Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осень в Монтенегро. День девятый. Враново Брдо

     Совсем рядом с окраиной Пераста, где-то прямо над нашими головами начинался подъём на вершину под загадочным пока для нас названием «Враново Брдо»… Подъём на неё мы запланировали буквально накануне вечером и совсем на другой день. И вовсе не из Пераста! Сюда мы думали спускаться. Но реальность в который раз подкорректировала наши планы. И раз уж впереди у нас было ещё целых полдня — почему бы не рискнуть и не покорить в общем-то невысокую гору (749 м) по удобной, маркированной туристической тропе?

     Пройдя сотню метров по обочине шоссе над оставленным нами Перастом, мы оказались у начала искомой тропы. Стояла уже настоящая жара, и стало ясно, что подъём будет не самым простым. На табличке у тропы значилось, что он должен занять полтора часа. Мы в этом сильно — и небезосновательно! — сомневались… Мимо нас «проскакали» парень с русоволосой девушкой спортивного телосложения — и Андрей, глядя на стремительно удаляющуюся, изящную девичью фигуру, предположил, что означенное время пути очевидно мерялось «такими вот черногорками». Увы, нам до подобной резвости было далеко. И мы побрели по крутым петлям горного серпантина, пыхтя и вытирая со лбов обильный пот.
     Чем выше мы поднимались, тем великолепнее делался пейзаж внизу. Бухта открывалась нам с нового ракурса — во всей красе, со всеми своими изгибами, украшенными коралловыми ожерельями игрушечных городков, сияя изумрудной зеленью и искрясь драгоценными бликами. Мы поминутно останавливались, чтобы сделать кадр-другой.
     Вдоль тропы густо громоздились заросли опунций. Среди белых камней они выглядели как родные — а у оснований их мясистых колючих стволов в изобилии валялись крупные, цвета спелого редиса плоды. Они были так хороши, ярки и почти прозрачны, что Лене тут же живо вспомнились рассказы об их изумительных вкусовых качествах… Не попробовать такую красоту на вкус было просто невозможно! Особенно учитывая явную идеальность и спелость — ну в самом что ни на есть соку! И пока Лена, памятуя о рекомендациях «плоды перед употреблением непременно чистить от шкурки!», сдирала кожицу цвета «маджента» — Андрей задумчиво высказался насчёт того, что лично он кактусы предпочёл бы не есть…
     Опунция в самом деле оказалась вкусной. Её нежная и сладкая мякоть по консистенции напоминала совсем мягкий крыжовник с крупными твёрдыми зёрнышками. Отъев очищенную половину, Лена почему-то решила, что будет удобно вывернуть плод наизнанку, выкусив из кожицы оставшуюся мякоть. И, конечно же, поплатилась за беспечность.
     Тонкие как ворс, почти невидимые глазом колючки опунции достать из языка и нёба оказалось не так-то просто. Ругая себя за растяпство — и уныло прикидывая, что будет, если колючки ненароком проглотить — Лена продолжила путь с опасливо прикушенным языком. Тропа вилась серпантином — вверх и вверх — и только когда Андрей решил сделать привал по случаю обеденного времени, Лена наконец смогла заняться колючками. Четверть часа отчаянных ухищрений завершились таки победой, и Андрей смог продолжить путь сытым, а Лена — свободной от надоевших колючек.
     Тропу по обочинам всё гуще украшали полянки цикламенов. Их сиреневые огонёчки были так хороши, что удержаться от фотографирования — их и с ними — было невозможно.
     Крутые петли серпантина были укреплены каменной кладкой, и такая же кладка мостила саму тропу. Это не переставало удивлять — зато объясняло, каким образом сохраняется десятилетиями на очень крутом склоне этот ныне туристический маршрут, а изначально австрийская военная дорога к форту. Как выяснилось, когда мы добрались-таки до вершины…
     Однажды на одном из поворотов нам повстречалась маленькая церквушка. Затем встретился небольшой донжон, а потом поперёк тропы вдруг обнаружилась импровизированная изгородь из наваленных колючих веток. Кто-то явно не хотел, чтобы по тропе поднимались выше. А может, чтобы кто-то спустился вниз. Например, волки, предостережение о которых ждало нас на указателе у форта. Конечно же, мы форсировали препятствие по камням на обочине. И продолжили подъём. Внизу всё шире распахивалась панорама бухты. Небо понемногу начало затягивать облаками. Похоже было, что отпущенная нам на сегодня солнечность близится к завершению.

Кликните по фото, чтобы рассмотреть получше.
     На вершине, которая всё чаще показывалась над склоном, постепенно стали прорисовываться очертания каких-то руин. Лене их силуэты живо навеяли воспоминания о Мангупской цитадели, и она справедливо предположила, что именно к руинам тропа и ведёт.
     Встретилась ещё одна загородка из веток, мы перемахнули и её. На камнях под нашими ногами всё гуще зеленела свежая трава, не похожая на выжженную солому на пройденных ниже склонах. Мимо нас прошла знакомая парочка — как видно, странствовавшая на каких-то боковых ответвлениях тропы. С прежней крейсерской скоростью молодые люди устремились вверх — теперь уже абсолютно точно к развалинам крепости. Солнце тем временем окончательно спряталось за тучи, с ним ушла и жара. Подул нешуточный ветер, а небо начало раскрашиваться в очень привлекательные цвета, какие случаются от смеси облачности и зашторенного тучами солнца. Искрилась ослепительным сиянием утратившая шёлковую зелень поверхность бухты. Слева Которский залив и сам Котор в самом конце залива, а справа живописно изогнутый пролив Вериге. Прекрасный вид на Ловчен Над Котором. Видны обе его вершины — Езерский врх с мавзолеем Петра II Петровича-Негоша (слева) и Штировник (справа). А у нас под ногами белые камни на зелёной траве да широкая тропа к руинам — и всё это выглядело просто замечательно! Подъёма оставалось совсем чуть-чуть. И тут у тропы мы заметили валявшуюся табличку.
     Ух ты! Надпись гласила, что мы приближаемся к крепости Святого Андрея! Надо же, а ведь на карте ни о чём таком не написано! Мы-то думали, что просто движемся к вершине… Андрей, впечатлённый сюрпризом, тут же воздвиг низложенную табличку в вертикальное положение — и сфотографировался с ней на фоне ландшафта.
     В австрийских документах и картах форт проходит под названием Враново Брдо, однако местные жители, а также путевые таблички называют её крепостью Св. Андрия. Задачей крепости было контролировать проход из Горного Ораховца в Нижний Ораховац на море. Построили крепость в 1886 году, также как и крепость Шаник, видимая отсюда на соседней вершине, и вооружена она была двумя 90 мм гаубицами и пулемётами.
     Внутри крепость оказалась довольно просторной. Сквозь проём стальных дверей сияли изгибы бухты в обрамлении гор и небес. Зрелище было завораживающим — словно портал в параллельный мир! К остаткам стены оказался привинчен красный ящик, в первое мгновение повергший нас в ступор. Почтовый ящик?.. Оказалось, что в ящике — лекарства! В том числе — и противоядие от змеиного яда! Вот это да! Аптечка! На вершине горы! Ну, просто нет слов…
     Молодые люди фоткались на развалинах. Время от времени грохотали сорвавшиеся из-под чьей-то излишне шустрой ноги камни кладки. Вот так и рушатся недоразрушенные временем артефакты… Мы побродили среди руин, оглядываясь. Удивительным было то, что Враново Брдо действительно оказалось вершиной — в самом полном смысле этого слова! Подсознательно мы ожидали увидеть за крепостью плоскогорье — как это типично для крымских столовых гор. Не тут-то было! За крепостью тоже был уходящий вниз склон — так же как и справа, и слева. Внизу простиралась огромная воронка, и её понижение постепенно опять оборачивалось крутым подъёмом. Гора за горой, гора за горой… А там, меж гор, таился загадочный, замкнутый со всех сторон, каменистый и заросший деревьями и кустарником мир. Дикий и суровый. Мы ещё не догадывались, что в ближайшее время нам предстоит там очутиться…
     Мы ведь думали, что тропа на спуск поведёт как прежде — вдоль бухты. Но когда мы двинулись от крепости вниз, то маркированный туристическими метками спуск неожиданно вильнул резко влево. И принялся углубляться в недра горной котловины. Вскоре мы оказались отрезаны от бухты скальной стеной, и тропа широкими витками продолжила спуск в пространство меж горами…
     Сразу сделалось жарко — утих отсечённый горами резкий ветер. Дичь, мхи, заросшая сочной зеленью каменистая тропа… Тишина! Странное ощущение от этого пространства рассеивало по спине пригоршни мурашек. Вдоль тропы, внизу по склонам показались вдруг зелёные террасы, разделённые белыми каменистыми стенками. Да ведь здесь жили люди! И не так уж давно, наверное — вот и домики впереди показались! В первое мгновение нам даже почудилось, что под этой черепичной крышей по-прежнему кто-то живёт…
     Нет, место оказалось заброшенным. Зелёные мхи и лианы поглощали светлые каменные стены. Окошки домика смотрели на дорогу. Ух и странная всё-таки тут витала атмосфера! Когда люди уходят, остаётся заброшенность и тоска — но и привлекательность какая-то невнятная, книжные ассоциации, фантазии, почти мистика… Это уже не просто уголок природы, живёт в нём что-то этакое…
     А пространство вокруг было и вовсе диким, очень большим и непривычным. Огромная котловина, с нашей стороны заросшая лесом, на противоположном своём «берегу» была каменистой и обрывистой. Поглотившая солнце хмарь делала этот замкнутый суровый мир серым и угрюмым, но тем ярче сияли в нём яркая трава и мхи на тропе и склонах. Мы шагали по этой траве, внимательно глядя под ноги — на всякий случай. И оказалось это весьма кстати. Потому что в конце концов Андрей остановился, разглядев (каким только чудом?) посередине тропы невзрачную буровато-оливковую змею.
     Мы знали, конечно, что в Черногории много ядовитых змей. Но увидели своими глазами впервые. Змея была маленькая, она неподвижно лежала прямо на тропинке, и обойти её не было никакой возможности. Слева был самый натуральный обрыв. Справа — очень густые заросли. Андрей поднял камешек, кинул его рядом со змеёй — в надежде, что она, вспугнутая, уползёт в сторону. Ничуть не бывало! Змея не шевелилась, и мы даже успели усомниться в том, что она живая. Но экспериментировать желания почему-то не возникало. Андрей поднял длинный прутик, и Лена тут же запаниковала. Андрей, однако, только отмахнулся: ну не станет же она прыгать по палке! И пошуршал прутиком рядом со змеёй.
     Змея шевельнула миниатюрной головой — и, изогнувшись, уползла с тропы. Уже позже, дома, разыскивая в Интернете нашу оливковую черногорскую знакомую, мы обнаружили, что Ленины страхи не были безосновательными. Если это был, например, желтобрюхий полоз — то от него вполне можно было ожидать прыжка на 1,5—2 м. Но всё хорошо, что хорошо кончается — змея просто ушла. В тот момент мы облегчённо вздохнули — и продолжили путь.
     Тропа наша делалась всё колоритнее. Очень зелёная пушистая травка, покрывавшая белые камни, была просто загляденье. Каменистый склон убегал вниз, петли серпантина были крутыми, и по ним, похоже, нога человека ступала довольно редко. Вокруг вырастали серые каменные стены котловины, огромной и мрачноватой. Где-то там, бесконечно далеко, читались в скалах изгибы далёкой тропы, взбиравшейся вверх — по которой мы изначально планировали подниматься к далёкой церкви на противоположном склоне. И светлели внизу крохотные домики с черепичными крышами — явно заброшенные и разрушающиеся.
     Наша тропа нашлась в горных зарослях. Мы понемногу погружались в тень кустарников и деревьев. И ещё более дико и красиво становилось вокруг. И без того угасавший дневной свет окончательно померк под широкими кронами, и тем ярче светилась зелень. Над дорогой свешивались шарики гранатов, и мы время от времени пробовали их на вкус. Парочка плодов с этой тропы позже прилетела с нами в Тулу…
     Слева от тропы потянулся скальный гребешок. Вдоль тропы, к нашему немалому удивлению, стали попадаться брошенные мешки с цементом. Как их занесло в горный лес по крутой каменистой тропке — оставалось только догадываться. Разве что какой-то экстравагантный силач развлекался, тренируя мышцы таким нерядовым способом…
     Время меж тем стремилось к закату. И вдруг, очутившись на изгибе тропы над обрывом, меж расступившихся деревьев мы увидели бухту. Дорога наша наконец-то вынырнула из межгорного пространства. Да как вовремя! Небо над бухтой полыхало оранжево-розовым закатным светом, и сияли червонным золотом могучие скалы над нашими головами! Внизу простирался городок, в который нам ещё предстояло спуститься.


     Горный лес не отпускал нас до самой темноты. И когда сделалось уже так темно, что пришлось зажигать фонарики, впереди между деревьев засияли огни. Это светились иллюминацией фонарей по периметру дома, вплотную подступавшие к лесу. Огромные виллы стояли прямо на горном склоне, вгрызаясь в горный массив. И отсюда начиналась асфальтовая дорога вниз, где светился огоньками окон город Ораховац.
     Мы шли, оглядываясь на сияющие янтарным светом дома на опушке леса. Они оставались вверху, а мы ещё немного побродили по тёмным улицам, разглядывая дома и пытаясь найти местную крепость. Пока не сообразили, что это просто название одной из туристических вилл. Что ж, самое время было поспешить на трассу. Мы были уверены, что легко доберёмся автобусом до Котора. Ну или на такси. Или, на крайний случай, дойдём пешком — хотя этого уже и не хотелось, учитывая пройденные километры.
     Но не тут то было! Дорога вдоль берега — оранжевая в свете фонарей, с синим фоном вечерних гор и густо украшенным гранатами обрамлением пышных кустов — привела нас на автобусную остановку. Тут мы и угнездились на лавочке, выжидательно глядя на не слишком-то оживлённое шоссе. Людей на остановке не было, и это не вселяло надежд на благополучный исход нашего ожидания. Интегрированный в остановку ларёк ободряюще светился в темноте, изредка кто-то приходил за покупками. Мы попытались узнать у хозяйки ларька что-нибудь о расписании автобусов — но она совсем не понимала ни по-русски, ни по-английски. А мы не понимали её черногорский. Нам ничего не оставалось, кроме как ждать… К продавщице приехали на машине две миловидные девушки, о чём-то пообщались — и стали готовить ларёк к закрытию. К тому времени мы окончательно утратили надежду на автобус — ожидание наше длилось уже более получаса.
     Продавщица закрыла ларёк и пошла к машине, о чём-то беседуя с девушками. И тут одна из них вернулась к нам на остановку. И спросила, куда нам надо ехать. Оказалось, что продавщица рассказала о нас девушкам — своим дочерям. И они предложили подбросить нас до Котора — тем более что сами они направлялись именно туда.
     В дороге мы успели пообщаться с девушками, которые прекрасно понимали на слух русскую речь и говорили по-английски. И пока их мама ходила в придорожный супермаркет за продуктами, мы разговорились, насколько это было возможно в нашей ситуации. Как всегда — на трёх языках с переходом на язык жестов. Оказалось, что живут наши новые знакомые в Старом городе. От них мы узнали, что «Враново Брдо» означает «Воронья Вершина». А мы-то гадали, что такое «брдо» — крыло ли, гнездо ли!.. Оказалось, что брдо — это то же, что и врх.
     Девушки довезли нас до «Камелии» — супермаркета у поворота на нашу улочку. И денег за свою неоценимую помощь, конечно же, не взяли. Всё-таки мир не без добрых людей! С этим светлым ощущением мы, очень довольные путешествием и его благополучным завершением, отправились в «Камелию» за вкусняшками. До нашего дома и вечернего пиршества оставалось всего-то несколько минут пути.

Пераст — Ораховац. 8 октября 2017 года





Tags: Враново Брдо, Ораховац, Осень в Монтенегро, Черногория
Subscribe

Posts from This Journal “Осень в Монтенегро” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments