Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осень в Монтенегро. День восьмой. Крепость Сан Джованни

     Римляне обосновались на этих землях ещё в III веке до н.э., а после падения Рима в 476 году — земли отошли Византии. Тогда-то и упоминается впервые Котор, носивший тогда имя Декатерон — от римского слова декатера суженный или окружённый, ведь город находится в конце морского залива, врезающегося в сушу двадцатимильным «языком». И крепость над городом была построена в те давние времена — в 535 году при византийском императоре Юстиниане. А вот «нижний» город возник на окрестных холмах чуть позже — в X веке.
     Пережив многочисленные смены хозяев, перед угрозой вторжения Османской империи в 1420 году народ Котора в соответствии с решением Большого городского совета добровольно перешёл под управление Венецианской республики и под её защиту. На протяжении почти четырёх столетий, вплоть до 1797 года Котор и Бока Которска были частью провинции Венецианской республики, называвшейся «Албания Венета». Эти четыре века дали городу типичную венецианскую архитектуру и до сих пор определяют его внешний облик…
     Почти всё время венецианского господства турки (чьи владения начинались в нескольких часах пути от городских стен) упорно стремились захватить Котор, так как контроль над ним позволял контролировать всю Боку Которску. Однако, несмотря на неоднократные попытки, город так и не был завоеван, в отличие от Рисана или Херцег-Нови.
     Крепостные стены поднимаются вверх по крутому склону горы к замку, расположенному на высоте 260 метров. Та крепость, которую можно видеть сегодня, была построена в XV веке, когда венецианцы держали здесь оборону от османов. А последними хозяевами крепости, повлиявшими на её архитектурный облик, были австрийцы, оставившие её после поражения в Первой мировой войне…

    
     Итак, мы оказались у подножия лестницы около казарм ветеранов 1765 года постройки (читать сначала). Лестницы, по которой при нас никто никогда не поднимался. Несмотря на то, что, казалось бы и тут можно выйти к стенам крепости Святого Иоана. Не может быть, чтобы не было прохода! Ведь если есть на горе крепостная стена (да ещё и с подсветкой!), значит должна быть вдоль неё какая-никакая тропка… Проход был. Неширокий, тенистый, меж каменных стен. И — пошло-поехало новое приключение! Ведь видны же снизу какие-то верхние улочки? Видны! А почему мы там ещё не были?..
     И лабиринтами-лесенками-проходиками мы просочились вверх. Полюбовались видом крыш внизу, солнышком в простенках зданий, приветливыми вывесками «Добро пожаловать», любовно устроенными клумбами на ступеньках-террасах… Вверх от проулка мимо клумб взбегала тропка. Но когда Лена попыталась взобраться на неё в поисках лучшего ракурса, из-за забора верхнего участка обрушился оглушительный лай.
     Мы затаились, выжидая, пока под напором огромных псов перестанет сотрясаться забор. Лена опять настаивала. Там, наверху, за поворотом, что-то есть. Только надо просочиться мимо агрессивных сторожей. Ну не зря же охраняют проход такие звероящеры! И мы решились! Быстренько, на цыпочках, пока не очухались утратившие бдительность стражи… Оставалось только надеяться, что в заборе нет дырок. Псы очухались, с разбегу кинулись в забор, опасно заскрежетала металлическая сетка… Мамочки!.. Только не оборачиваться!
     Кажется, это были два ротвейлера. Инфернальные звуки, от которых кровь стыла в жилах, ещё некоторое время преследовали нас. Но мы уже спешили по тропе вверх, и малодушничать было поздно… Тропа являла собой резкий контраст с так внезапно покинутым нами нижним городом. Она шла в глухой и сырой тени, среди диких зарослей, и выглядела здесь совсем неуместно. Словно мы разом перенеслись из Европы с вымытыми мостовыми в какое-то родное окраинное захолустье. Где-то на грани брошенного посёлка и дикой природы. Впрочем, продолжался этот отрезок пути не долго. Вскоре тропа вынырнула из зарослей на солнечный склон, заросший подсохшими травами и редким кустарником. И мы увидели наконец крепостную стену.
     Таким образом альтернативный путь на стену был найден, причём весьма неожиданно. Оставалось понять, почему по тропе не движутся толпы вездесущих туристов, поднявшихся наверх от Северных ворот. Видимо, где-то впереди нас могла ожидать какая-то засада… А может и нет. Сперва надо было подняться наверх, а путь, судя по всему, был ой как неблизок…
     Бесконечными витками серпантина мы поднимались вверх. Тропа была каменистой, осыпавшейся, и явно неухоженной. Она то приникала к стене, и тогда от очередной башни можно было выглянуть вниз — то опять заходила на очередной виток над крутыми склонами. Внизу нереально-ярко светилась зелёная вода бухты с белыми судёнышками, и краснели черепичные крыши. Вверху, на фоне небес, реял далёкий флаг над крепостным замком. Было жарко и одновременно очень ветрено, и Лена в конце концов повязала голову косынкой, потому что ветер всё время норовил закрыть лицо волосами, а это было опасно, учитывая особенности тропы.
     Однажды нам повстречалась парочка, парень с девушкой, идущие вниз. На английском они осведомились, выйдут ли они этой дорогой в город… Это были первые и последние туристы, встреченные нами у дикой части стены. И мы, не решившись объяснять им на нашем сомнительном английском грядущую встречу в ротвейлерами, ещё некоторое время переживали — как там прошёл их спуск в цивилизацию? Впрочем, если эти ребята доскакали до места нашей встречи — то у них, пожалуй, достало и ловкости и смелости не убояться инфернальных псов…
     Загадка отсутствия людей на нашей тропе решилась довольно просто. В определённый момент тропа вывела на обширную круглую площадку с остатками башен. Через пролом в ограждении подняться наверх было не сложно. А вот сверху наша тропа была совсем не видна, и чтобы догадаться об её существовании, а тем более вздумать на неё лезть, нужны были повышенные любознательность и авантюризм.
     В общем, мы неожиданно очутились на цивилизованной, экскурсионной части крепостной стены. Отсюда были видны все аккуратненькие полоски лестниц, петлявших по крутым склонам. Здесь прогуливались цивилизованные туристы, честно заплатившие за вход на стену. И солнце, давно перевалившее зенит, красиво подсвечивало крепостные башни и светлые площадки под ними, с высокими тёмными стрелками кипарисов. Представшие нашим взорам картины было чудо как хороши. И план наш на вечернюю прогулку по крепостной стене реализовывался сам собой — самым замечательным образом.
     Поднимаясь наверх, к знаменующему верхнюю точку крепости черногорскому флагу, отыскали мы и лаз, через который планировали проникать внутрь стены, если идти по плановой альтернативной тропе. Округлое отверстие в стене открывало вид на пространство снаружи, под нависающими могучими скалам. Там тоже были руины каких-то построек и церкви, прогуливались люди, и разбегались тоненькие ниточки тропинок. Одна из тропок взбегала по склону к стене, и некоторые из туристов на наших глазах воспользовались этим лазом. Он был помечен туристическими маршрутными метками, так что отыскать этот путь снизу, судя по всему, было совсем не сложно. Этим ходом нам ещё предстояло воспользоваться в будущем. Пока же — мы продолжили восхождение.
     И вот наконец – высшая точка наших сегодняшних странствий! И алый флаг над морем и горами, и захватывающий простор, и вольный ветер… Красота! Не Бог весть какая высота, но здешние горы круты и восхищают своими красотами! Народ вокруг восхищённо ахал и охал, и падал — кто посидеть, а кто и поваляться лицом в небеса — на прогретые солнцем камни. Беспредельно довольные, мы вдоволь насмотрелись на панорамные красоты — и пристроились перекусить в уголке у разрушенной стены.
     Конечно же, не обошлось без компании. Миленькая кошечка, дремавшая на солнышке, Лениным прикосновением на предмет погладить была разбужена, и тут же приведена в возбуждённо-мурлыкательное состояние. Стоит ли говорить, что к месту кормёжки она проследовала вместе с нами? И обломилось ей, конечно, и вкусного сыра, и сала, и даже — к громкому удивлению иноязычных туристов — пршута. Закусив, кошка деловито вылизала лапки и мордочку — а затем, по выражению Андрея, решила явить умилённым зрителям небольшой аттракцион. Энергично погнавшись за каким-то сухим листком, она проделала несколько игривых, головокружительных па — и выпрыгнула за ограждение, на кромку над обрывом.
     Что-то её там внизу заинтересовало — и она с прежней игривостью ступила лапами уже не на землю, а на сухую траву, висящую над пропастью.
     Среди окружающего люда пронёсся дружный вздох. «Ноу! — парень, стоящий рядом, панически округлил глаза. — О, Кити, ноу!!» Это было очень смешно — но и за кошку в то же время по-настоящему страшно! «Эк её от пршута вштырило!» — озадаченно крякнул Андрей. Лена, кажется, тоже что-то подвзвизгнула. Кошка продолжала свои развлекалки над пропастью. Народ затаил дыхание. «Кити, Кити!» — умоляюще простонал парень. Подхватил сухой прутик, принялся шуршать им по камням под ногами. Кошка обернула озадаченную мордочку — и прыгнула к парню, за прутиком. Среди наблюдателей пронёсся теперь уже вздох облегчения. «Устроила шоу за еду», — прокомментировал Андрей. Паренёк, спасавший кошку, со смехом отдувался…
     Мы начали спускаться вниз вдоль крепостной стены. Солнце, уже довольно низкое, раскрашивало горы и камни башен в оранжево-жёлтые оттенки. Сочной синью наливалось море, мир вокруг потихоньку погружался в разноцветную красоту! Треугольник Старого города внизу, словно очерченный берегами реки и моря, заполненный мозаикой красных крыш, был похож на картинку с открытки — одновременно и игрушечную, и наполненную тысячами волшебных деталей. Церковь Спасения Богородицы — высокая и узкая, словно башня, с каменным куполом, увенчанным крестом — очень эффектно светилась над лестницей в рыжем солнечном свете. А спустившись ещё ниже, мы по уши погрузились в рассматривание крыш и игрушечных домиков с окошками в зелёных ставеньках.
     А как хорош оказался вид с лестницы над столиком билитёра, пропускающего на стену от Северных ворот! Удивительно, но выяснилось, что до этого места в первый же наш день в Старом Городе нам оставалось всего несколько шагов подъёма…
     Через знакомую арку мы вышли на улицу, ведущую от наших Северных ворот. Было самое время прогуляться по вечереющему городу. Закат раскрасил облака в небе в розовый цвет, на башнях лежал отсвет недавно зажженной подсветки — и казалось, что это тоже — творение заката.
     Кафе ждали посетителей, сияя уютными огнями, окна светились словно аквариумы, и за каждым шла своя расслабленная, праздничная жизнь, в которую хотелось заглядывать. Мы и заглядывали! Уют курортного вечера засасывал, околдовывал, и снова казалось, что все эти уличные кафе со столиками и свечами — залы одного большого дома-замка, полного света и приглушённой музыки. А кусочки неба над головой — этакий волшебный бархатный полоток… И мы уже понимали, что когда-нибудь станем скучать по этому удивительному городу внутри миниатюрной, но неприступной крепости…

Котор. 7 октября 2017 года





Tags: Котор, Осень в Монтенегро, Черногория
Subscribe

Posts from This Journal “Осень в Монтенегро” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments