Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Бабуганская окраина

     Это было по-настоящему весеннее утро! Светило яркое солнышко, щебетали птицы, небо было синим-пресиним. И начало нашего пути — от остановки «Виноградное» вверх по лесенкам и тротуарам — живо воскресило в памяти воспоминания о былых наших весенних походах. Эта дорожка часто баловала нас такими чудными деньками! И сегодня опять были звонкие краски, сияли белёные стены домиков, красовались на клумбах подснежники… У знакомой площадки под стеной леса, с маленьким памятным магазинчиком, мы на радостях свернули не в ту сторону, вследствие чего сделали почётный круг по весеннему Виноградному. Взобрались в горку, прошлись меж домов частного сектора — и упёрлись в тупик. Тропка вбок — попытка выправить ситуацию — вывела нас к каким-то задам, где за порушенными частоколами лежал заросший кустарником овраг. За оврагом простирались виноградники. Мы почесали затылки — и пошли назад, искать верную дорогу.

     Вскоре мы уже шагали по асфальтовой дороге к восточной окраине посёлка. И вот наконец знакомый поворот — вверх по грунтовке. Теперь мы точно на нашем пути, теперь не собьёмся!
     Лес встретил нас радостными солнечными красками. Белые камни в зелёном мхе, рыжих оттенков земля. По обочинам сияли жёлтые звёздочки крокусов. Каждый поворот дороги будил воспоминания об эпизодах прошлых походов… Дорога нырнула в тоннель меж высокими берегами-бортами. Справа и слева нависли склоны, украшенные гирляндами могучих корней. Синие тени от мощных стволов расписали рыжую дорогу контрастным орнаментом. И мы не уставали дивиться неизменной красоте этого лесного пути. Ковёр прошлогодней листвы ещё не успел украситься цветением и травой. Когда-то тут радовали нас пышные лесные пионы и сиреневые всполохи каких-то цветов с незнакомым нам названием. А пока — только редкие подснежники пробивали листву. И всё же лес был прекрасен в своей рыже-синей солнечной гамме!
     Мы шли долго, любуясь каждым поворотом, смакуя приятные воспоминания. И, конечно, не могли пройти мимо нового тайничка — задержались немного у источника Соханын-Су. Напились вкусной водички и отыскали покладенный неподалёку клад. Вода родника выходит прямо из-под корней старого бука, по глубокой промоине в грунте. Родник каптирован, но в настоящее время его вид здорово испорчен бетонной пробкой, из которой выведена труба. По сути дела, сделанный с фантазией полвека назад аккуратный фонтан в настоящее время просто грубо изуродован. Этот источник носит номер «2», и является одним из семи одноимённых источников Соханын-Су, расположенных на северо-восточном склоне хребта Урага, к югу от вершины Сераус. На бетоне каптажа камешками выложены имена: PANTIC и SEMION. Это своеобразные автографы рабочих Ялтинской гидрогеологической и инженерно-геологической партии: Романовского Пантелеймона Владимировича и Котова Семёна Тихоновича, в 50–60-х годах XX века создавших целую сеть оборудованных родников на крымских источниках.
 
     На развилке у горы Сераус Андрей наконец указал на уводящую от Серауса круто вверх широкую дорогу. И мы начали восхождение на хребет Урага. Это был очень крутой путь! Угол наклона не позволял двигаться быстро, мы скорее карабкались, чем шли. Да, можно было бы пойти от западной окраины Виноградного через «Горное озеро», не переваливая через лишний хребет, но та дорога всё-таки довольно скучная — хотелось пройти по этой — уж больно она красивая! Рельеф местности в сочетании с солнцем создавал в голове Лены одну замечательную картину за другой. Появились одиноко стоящие на склоне мощные буки, их светлые стволы просто светились на фоне неба и рыжей земли. И Лена, карабкаясь, охала про себя, жалея, что нельзя усесться прямо вот тут, на крутом склоне, и написать это чудо…
     Впрочем, вскоре она получила такую возможность. Тропа немного выположилась, и среди щедро украшенных зелёными мхами камней мы устроили привал. Тут было не так нарядно, как во время наших карабок, но всё равно Лена схватилась за краски. И почти успела набросать этюдик — когда солнце, так ярко светившее всю дорогу, неожиданно спряталось в невесть откуда образовавшееся ватное одеяло облаков. Это было, в общем-то, ожидаемо: на вечер прогнозы синоптиков обещали дождь. Впрочем, упавшая на горы тень не сделала окружающую действительность менее красивой. Картинка изменилась, но на смену одной красоте пришла другая…
     Мы продолжали набирать высоту. Среди деревьев начинали попадаться полянки снега. Очевидно, на яйле мы непременно застанем снег — впрочем, чего тут удивляться, мы ему там и в мае радовались, как дети. Один из участков крутого подъёма закончился обширной сумрачной поляной. Под буками спряталась уютная «Кленовая беседка», и мы с радостью расположились на привал. Жевали бутерброды и пили чай из термоса — а рядышком среди снежного островка покачивали изящными венчиками подснежники…
 
     Солнце иной раз ещё баловало нас кокетливыми появлениями из-за туч, и тогда в лес вокруг словно брызгало яркими красками. А когда оно уходило, стволы буков мерцали изысканными арабеском — холодно-зеленоватые на нежном сиренево-синем, дымчатом фоне. И листва, изредка появлявшаяся на ветвях вдоль дороги, была бледно-желтоватой, почти белой, и серебрилась сказочными переливами в сдержанной гамме леса. Буки делались всё причудливей, змеились над дорогой картинные корни. Склон справа был объектом наших непрерывных восторгов. Какие деревья, какие формы, какие краски! Всё это было каким-то очень экзотичным, сказочным, словно мы угодили вдруг в другую страну. И Андрей рассказывал Лене, как далёким апрельским днём карабкался в одиночку по склону Чёрного шпиля Чамны-Бурун, ломился по камням без тропы, а впереди бежала пара косуль, и самец всё время возмущённо лаял. А потом из-под бревна от него убежал перепуганный туристическим топотом кабан…
     Тропа понемногу начинала выполаживаться. Крутой подъём становился наклонной поляной, на которой росли прямые буки с толстыми стволами и лежал островками снег. Миновать его посуху становилось всё труднее — перевал и подходы к нему были щедро укрыты сугробами. Тропа у седловины Дипло превратилась в своеобразный «прешпект» из высоченных буков. Причём многие из этих великанов лежали вдоль дороги с вывороченными корнями — недвусмысленный намёк о бушующих здесь ветрах!
     Над нами снова светило солнце, и в его ярком свете мы вышли на перевал между двух возвышенностей. Яйла была ослепительно белой от снега, и тонкие тропки следов пересекали её в нескольких направлениях. Меж тем, уже тут — чуть ниже яйлы — уже властвовал Ветер! Самое время, чтобы надеть на себя всё, что притащили с собой снизу.
     Пейзаж, однако, был прекрасен. От заснеженной яйлы лес стремительно спускался вниз, и там синие дали простирались до самого подножия могучего Чатыр-Дага. Справа от нас рыжел безлистными вершинами деревьев склон Чамны-Бурун, а слева светлые скалы, полузасыпанные снегом приглашали взойти на заповедную яйлу. Выбирая по возможности дорогу по выступающим из снега камням и сухой траве, мы начали подъём.
     Дул нешуточный ветер, но мы всё равно стояли на краю яйлы, глядя в сторону далёкого синего моря. За спинами нашими трепетали на ветру пушистые ветви сосен. Это место в очередной раз впечатляло нас величественными видами бескрайних пространств вокруг. И когда перевал остался позади, а солнце скрылось в набежавших тучах, Лена обернулась назад ― и раздумала идти дальше. Далёкий Чатыр-Даг с проблесками солнца на вершинах, красные купы деревьев над перевалом и ковёр сухих трав с узором из можжевельников и островков снега заворожили её. И Лена осталась сидеть в траве, чтобы попытаться запечатлеть эту красоту в красках.


     А Андрей пошёл вверх по яйле, и видел, как сплетаются над яйлой в жгуты свинцовые тучи, и разлетаются по небу, словно крылья диковинной великанской птицы. Белый снег лежал полосами на бескрайних просторах сумрачного плато. Диковатое очарование было в этом заповедном безмолвии, и Лена, закончив свой этюд, успела ещё сбегать с Андреем на северный обрыв, постоять на ветру, глядя в распахивающиеся просторы…
     Время по обыкновению пролетело незаметно, пора было пускаться в обратный путь. И мимо только что нарисованных Леной деревьев мы пошли к спуску.


     В Кленовой беседке мы не преминули выпить чаю. Идти вниз решено было другой, более короткой, дорогой. К тому же, нам хотелось взглянуть на так называемое Горное озеро, спрятавшееся в лесу, мимо которого мы всё время раньше промахивались.
     Иногда путаясь в хитросплетении горных дорог и троп, но вооружённые GPS и правильными картами, мы быстро и уверенно спускались к цивилизации. Спустя некоторое время лес наполнил странный шум ― то ли шуршание, то ли перестук. И в первую минуту мы даже не сообразили, что это начался-таки обещанный синоптиками дождь.
     Лес засмурнел, начинало отчётливо смеркаться. На одном из поворотов мы увидели справа от дороги небольшую вершинку, к которой вела заросшая мхом тропка. Мох был так роскошен, что мы не смогли не заглянуть в этот чудный уголок. Мягкий зелёный ковёр пружинил под ногами и светился в сумраке яркой зеленью. И, несмотря на дождь, который и не думал заканчиваться, мы всё же сделали пару попыток хоть как-то запечатлеть это чудо. Вершинка, на которую вывела замшелая тропа, не подарила нам никаких видов, кроме вершин окружающего леса, но мы не слишком расстроились. Довольно было того, что мы прогулялись по сказочной зелёной тропке. Однако время торопило, и мы поспешили дальше по нашей дороге.
     К озеру мы вышли уже в темноте. Его берега были покрыты слоем жидкой грязи, в которой мы, конечно же, опять извозились по уши. Чёрная вода, подсвечиваемая фонариками, выглядела мистично и немного пугающе. Мы шагали вдоль берега в поисках спуска на дорогу к трассе, и Лена опять ругалась, потому что всю дорогу вниз прыгала по обочинам, пытаясь сохранить ноги чистыми, и даже берег озера обходила тёмным лесом без тропы… И всё равно результат был предсказуем. Весенние горы ещё никого не выпускали чистенькими. В белых штанах — это в Рио-Де-Жанейро… Дорога от берега вниз оказалась живописным в свете фонариков скользким болотом. Но зато до шоссе нам оставалось уже совсем немного. От озера мы видели внизу, сквозь силуэты деревьев и камней, сияющую реку огней, и даже некоторое время любовались этим зрелищем, сбивая налипшую на ботинки грязь. Теперь мы приближались к этим огням, и очень кстати. Темнота была уже полноценной, сумеречный свет погас окончательно. А мы выбрались на обочину шоссе, и пошли по тротуару к остановке «Виноградное». Это заняло ещё некоторое время, но шагать по асфальту после тёмных хлябей было одно удовольствие. И вскоре над нашими головами заперемигивались в чёрном лесу огоньки Виноградного. Ещё пару шагов до остановки, а там ― транспорт-телепорт через ночь в Алушту. И было опять немного странно глядеть на непроницаемо-чёрный лес на горе, и понимать, что ещё совсем недавно мы пробирались по нему с фонариками...

13 марта 2018 г.