться горами над противоположным берегом, и проплывающими катерами, и лайнерами, посылающими к берегам волны-качели, и качаться на этих волнах.
     А когда Лена выбралась из воды на берег — с него уже убегало солнце, и бетонная площадка над морем быстро остывала. Мы отправились назад, по дороге вдоль моря — снова через Прчань, а потом снова через Муо. И дорога эта вновь подарила нам красок и восторгов, видов на чудесные горы и укрывающие их постоянно меняющиеся облака. Солнце, прячась за Врмац, раскрашивало горы, море и небо, над горами клубились облака, и можно было бесконечно любоваться таинственной лиловой дымкой, ловить в ней прорывающиеся скальные зубцы и голубые проблески небес. А горы были то оранжевыми, то розовыми, и всё это разноцветье гор и неба отражалось в водах бухты…
     Это была прекрасная дорога, и прекрасный вечер, и мы не уставали благодарить погоду и судьбу за подаренное приключение. И когда село наконец солнышко, и опустились сумерки, нас ждали врата Старого города. И там, в его светящихся недрах, опять было волшебство огней и фонарей, и странствия среди улиц, окон и мостовых, словно сошедших со страниц полузабытых детских сказок…

Котор. 5 октября 2017 года


Вид на Прчань с моря.Фото: Александра Цецхладзе, ноябрь 2017:





Tags: Котор, Муо, Осень в Монтенегро, Прчань, Черногория
Subscribe

Posts from This Journal “Осень в Монтенегро” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments