Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Айва в Никите и чайки Ялты

Утром того же дня. Подснежники Кастели

     В кассах Никитского ботанического сада нам пообещали, что «Да! Всё цветёт!» — не то чтобы «совравши», но уж очень сильно преувеличили. Главным украшением пасмурного сада были пушистые шары разномастных кошачьих, сидевших по лавкам и печально бродивших в зарослях. Мы залюбовались роскошной трёхцветкой, угнездившейся в сплетении стволов глицинии — пока её бандитского вида чёрно-белый кавалер нервно дефилировал по периметру. Заглянули в дегустационный зал, посмаковали херес и мускат Красного камня. Взяли на вынос стаканчик-непроливайку с портвейном. На потом — на обед в саду.

     На клумбах цвела японская айва — пышными ярко-розовыми купами. И подснежники тут цвели тоже, но после Кастели им трудно было нас удивить. Зато здесь распускались нарциссы, и ещё какие-то сказочные цветки-колокольчики нежных колдовских цветов, живо вызвавшие ассоциации то ли со сказами Баженова, то ли с фантазиями на тему цветущего папоротника… И ветреницы, белые и розовые, качали изысканными венчиками на клумбах…
     Мы пообедали на лавочке под сосной, в ветвях которой мелькала подло сбежавшая из-под наших объективов толстая пушистая белка. Покормили вездесущих котов, тут же возникших откуда-то из недр сада. Спустились по аллеям к нижним воротам. Не слишком-то радовал цветением сад в межсезонье. И слишком дороговато «удовольствие» побродить по парку, в котором пока что так мало интересного… Увидев автобус, мы поспешили за ворота, чтобы переместиться в город-счастье Ялту.
     Собственно, главной целью нашего сегодняшнего путешествия было посещение выставки «Конфеты-букеты» в галерее «Почерк». Но всё же первым делом мы доехали до «Спартака», чтобы добыть растворитель — без него Ленины планы на масляное творчество были под угрозой! Купленный на рынке «Уайт-спирит» обладал, как позже выяснилось, невыносимо-мерзким стойким запахом, но Лена была ему несказанно рада. Теперь можно было с чистой совестью отправляться гулять по Пушкинскому бульвару и набережной…
     Мы поглазели на уличную галерею местных художников, заглянули в выставочный зал полюбоваться работами Бакаева. Хоть что-то остаётся здесь постоянным — в нижнем зале царили откровенные тоска и китч. Наконец вышли на набережную. Выглянуло солнышко, море сияло зеленью, и народ по набережной гулял просто-таки толпами. Через праздничную толчею мы направились к вилле «Елена». В одном из её зданий расположена галерея «Почерк», где проходила выставка трёх крымских художниц: Ольги Григорьевой-Климовой, Алины Шаровской-Константиновой и Марии Чепелевой.
     Со всеми девушками мы познакомились на памятных крестинах в Мысовом в прошлом году. Машу мы уже знали по выставкам, а вот творчество Ольги стало предметом нашего дружного восхищения с той поры, как Ленин учитель Даниил Волков показал нам фото её картин. С той поры мы — спасибо Интернету! — следили за её работами, и выставку пропустить просто не могли.
     Выставка, посвящённая весеннему женскому празднику, состояла, в соответствии с названием, из букетно-конфетных натюрмортов. Но и не только — ведь в ней участвовала Ольга, а значит, были образы, женские, детские, тонкие, трогательные, характерные, живые, лиричные… Полные эмоций и неповторимой атмосферности миры.
     Да простят нас девушки, но мы не стали для рассказа об их выставке использовать те фотографии, что сняли в зале, а залезли на их странички в Фэйсбуке — там они как бы утверждённые авторами репродукции…
     «Цветы, конфеты, весна, женщина, 8 Марта — банальный ассоциативный ряд, избитый и знакомый до оскомины. Что может быть более предсказуемо, чем цветочная тема весной? Что может быть более шаблонно, чем женщина и цветы? Цветы и конфеты – это те вещи среди прочих, которые якобы призваны сделать женщину женщиной. Почти магическая сила в этих праздничных атрибутах внимания и признания женской красоты. Цветок, подаренный женщине, является чем-то типичным, цветком вообще, одним из миллионов, фетишем, который может сотворить чудо и добавить ощущение женского очарования владелице этого фетиша. Но тут же попадая в поле женского художественного внимания, цветок перестаёт быть типичным и становится совершенно новым, никогда ранее не существовавшим до этого момента. Художница тогда уже смотрит из совершенно особого места и на себя, и на цветы, и на своё отношение к цветам.
     Очень несерьёзно в день весеннего женского праздника делать цветочную выставку. Но эти цветы написаны серьёзно. «Конфеты-букеты» — серьёзная выставка на несерьёзную тему :)
     Ваши найнесерьёзнейшие, возглавившие банальность и шаблоны Оля, Алина и Маша»
     Нарезав несколько кругов по выставочным залам, мы, впечатлённые, снова выбрались на набережную, где поддались повальному развлечению — кормлению чаек. Это оказалось так увлекательно, что мы скормили пернатым почти всю лепёшку, купленную давеча у «Спартака». Немного прошлись вдоль моря, забрели в магазин, где имели удовольствие наблюдать комичную картину. Ранее встреченные нами на набережной ряженые в осла и зебру молодые люди, откинув верхние части своих ужасающих костюмов, выбирали у прилавка пиво похолоднее. Ослиная и зебровая головы висели позади, на увесистых, набитых уплотнителем копытных задах… Пожалуй, это был первый и единственный момент, когда этот чудовищный маскарад нас порадовал! Жаль, но мы опять постеснялись снять шедевральный кадр!
     Уйдя с набережной, мы решили немного прогуляться знакомыми по прошлым путешествиям дворикам и переулочкам, подарившим столько памятных фото. Правда, в солнечном свете старые домики почему-то оказались не так привлекательны, как в дождливой сырости. Зато восхитила встреча с удивительной собакой, обязанной своей удивительности — помимо природной харизматичности — ещё и креативности хозяина. Пёс был подстрижен подо льва и выкрашен в ярко-оранжевый цвет. Очень ярко и очень оранжевый! Он производил полное впечатление огромной плюшевой игрушки — только при этом шевелился, махал хвостом — и отчётливо улыбался. Мы тоже заулыбались, когда прошло первое изумление и недоверие собственным глазам. Сфотографировать чудо-зверя мы опять же постеснялись…
     По улице с парящями в воздухе зонтиками мы снова вышли к морю. Набережная бурлила людским потоком и бумкала музыкой.

     Не желая быстро заканчивать прогулку, мы дошли до Массандровского пляжа. И прошлись знакомой по давнему вечернему променаду дорогой. К сожалению, колоритного ржавого катера на оконечности пляжа уже не было. Лена окончательно плюнула на мысли сделать ещё один этюд — и мы по крутому асфальтовому подъёму выбрались на дорогу.
     Знакомая дорога с узенькими тротуарами, зажатая с двух сторон живописными старыми домиками, вывела нас к вещевому рынку. Поблуждав в его обескураживающе-бесконечных лабиринтах в поисках туалета, мы вынырнули на памятную площадь — с которой уезжали когда-то автобусами в наши бессчётные путешествия. Теперь же наш путь лежал на автостанцию. Пришла пора возвращаться в Алушту.
     Вечерняя Алушта порадовала найденным у рынка магазинчиком, удачно обеспечившим нам необходимыми продуктами, и весьма кстати подвернувшимся овощным развалом. У дверей нашего домика зацветала вишня. Купленный уайт-спирит оказался невыносимо вонюч — и с этим запахом Лене в грядущих странствиях предстояло прочно сродниться…

10 марта 2018 г.