Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Аленга

Начало: Долина Привидений

     В конце концов, довольная работой, Лена покидала краски в рюкзак, и поскакала по тропе, траверсящей склон. Поминутно оглядываясь, и всё никак не могла отвести взгляда от поляны, светящейся радостной зеленью травы посреди жёлто-бурых красок весеннего склона. И плыла внизу лилово-синяя дымка, и прекрасны были на её фоне огромные светлые камни… Чудная страна Демирджи, сказочная страна, щедрая на подарки… Лена бежала, восторгаясь вприпрыжку, и только немного попереживала, что может разминуться с Андреем — там, где тропка раздваивалась на время, и она полезла, как всегда, верхней каменистой тропой. И потом, пыхтя, сайгачила вверх, к сфинксам, досадуя и тревожась оттого, что всё никак не нагонит Андрея. Пока, перевалив через крутую частью подъёма, не увидела его на тропе впереди!

Свиридова-Елена_2018_В-краю-облаков
     К финишу на край яйлы поспели уже вместе. Андрей замешкался у камней, переодеваясь в сухую одежду, а Лена побежала к противоположному края перешейка, перепрыгивая через глубокие колеи от колёс внедорожников. Там, за тем краем, творилось невообразимое действо. Облака и тучи, светлые, тёмные и сияющие золотом и синевой, причудливо мешались в небе над горами, клубились, смешивались, летели друг за другом… И всё время казалось, что вот теперь сделалось ещё краше чем минуту назад.
     А на склоне над яйлой паслись лошади, добавляя колорита окружающему пейзажу. Среди них была белая лошадь, выглядевшая в пасмурном ландшафте призрачными единорогом… Группа туристов, поднимавшихся вверх, надолго застряла среди лошадей, увлёкшись общением и фотографированием.
     Мы же поснимали немного облака и каменных сфинксов Аленги, и пошли искать тайник. Чутка заплутав, заглянули вниз, на затейливые скалы под вершиной горы Аленга — жаль, но пасмурная хмарь не дала родиться красивому пейзажу с удивительными скалами. Навигатор, определив наконец координаты, подтвердил, что тайник мы ищем сильно в стороне, и мы заспешили назад к каменным сфинксам.
 
     Вскоре тайничок был найден — в очень удобном, скрытом от ветра месте, и там-то мы, конечно, и устроились обедать. Как и прочие геокэшеры, судя по интернет-дневнику. Место располагает! Мы и раньше частенько делали привал именно у этих скал…
     А за нашей трапезой внимательно следили с высоких каменных сфинксов два красавца-ворона, и стоило нам отойти чуть в сторонку — они тут же слетели к месту нашего присада, и принялись деловито, по-хозяйски, вразвалку расхаживать, поблёскивая глянцевыми перьями, и подбирать крошки и оставленные для них яичные скорлупки.
     Наш дальнейший путь был в горку, туда, где по-прежнему паслись разномастные кони.
     Тропа повела в обход великанской чаши-долины, полной облачно-солнечных чудес и соблазнов — стоять бы и медитировать на эту текучую и летучую красоту. И всё же мы быстренько добрались до остроконечных пиков на краю плато. Тех самых, на которые совсем недавно любовались снизу — с площадочки с миндалём. Пара осторожных взглядов со скальных обрывов Южной — скалы словно с китайских гравюр, сосны-бонсаи, леденящая глубина под каменными отвесами…
     Главные достопримечательности Южной Демирджи на этом закончились, погода к открытиям не располагала, так что теперь — вперёд, по размытой грунтовке к Седлу. Меж сосновых перелесков, мимо снежных полян и мокрых, пахнущих весной проталин… И Юркины скалы, и прекрасные ландшафты обширных котловин по сторонам от перевала. И солнышко вышло, и рыжий свет, фиолетовые тени, удивительный рисунок белоствольных берёз в ореолах красноватых ветвей… И клочки тумана опять стелются, вплавляя в контрастные картинки сиреневую дымку…
     Жаль, очень жаль — но надо спускаться! А как заманчиво светит солнышко! И как-то не верится, что закат уже не за горами.
     Впереди — испытание, про которое не думалось по пути к Седлу. Мы как-то подзабыли, что представляет собой эта грунтовка зимой и в межсезонье… Упс!
     Лёд. Непролазная грязь. Реки текущей вниз воды. И вся эта красота — на о-очень крутом спуске. В обрамлении высоких, не менее крутых берегов из размокшей земли… Форсируй кто как может!
     Андрей, в берцах, не парясь, пошёл напролом по воде, грязи и льду. Благо, палка в руках помогала не слишком скользить. Лена ломанулась по высокому берегу, но быстро вынуждена была ссыпаться в лес и овраги — когда дорога вдоль грунтовки стала непроходимой. В конце концов пришлось вылезать назад. Так мы и шли — полу-плыли, полу-ползли, что-то перепрыгивая, за что-то цепляясь, куда-то карабкаясь. В определённый момент оказалось, что проще всего — идти по дну ручья, бегущего в колее. По крайней мере, на дне его были мелкие камешки, землю вымыло, и под ногами было хоть и мокро, но твёрдо и не скользко…
     Солнце давно осталось где-то наверху, и иной раз даже языки полупрозрачного тумана нерешительно касались дороги. У сторожевого бука мы, поколебавшись, решили не сворачивать в лес. Под опавшей листвой сокращёнки совсем не было видно, а мы её теряли и в лучшие времена. В подступающих сумерках правильнее показалось и дальше идти по грязи. Рядом, у родника, напились воды и помыли обувь — чтобы тут же вляпаться снова.
     Тень, упавшая было на лес, вдруг расступилась, и мы увидели, как за гору быстро опускается прорвавшее облака оранжевое солнце. Яркий свет снопами-лучами разбежался по небу, и лес вокруг нас засиял тёплым светом, а тени сделались густо-фиолетовыми. Очень красиво — и очень недолго. Как же, оказывается, близок был закат, когда мы стояли перед спуском на таком солнечном Седле!
     Солнце прощально блеснуло над горой оранжевым пламенем. Сияние погасло. Мы снова заспешили вниз — благо, дорога была уже менее мокрой и грязной.
     Мы вышли из леса, и зашагали по широкой грунтовке. Над нами были могучие скальные стены Демирджи, а впереди — чудо чудное! — лежал в долине туман, плотным покрывалом светло-синего цвета, и небо над ним мерцало закатным розовым. Зрелище это было — глаз не отвести — и мы маниакально щёлкали затворами камер, пытаясь сфотографировать это нежданное волшебство.
     Но впереди были ещё обязательные хляби вдоль реки, и долгий путь вниз. И в туман, которым мы так любовались, в конце концов пришлось войти. Его сырая глубина окончательно погасила сумеречный свет, и мы поплыли уже почти наугад — вода под ногами, вода вокруг, серая мгла и густой туманный запах…
     Потом, когда мы уже шагали по шоссе, совсем тёмному, без фонарей — над головами снова оказалось ясное небо, в котором сияли звёзды. Поморгала огоньками Лаванда, и вскоре в темноте впереди замигали далёкие фары проезжающий по шоссе машин. Мы приближались к трассе…

14 марта 2018 г.