Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Старая крепость

     Покончив с неотложными делами в Севастополе, мы, не откладывая прогулку по любимым местам на следующие дни летних каникул, наконец-то отправились в Красный Мак. Причём, даже не определившись с вечера, куда мы оттуда пойдём. Просто нам очень нравится эта дорога и сам факт перемещения между такими непохожими и живописными пространствами: Северная сторона Севастополя, где расположена автостанция, и окружённый причудливыми скалами, такой уютный посёлок Красный Мак.
     Неожиданно быстро оказавшись на поселковой площади, мы привычно отправились к верхней дороге и свернули в сторону Залесного — там нам следовало определиться, идти прямо — на Мангуп — или сворачивать вправо — к Эски-Кермену.
     Давно любимые места встретили нас сегодня таким палящим солнечным жаром, что оставалось только охать про себя, стиснув зубы. Ветра не было вовсе, мы шагали вдоль живописных заборов Красного Мака, а затем — и любоваться прекрасными окрестностями не было никаких сил. От мысли, что это — только утро, делалось нехорошо. И потому, когда солнце начало прятаться в облака, мы дружно вздохнули с облегчением. Небо быстро затягивало серой хмарью, и пока что мы этому только радовались.

     А день был ещё в самом начале. Принципиальная продавщица в Залесном отказалась продать нам пива с собой к обеду, но мороженого на ход ноги мы себе всё-таки купили. Замечательные горы окружали нас, и выбор был сделан. Оказывается, мы очень давно не были в Эски-Кермене. Просто с 2005 по 2009 гг. мы побывали там четыре раза, и в памяти осталось много ярких воспоминаний. Но здесь, в наших путевых дневниках, мы ни разу не рассказывали о Старой крепости. Пришло время наверстать упущенное и, спустя девять лет с предыдущего визита, проведать один из самых загадочных и фактурных «пещерных городов». Для этого нам следовало отыскать дорогу на Эски-Кермен из Залесного. Раньше мы ходили туда через ущелье, что на краю посёлка, но сейчас там сплошь заборы с колючей проволокой. На сей раз нам надо было выбираться на знакомую грунтовку незнакомыми тропами. И мы вломились в приключения!
     Тропинки, лужайки, чьи-то заборы — и вот мы на границе посёлка и леса. Само собой — в каких-то дебрях, в буреломе, непонятно где. Царапаясь о ветки, вдоль заборов по оврагам, уже без троп, через чьи-то дворы и какие-то сараи мы выпали в конце концов на знакомую грунтовку!
     И зашагалось по лугам, среди трав, колышащихся морем в плавных берегах леса. Поначалу дорога вела мимо недостроенных особняков каких-то толстосумов, но вот Залесное осталось позади, и запетляла дорога по зелёным просторам…
     Впервые познакомившись с этой дорогой в 2005-м году, мы ещё искали Эски-Кермен по карте…
     Красивые места, манящие, трогающие душу! Суровые обрывы жёлтых скал справа — а если не глядеть туда, то чисто русское поле! И дорожка светлая извилистая, и деревца-кустики, и травки-муравки… Живут ведь тут люди, дышат чистым воздухом, слушают птиц и видят диких зверей… Дорога нырнула в лес, полный воспоминаний. Как мы гуляли тут по полянкам, ручеёк журчал, бабочки летали… И тут мы фотографировали, и тут на лужайке трапезничали… В кустах кто-то по обыкновению шуршит, и Андрею кто-то махнул оттуда пушистым хвостом… И не понять — кто, не успеть рассмотреть! Непуганый заповедный мирок! Вот камень, в котором тайник, только мы туда сегодня не полезли — как-то заросло всё вокруг… Шагаем дальше, Эски-Кермен уже видно!
     Не только простой прогулки по окрестностям Эски-Кермена, но даже одного взгляда на карту горного Крыма достаточно, чтобы убедиться, что на эски-керменской скале совсем не случайно вырос сравнительно крупный и благоустроенный город. [Ф.И.Шмит, 1932]
     В пасмурном свете Эски-Кермен возвышался серо-зелёной громадой. А справа, в распахнувшемся поле, открывались виды а-ля Ван Гог. Крохотный трактор суетился на фоне всхолмлённых пространств, оставляя картинные широкие полосы, светлые на тёмной земле. Поле раскинулось в ущелье меж двух гор, и висели над ним хмурые небеса. А прямо перед нами, на переднем плане за дорогой, колыхались на ветру цветы. Лена залюбовалась, задумалась. Вид для этюда? Но пока надо было идти в древний город, если и писать, то потом, на обратном пути!

     Эски-Кермен — древний город, один из самых больших крымских «пещерных городов». Название его в переводе с татарского языка значит «Старая Крепость». Как населённый город Эски-Кермен существовал предположительно с VI в. н. э. до конца XIII в. Расположен он в юго-западной части Горного Крыма, в 20 км к юго-западу от Бахчисарая, на плоской вершине отдельной горы с неприступными обрывами. Гора вытянута с севера на юг. Длина её плато — 1040 м, наибольшая ширина — около 200 м. Наивысшая точка горы (около 300 м н.у.м.) находится в её южной части.
     Гора Эски-Кермена ограничена глубокими балками Западная балка — Джурла («Бегущая»). Над ней, параллельно Эски-Кермену располагается возвышенность Тапшан, заканчивающаяся на севере мысом Кыз-Куле («Девичья Башня»). Восточная балка — Текмэ-Таш («Поставленный Камень»). Над ней господствует возвышенность Зангурма. Северное ущелье, ведущее к Эски-Кермену, а также южная балка специальных названий не имеют. К югу от Эски-Кермена и южной балки располагается пологий, поросший лесом северный склон возвышенности Бильдеран, который на юге заканчивается обрывом над долинами Кара-Коба и Шули. [С.В.Харитонов «Древний город Эски-Кермен: Археология, история, гипотезы», 2004]
     Вот и щедро политая потом тысяч туристов тропка вверх, местами крутоватая, но зато с деревянными перилами, изредка огораживающими подъём, и даже скамеечками для отдыха. Тут, на склоне горы, никогда нет ветра, и подъём — чистая соковыжималка. А по сторонам от тропы в лесу кто-то шуршит — и однажды мы серьёзно притормозили, вглядываясь, пытаясь понять, кто производит в островке зелени справа столько шумного движения. Не поняли. Не показался этот кто-то — по звукам и колыханию ветвей довольно крупный…
     Маленький пещерный храм «Трёх всадников» на склоне у тропы — с сохранившимися фрагментами фрески — оказался закрыт деревянной дверью Раньше тут была решётка, через которую можно было заглянуть внутрь… Конечно, для сохранности фресок дверь лучше, но всё же как-то обидно…
     На сравнительно пологом юго-восточном склоне горы Эски-Кермена в отдельном камне, некогда отвалившимся от основного массива эски-керменской скалы, высечен пещерный храм с фреской, изображающей трёх всадников.
     Помещение храма выработано с особой тщательностью. Вдоль стен высечены скамьи. В полу храма вырублены две гробницы. Апсида храма частично разрушена. От остальной части помещения храма апсида отделяется скальным основанием предалтарной преграды, двумя каменными гранёными столбами и аркой. В центре основания предалтарной преграды высечены ступени, ведущие в алтарь. В полу апсиды имеется округлое углубление — место престола. На северной стене храма расположена фреска, датируемая не позднее XIII в. Фигуры написаны на синем фоне. Три всадника с нимбами, в воинских доспехах, с закинутыми на левое плечо щитами и развевающимися плащами, с копьями в руках едут по направлению к алтарю. Средний всадник поражает копьём змия, боковые всадники держат копья остриями вверх. На крупе коня ближайшего к алтарю всадника изображена фигура мальчика, держащегося за луку седла. Сбруя лошадей богато украшена, хвосты завязаны узлом. Имена изображенных святых воинов отсутствуют или не сохранились. Фреска сильно пострадала от намеренного повреждения.
     На карнизе под изображением трёх всадников имеется древняя надпись на греческом языке, сделанная чёрной краской на белом фоне: «Изсечены и написаны святые мученики Христовы для спасения души и отпущения грехов». Ниже надписи расположена широкая орнаментальная панель, её геометризованный рисунок состоит из треугольников, образованных красными и чёрными волнистыми полосами на белом фоне.
     В соседнем камне, расположенном к северо-западу от храма «Трёх всадников», в непосредственной близости от него, высечено небольшое помещение — усыпальница (или, возможно, ризница). Над ней, в верхней части камня вырублены гробница и ведущая к ней лестница. Вокруг храма «Трёх всадников» расположены земляные склепы и грунтовые могилы, что говорит о том, что храм «Трёх всадников» находился на территории некрополя. [С.В.Харитонов «Древний город Эски-Кермен: Археология, история, гипотезы», 2004]
     Между возвышенностью Бильдеран и южным склоном горы Эски-Кермена расположена седловина, открывающая доступ к южной части города. С юга на плато горы Эски-Кермена поднимается древняя извилистая дорога, вырубленная в скале. Три марша дороги по склону горы приводят к главным (южным) городским воротам, в древности сильно укреплённым. Эта дорога была единственным путем в древний город, доступным для колёсного транспорта. На дороге, в некоторых местах сохранились колеи от колёс и выбоины от копыт лошадей.
     Наконец-то мы поднялись к южным воротам крепости. И тот час пожалели, что небо такое пасмурное — теперь, когда появились сюжеты для фотокамер, остро захотелось красок солнечного дня. Сжалившись над путниками, погода подарила нам несколько солнечных мгновений, но в основном все кадры этого года случились довольно хмурыми. Возможно, отчасти тому виной нерадостная история города-крепости — ведь по материалам археологических исследований достаточно точно установлен факт гибели города от огня на рубеже XIII-XIV вв… Поэтому, чтобы эта страничка наших походных дневников не была совсем уж серой и грустной, мы добавим в неё летних фотографий прошлых лет — сначала, когда мы впервые знакомились с городом, и потом, когда уже приводили сюда друзей на экскурсию…
     Эски-Кермен является одним из самых малоизученных археологических памятников в Крыму. Каких-либо достоверных сведений об этом городе ни в преданиях, ни в средневековых письменных источниках не сохранилось.
     В 1929 г. одним из исследователей Эски-Кермена, археологом Н.И.Репниковым, была высказана гипотеза, согласно которой Эски-Кермен есть изначальный крымский Дорос, центр средневековой Крымской Готии и Готской епархии в Крыму в период раннего средневековья, позднее перенесённый на гору Мангуп. Сведения о Доросе в земле Тавро-скифов содержатся в «Житии Иоанна Готского», деятеля Православной церкви в иконоборческий период в Византии, в VIII в. Дорос вместе с Херсоном (Херсонесом Таврическим) упоминается в епископских подписях в актах Церковного собора конца VII в. и в византийских исторических сочинениях в связи с бегством императора Юстиниана II из заключения в Херсонесе Таврическом на рубеже VII-VIII вв.
     Населённый город на плато горы Эски-Кермен существовал предположительно с VI в.н.э. до конца XIII в. В период VII-VIII вв. город находился в состоянии экономического и культурного подъёма. В IX-X вв. жизнь в Эски-Кермене замирает. В какой-то момент в этот период город пережил катастрофу, при которой его боевые стены были разобраны. Запустение Эски-Кермена в IX-Х вв. может быть связано с тем, что в это время Эски-Кермен, став зависимым от Хазарского каганата, утратил своё значение форпоста Византии на подступах к Херсонесу, а также со вторжением в Крым печенегов и оттоком части населения из Эски-Кермена в более безопасное место, возможно, — на плато горы Мангуп, более высокой и менее доступной со стороны долин. Второй экономический и культурный подъём в Эски-Кермене происходит в ХII-XIII вв. в условиях относительной стабильности политической обстановки в Юго-Западном Крыму. В этот период на территории Эски-Кермена возникают новые жилые кварталы, реконструируются пещерные комплексы, перестраивается базилика…
     Оборонительные сооружения Эски-Кермена могли быть разобраны в конце VIII в. хазарами, как следствие описанного в «Житии Иоанна Готского» неудачного восстания крымских готов под начальством епископа Иоанна против хазарского владычества. Возможно, одновременно с демонтажем оборонительных сооружений Эски-Кермена была разрушена скальная стена так называемого осадного колодца, предназначенного для снабжения города водой в случае длительной осады из единственного родника, протекавшего в толще скалы Эски-Кермена. Скальная стена колодца была разрушена в его нижней части, что сделало колодец доступным извне снизу. После этого не было смысла возводить боевые стены на случай осады города, лишенного внутреннего источника воды. Ведь водопровод, по которому вода передавалась в Эски-Кермен из родника, расположенного в ложбине на склоне соседней возвышенности Бильдеран, в этом случае не мог бы снабжать город водой. [С.В.Харитонов «Древний город Эски-Кермен: Археология, история, гипотезы», 2004]
     Если не бежать сразу по колейной дороге внутрь города, а пройти левее вдоль третьего, верхнего, марша подъёмной дороги, то можно увидеть высеченные в массиве скалы два храма — так называемые «Большой пещерный храм» и «Пещерный храм у городских ворот», а также относящиеся к ним гробницы и усыпальницы.
     Перед главными городскими воротами, впереди них и вдоль верхнего марша подъёмной дороги, проходила передовая оборонительная стена — протейхизма, о чём свидетельствуют вырубленные для неё в скале «постели». Последний, верхний марш подъёмной дороги лежал, таким образом, между протейхизмой и главной оборонительной стеной, следы которой тоже имеются на скале. Пространство между этими стенами (перибол) являлось коридором, который мог запираться не только главными воротами, но ещё двумя передовыми двустворчатыми воротами — в начале и в конце верхнего марша дороги. Кроме этого протейхизма имела две так называемые вылазные калитки. Проём главных городских ворот был высечен в массиве скалы. Ворота были двустворчатыми, открывались внутрь. Запирал их изнутри деревянный брус, концы которого заводились в стены прохода. Перекрытие ворот было сводчатым. Над проходом возвышалась прямоугольная башня, сложенная из камня, от неё остались вырубки в скале. После разрушения крепостных стен на остатках этой башни, на боевых площадках, расположенных по бокам от ворот, и над проходом к воротам возникла часовня с усыпальницей.
     Проход в город от главных городских ворот высечен в виде коридора в массиве скалы и представляет собой начало главной улицы города. В восточной стене коридора вырублен большой пещерный храм, ныне носящий название «Судилище» (так он назывался татарами). В восточной части его центрального помещения расположена полукруглая апсида, которая имеет синтрон с креслом посреди него, высеченным в толще камня. Впереди кресла в полу имеется квадратное углубление — место престола. Апсида отделяется от остальной части помещения храма скальным основанием алтарной преграды. В центре основания преграды имеется порог Царских Врат. В конце апсиды была фресковая роспись.
     Северная стена пещерного комплекса «Судилище» делится на четыре аркосолевидных углубления. В основании трёх из них имеется восемь вырубленных в скале гробниц. Вдоль северной стены высечена скамья. Справа от гробниц находятся остатки крещальни. В южной части комплекса высечена в скале полукруглая скамья, имеется окно и дверной проем, в древности выводивший на балкон, нависавший над обрывом. В восточной части комплекса расположены ешё три помещения. Первое имеет скамьи вдоль стен. В полу второго помещения вырублены две гробницы. В северной стене здесь высечена ризница (или усыпальница), в южной стене пробит дверной проём в сторону обрыва, где, возможно, были деревянный балкон и деревянная лестница, которая вела вниз, к подножию скалы. Третье помещение является небольшим пещерным храмом, в восточной части которого высечена апсида со скальным порогом и престолом, примыкающим к стене. [С.В.Харитонов «Древний город Эски-Кермен: Археология, история, гипотезы», 2004]
     Вот именно в этом маленьком храме «Судилища» шла служба! Это была неожиданность. Из глубины храма доносился голос, читавший молитвы, усиливался эхом каменных пространств — и разлетался по окрестностям.
     А вот плато в свете пасмурного дня было серым и ветреным. Мы быстро остыли после жаркой крутой тропы, и Лена заозиралась в поисках сюжетов. Но мир, состоявший из камней и зелени леса, был в отсутствии солнца лишён разнообразия красок. Впрочем, в те редкие просветы, когда оно всё-таки подсвечивало крепость, красочнее её скалы не становилась. Это было царство серого и зелёного, и ничто в нём так и не привлекло внимания художницы.
     Мы перекусили на уютной скамейке у кромки леса и двинулись по тропе вдоль восточных обрывов плато, фотографируя знакомые скалы и пещеры. Учитывая, узнаваемость сюжетов и не особую их фотогеничность в пасмурный день, прогулка по крепости получилась довольно скорой. Многочисленные каменные лабиринты, сложные и многоярусные, сегодня, против обыкновения, Лену почему-то совсем не манили. Не хотелось лазить по камням над пропастями и трещинами, опасно поскальзываясь. Мы наблюдали, как эти упражнения с энтузиазмом проделывают другие туристы, их фигурки прекрасно вписывались в кадры — для подчёркивания масштабности скал. А нам и так было, что вспомнить…
     На восточном краю плато Эски-Кермена в скалистом мысе высечена анфилада пещер. В древности эти пещеры были казематами, имевшими амбразуры и бойницы. После утраты боевого значения пещеры в какой-то период жизни города были приспособлены под хлева. В них появились ясли и «кольца» для привязывания скота. Одним из самых больших был комплекс пещерных казематов, расположенный вблизи «восточной калитки». Особенностью этого комплекса является наличие двухъярусных пещерных казематов, связанных между собой внутренними лестницами, и нескольких больших вспомогательных (хозяйственных) пещер. Комплексу принадлежат остатки 19 зерновых ям и 3 цистерн для воды, имеющихся на скалистой площадке, расположенной над «восточной калиткой» (пребывание на площадке требует осторожности). [С.В.Харитонов «Древний город Эски-Кермен: Археология, история, гипотезы», 2004]
     В разных местах края плато Эски-Кермена можно видеть остатки зерновых ям, вырубленных в скале, располагавшихся вблизи крепостных сооружений. Ямы грушевидной формы, имеют водоотводные канавки вокруг горла на поверхности скалы, тщательно вытесаны внутри. В древности горла ям накрывались круглыми каменными крышками с использованием глиняной замазки.,. Большинство зерновых ям уничтожено при постройке более поздних пещерных сооружений. Зерновыми ямами у крепостных сооружений перестали пользоваться, как только последние потеряли своё оборонительное значение.
     Мы дошли до края плато, постояли в задумчивости, глядя на тропу вниз — «северную калитку». Тропа ныряла в колоритную расщелину, заросшую зелёными дебрями, и оттуда лезли новые порции туристов-экскурсантов. Мы немного побродили вдоль северных обрывов, в поисках каких-нибудь неизведанных троп, но пришлось признать, что мы за все наши визиты полностью излазили все щели на Экси-Кермене — и даже были на противоположной скале, представляющей собой северную оконечность возвышенности Тапшан, где расположены руины средневековой башни с воротами, носящей татарское название Кыз-Куле («Девичья Башня»).
     Руины башни Кыз-Куле являются остатками крепости, существовавшей на скалистом мысе, расположенном к северу от башни. В древности по плато возвышенности Тапшан, в направлении с юга на север, к башне вела ездовая дорога. Перед башней на протяжении 43 м дорога вместе с боковыми ограждениями вырублена в скале. Непосредственно перед башней дорогу пересекал ров, вырубленный в скале. В древности надо рвом, между башней и северным концом ведущей к ней дороги, был деревянный мост (возможно, мост был съёмный).
     Мыс, расположенный к северу от башни, представлял собой сильно укрепленное место. В плане мыс Кыз-Куле имеет форму наконечника стрелы, острие которого обращено на север. Плато мыса ограничивается со всех сторон обрывами скал. На некоторых участках края плато имеются вырубленные в скале «постели» для невысокой стены (парапета) и круглые ямки для столбов деревянного частокола.
     Укрепление с находившейся в нем башней, часовней и, возможно, другими строениями погибло в огне сильного пожара на рубеже XIII-XIV вв.
     Н.И.Репниковым в его публикациях о раскопках в Эски-Кермене было высказано предположение о том, что остатки укрепления Кыз-Куле располагаются на месте так называемой «крепостцы», о сооружении которой вблизи разрушенного и опустевшего города в области «Климаты» в середине X в. сообщает средневековый письменный памятник «Записка готского топарха».
     Поразмыслив, мы решили вернуться прежней дорогой. Честно говоря, причиной тому было Ленино желание попытаться всё же освоить тот самый Ван-Гоговский сюжет. Да и альтернативная дорога по полям, пройденная прошлогодней зимой, оставила после себя не очень привлекательные воспоминания. Правда, тогда тут было ещё серее и к тому же грязно… Но устремлениям к живописи не суждено было осуществиться. Что-то изменилось в природе, когда мы, спустившись, дошли до облюбованной Леной точки. Пейзаж больше не казался ей привлекательным. И мы отправились той же дорогой назад в Залесное.
     Впрочем, как говорит наш друг Саша: «Дорога назад — это совсем другая дорога». Во-первых, мы в конце где-то свернули и вышли не там, где вошли, а во-вторых, обратно эта дорожка оказалась заметно в горку! И мы ползли и ползли вверх, пыхтели, ожидая, когда наконец грунтовка перевалит через вершину холма. На обратном пути этот перевальчик показалась ой каким неблизким… Зато потом распахнулись просторы и перспективы, и одно удовольствие сделалось шагать среди лугов, окаймлённых лесом — а впереди синели горные планы, так что Лена опять потянулась было к краскам. И опять передумала.
     Через некоторое время выяснилось, что на развилке мы свернули не на ту грунтовку, и дорожка, которой мы пришли, оказалась внизу. Мы шли теперь над строящимися особняками, которые прежде были выше нас по склону. Дорога наша была широкой, торной, и мы решили — разведаем! Куда-нибудь да выведет!
     Идти по этой дорожке оказалось приятно. Она петляла под соснами, сквозь лапы которых снова светило солнышко, но уже не жаркое, вечернее. Терять высоту дорога явно не собиралась, вокруг был лес, и это было здорово — хотя мы до сих пор не были уверены в правильности выбранного пути. Потом дорога наконец нырнула под горку, углубилась в лесную тень, побежала по овражкам вверх-вниз… И тут случилось маленькое чудо! Андрей вдруг застыл на середине шага, замер, и Лена, шедшая сзади, сразу почувствовала, что он видит что-то необычное…
     А Андрей видел ежа! Это была какая-то волшебная встреча, словно кусочек сказки. Ёж вышел навстречу по тропе. Именно навстречу — потому что тропа тут начинала крутой подъём, а потом снова ныряла вниз. И именно из-под этой горки появился ёж, и очутился прямо перед нами, почти на уровне глаз! Сквозь густую лесную тень пробилось солнце, и его янтарный луч вспыхнул в иголках ежа, заискрился в его шёрстке. Ёж сиял и смотрел на нас, и листья и трава вокруг него сияли тоже — в рамке тёмной зелени леса. Ёж немного постоял — и неспешно удалился в траву. До сих пор стоит перед глазами эта нереальная картинка с привкусом волшебства — залитый солнцем ёж на высокой тропе, в ореоле пробившегося сквозь листву солнечного света…
     Совсем скоро мы вышли на поляну, и Лена вдруг узнала забор, окаймлявший её справа. Это было то место, на котором мы утром сбились с тропы и начали ломиться через бурелом. Что ж, теперь дорожка вывела нас удачнее! Оставалось только повторить утреннюю траекторию. Выбраться в посёлок — по грунтовке вниз, мимо дома, расписанного подсолнухами. Ну просто не было сомнений, что именно это и есть дом нашего постоянного хозяина в Ходжа-Сале Бориса Ивановича!
     Обычной нашей дорогой мы вернулись в Красный Мак. Доехали до Северной, доплыли на катере до Графской пристани. И уже здесь Лена наконец-то решила, что нельзя просто так весь день таскать в рюкзаке краски. И, попрощавшись с Андреем до возвращения домой, уселась на ступени под каменными львами — писать закатный свет над бухтой. В янтарном солнце плавились громады кранов, синело море, на досках причала удили рыбу рыбаки. А рядышком рисовали парусник «Херсонес» девочки-школьницы, и одна из них надолго пристроилась к Лене — полюбопытствовать и поболтать. Когда вторая девочка решила тоже присоединиться к нашей маленькой тусовке — явилась наконец учительница и погнала юных художниц на рабочую плоскость. А Лена решила, что на сегодня довольно упражнений, и с чувством выполненного долга отправилась домой, где её уже ждал Андрей.

5 июня 2018 г.




Tags: Ветра и солнце двух морей, Крым, Севастополь, Эски-Кермен, лето
Subscribe

Posts from This Journal “Ветра и солнце двух морей” Tag

  • Новое прощание с Севастополем

    Наутро нашего последнего полного дня отпуска мы первым делом хорошенько выспались. За окном было солнечно и довольно жарко. Андрей…

  • Семь кругов по Евпатории

    В обязательной программе Севастопольских каникул у нас значился визит в Евпаторию. Этот город, увиденный нами впервые три года…

  • Бакла. Долгожданное знакомство

    Наше путешествие в этот день началось на автовокзале Севастополя. Здесь мы встретились с Сашей, который…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments