Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Северная Демирджи. Бескрайние просторы

Начало: Северная Демирджи. Подснежники Кудрявой Марьи

     На краю Козырька гигантские камни под обрывом тонули в тумане. Этот высотный ярус Демирджи вообще норовил уже утонуть в облаках целиком. Мы всё же решили продолжить подъём на плато — не зря же мы сюда столько времени шли! На круто взбирающейся вверх дороге мы снова повстречались с Вадимом, и успели немного пообщаться по пути. Однако наша дорога круто забирала влево, а его интересовали обрывы с причудливыми скалами, над которыми вьётся тропинка к Демирджийскому Седлу. Так что мы на сей раз окончательно распрощались, и он ушёл ловить солнечные просветы над чудесными пейзажами, которые теперь можно увидеть в его ЖЖ. Облака там то налетали, то уносились прочь, и мы ещё некоторое время видели фигурку фотографа со штативом, караулящего самые вкусные моменты этого природного шоу. Мы же покорно следовали направлению, заданному грунтовкой. Склон горы над нашими головами светлел сухой травой, а над кромкой яйлы стремительно неслись облака, то растворяя её в невидимости, то показывая нам кусочки ярко-синего неба. Мы решили, что восхождению — быть.

     Нам пришла фантазия разделиться. Лена — дабы как можно быстрее достигнуть яйлы — пожелала штурмовать склон в лоб. Андрей же отправился по грунтовке, чтобы вместе с ней неторопливо взобраться наверх, наблюдая при этом новые ракурсы знакомых пейзажей. Условились встретиться в районе «ушей» — пассивных отражателей у вершины Северной Демирджи. Согласно плану, Лена должна была писать этюд в зоне видимости отражателей, и Андрей спустя некоторое время собирался её там отыскать.
     О, сколько раз за время восхождения Лена пожалела, что они разделились! Сколько раз внизу, под склоном, вышедшее из-за облаков солнышко раскрашивало пейзаж шикарными красками — садись да твори шедевры! И разноцветные склоны холмились волнами, и певуче изгибалась грунтовка внизу, и синели чудесные дали. А на переднем плане то и дело вставали из сухих трав причудливые рыжие камни… А у Лены был, как всегда, разряжен мобильник. Да и как Андрей нашёл бы её тут, когда кромки яйлы из-за крутого склона над головой вовсе не видно?.. А подъёму не было конца, и иногда Лене казалось, что она ползёт уликой, наивно полагая, Андрей уже наверху, и ищет её… Так, ахая и замирая от окружающих красот, она понемногу добралась до яйлы.
     Над яйлой было синее небо! Прямо-таки ядовито-синее — и море синело у горизонта, а огромная чаша плато была изрисована белыми узорами снега. Пусть и изрядно подтаявшего — но всё же ещё державшегося в складках рельефа. Дул холодный ветер, слева из недр яйлы набегали, словно волны прибоя, тёмные тучи, накатывали — и снова откатывались назад. И то тень, но свет овладевали плато, превращая его в непрерывно меняющуюся мозаику.
     Дойдя до заветного поворота, за которым ожидался выход на край яйлы, Андрей осознал всю засаду, которую приготовила ему горная дорога. Знакомая её часть, красиво виляя, уводила по краешку к перевалу Кара-Оба на севере плато. А вот к «Ушам» от развилки вверх вела настолько крутая и разбитая грунтовка, что Андрей даже пожалел, что потратил время на такую петлю, а не пошёл наверх по пологому склону вместе с Леной.
     Вовсе не вдруг Лена нашла себе местечко для этюда. Уже присела было — и снова поднялась, собрала краски в рюкзак. Душа просила чего-то другого. Уже отчаявшись, она решила было идти навстречу Андрею. И тут забеспокоилась с новой силой. Дорога змеилась вдаль и вниз через яйлу. Андрею давно пора было показаться, хотя бы вдали — но его не было! И мысль о том, что он мог уже уйти по дороге дальше, или что дорога — ой! — может тут быть не одна — заставила Лену замереть на месте. А ну как она пойдёт, и они разминутся?..
     Как оказалось, мысли эти были весьма здравыми. По счастью, именно тут, где застигли её метания, Лена и увидела вдруг укрытый снегом каменистый склон на краю большой котловины. Тут-то она и уселась, была не была! И тут, спустя время, слишком маленькое, чтобы сделаться довольной своей работой, и достаточное, чтобы замёрзнуть до зубовного стука, её и нашёл Андрей.
     Дорог и вправду было две. И мысли об опасности разминуться посетили и Андрея, когда он не увидел Лены в предполагаемом месте. К счастью, в конце концов все нашлись, встретились, Андрей напоил Лену горячим чаем из термоса — и, греясь на ходу, мы галопом поскакали вниз, сокращая без троп изгибы долгой грунтовки. Следовало уже поторапливаться.
     И конечно же, мы не пошли от счастливо достигнутого перевала Фуна к Ангарскому перевалу, как то подсказывал здравый смысл. Потому что обидно было так вдруг закончить путешествие. Ведь был ещё маршрут под Козырьком, открытый нами тем же памятным январским днём, что и нижняя дорога. А под Козырьком — чудные тропки, сказочные буки, волшебный лес! Ура! Мы снова пускались в авантюру!
     И приключение опять удалось! Мы не потеряли тропы под листвой на крутом спуске, и вышли на бесподобную буковую аллею, ровную, прекрасную, почти парковую. Слева были скальные стенки Козырька, а вокруг каждое дерево заставляло замирать и сердце, и ноги.
     И, выбрав отличную от прошлого раза тропку, мы наконец увидели Поляну МАН, на которой выглядывавшее временами солнышко зажигало волшебными светом мхи и стволы могучих буков. И в каждом уголке тут жила сказка…
     Впереди был ещё очень долгий и путаный путь, блуждание по размытыми грунтовкам, пересекаемыми жутковатыми оврагами и реками, и опасность сбиться с дороги и уйти не туда… Но оно того стоило! Этот сказочный поход по буковым аллеям и полянами — из тех впечатлений, которые приходят потом в волшебных снах и ностальгических мечтаниях. И мы шагали, полные этих впечатлений, счастливые, хотя уже и порядком усталые.
     На краешке заката вышли из леса, заторопились просторными полями, оглядываясь, как всегда, на чудные скалы Северной и Южной Демирджи, окрашенные романтичным вечерним светом. И уже скучали заранее по этим местами, и это тоже было этаким дежа-вю… И спешили поспеть на предпоследний автобус, идущий в Лучистое, чтобы наверняка уехать на нём в Алушту. Ведь если он — кто его знает? — пойдёт вдруг из Лучистого в Алушту не через Ангарский, а напрямую вниз — то шагать нам и шагать по вечерней дороге до трассы пешком…
     И конечно, мы пропустили автобус. Да как! В сумерках Лена поспешила свернуть со знакомой дороги, и мы застряли на берегу перегородившей дорогу бурной по весне реки. А автобус проехал прямо мимо наших исполненных отчаяния носов! Мы выломились сквозь заросли ежевики, грязь и высокий бортик дорожного ограждения — поздно! Автобус уезжал за поворот!..
     Мы стояли у большого камня на повороте, и покорно ждали приговора судьбы. Вернётся автобус? Или придётся чесать пешком? Чудесные сумерки царили вокруг. Шумела листва, пахло ароматно и волнующе. И автобус пришёл! Не веря своему счастью, мы ввалились в его озарённые ярким светом недра, где отыскались даже свободные сидения. Ура! Теперь — с комфортом до самой Алушты! Там нам ещё предстояло собрать в сумки вещи, чтобы с утра пораньше отправиться к нашим друзьям в Севастополь…

15 марта 2018 г.