Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Самый севастопольский день

     Вообще-то в этот день мы планировали осуществить свои мечты о полноценном тюленьем отдыхе: Кача, прибой, песочек, черешня, пиво, чебуреки… Но покупка накануне домашнего молочка на Северной внесла свои коррективы — захотелось провести день поближе к дому. По крайней мере, с утра. Потому что в итоге, как ни удивительно, день получился весьма разнообразным и насыщенным. И по-настоящему Севастопольским! Утром Лена первым делом отправилась разведывать подходы к яхт-клубу. Хозяева давно говорили, что на его территорию вовсе не сложно попасть, и советовали поискать там сюжеты для этюдов. И вот, нанизав на себя художественные снасти, Лена отправилась разыскивать дорогу к проходным яхт-клуба…

     Не самый удачный выбор дороги для начала привёл её к воротам завода железобетонных изделий. Сожалений, однако, это небольшое заблуждение у Лены не вызвало — белёные домики по пути были просто загляденье, а вдоль дороги обильно плодоносила вкуснющая шелковица, явно обойдённая человеческим вниманием. Так что Лена с успехом реализовала возможность бесконтрольно попастись на воле. Солнышко меж тем жарило всё настойчивее. С некоторым сожалением оторвавшись от объедания придорожных деревьев, она переместилась на соседнюю дорогу.
     Вахтёр на проходной яхт-клуба, сделав для порядка на минуточку строгое лицо, легко вступил в беседу, оказался очень общительным и понимающим. Записавшись в журнал, и предупредив о скором подходе мужа, Лена радостно углубилась на территорию, куда бы без давешнего напутствия друзей никогда не решилась бы попроситься. Высокие ворота, пропускная система… А за воротами — причалы, чудом сохранившиеся старинные равелины, синее море… И корабли на причале, самые разные. Яхты, катера, буксиры, швертботы... Сделав по солнцепёку небольшой круг, Лена к своему восторгу обнаружила прекрасный сюжет для этюда. И точка, с которой следовало писать этот сюжет, находилась — ура! — в прохладной и надёжной тени, под могучим телом большого судна.
     Вскоре пришёл Андрей, тоже успевший пообщаться с вахтёром, и даже пригласивший его стать читателем нашего журнала. Но фотография — не живопись, гораздо быстрее. Так что Андрей довольно быстро обошел весь яхкт-клуб — поснимал всё, что просилось в кадр, и… удалился домой. Лена пообещала побыстрей закончить этюд и придти к обеду.
     Тем временем суета, царившая вокруг облюбованных Леной судов, вступила в свою заключительную стадию. И предупреждение об «уходящей натуре», услышанное от проходившего мимо человека, реализовалось в полной мере и самым неожиданным для Лены образом. Из трёх плавсредств, выбранных ею для этюда, два были поочерёдно вознесены краном в воздух — и... спущены на воду!
     Впрочем, работа была уже вполне завершена. И Лена, очень довольная, поспешила собрать свою художественную амуницию. Беседуя на проходной с доброжелательным Сергеем Ивановичем — и договариваясь с ним о возможности дальнейших пленэров — она ещё не вполне осознавала, что наступающий летний сезон автоматически лишает её благодатной натуры. Что спущенные на воду суда вернутся теперь на причал не скоро, и в следующий визит сюда сюжета для этюда можно уже и не подобрать.
     Дома Оля занималась уборкой. Мы обедали — и уговаривали её присоединиться к нашему ближайшему путешествию. Мы планировали осуществить вылазку в колоритные Бомборы, ещё разок побродить в лабиринтах лесенок между стареньких домов. А заодно нам хотелось и Олю познакомить с этим богатым материалом для фотографических экспериментов и фантазий. У Оли не было с собой фотоаппарата, но эту проблему мы быстро решили. Короткий инструктаж по пользованию Лениной камерой — и вот мы втроём уже готовы к походу!

* * *

     Стояла обычная летняя Севастопольская жара — но тени от стен в узких лабиринтах Бомбор оказались замечательной защитой от солнца. В переходах-лесенках на крутых склонах гулял сквознячок, который пришёлся весьма кстати. И мы с удовольствием полазали по обеим линиям Бомбор, временами выбираясь наверх, в чуть более причёсанные и идиллически благоухающие розовым цветом кварталы.
     Бродили разморенные жарой кошки, играли дети, щёлкали затворы неутомимых фотоаппаратов. Для нас эти места были уже практически родными, Оля же открывала их для себя впервые. Лена скусывала с веток подворачивавшуюся шелковицу, мы совали любопытные носы во все закоулки, обнимали почтовые ящики, гладили бархатно-нежные листья катальпы… Сияло синевой над белыми стенами домов знойное южное небо. Севастопольское лето дарило нам именно то, чего мы от него ожидали.
     Спустя некоторое время Оля заторопилась домой. Ей не хотелось заставлять долго ждать вернувшегося с работы Валеру — и мы проводили её до лесенки у автовокзала. Подниматься вновь наверх по жаре нам уже не захотелось. Мы выбрались на улицу, купили в магазинчике пива и крымских ржаных сухариков (очень вкусно и более чем сытно!) — и отправились пешком в сторону Аполлоновки.

* * *

     По дороге, впрочем, в голове Лены под влиянием жары зародилась мысль о купании. Так что вместо Аполлоновки мы для начала принялись искать дорогу в Ушакову балку. И немножко попетляли севастопольскими улочками, что только добавило путешествию интереса, несмотря на жару.
     И каким же оазисом оказалась в это время тенистая, прохладная балка под сенью роскошных деревьев! Мы наслаждались дорогой с прохладным ветерком, зелёным сияющим миром вокруг, колышащимся морем трав на идиллических склонах. Вокруг отдыхали на полянках спрятавшиеся от жары горожане. А мы шагали по дорожке к акведуку — туда, где за каменной аркой синело море в пронизанном солнцем, жарком прибрежном мирке.
     Лена ушла купаться, а Андрей, не прельстившийся пляжной толчеёй, отправился назад в оазис — обрабатывать в тени акаций сделанные за день фотографии. Лена же ненадолго погрузилась в прохладную воду — и, наслаждаясь ощущением невесомости, созерцала, как по очень синим волнам пляшут золотые блики-отражения. И сожалела, что нельзя прямо вот отсюда, из воды, писать так волшебно смотрящиеся камни разрушенного причала, на которых резвятся ребятишки, загорелые тела беззаботных купальщиков — и дальний берег с белыми зданиями и зелёными пирамидами стройных тополей. Над пляжем восседали на жёлтой каменной стене подростки, над их головами шумели пышные кроны деревьев, и синело нежными оттенками вечернее небо. Всё это было очень здорово — и именно отсюда, где на переднем плане была яркая морская вода. Где можно было плавать, а можно и стоять на дне. Но штатив тут было не водрузить, и в конце концов Лена с сожалением принялась выгребать к берегу.
     Андрея она нашла на тенистой полянке, за пышными кустами шелковицы, которую с энтузиазмом объедала многочисленная детвора. Лена тоже не упустила шанса полакомиться. Однако следовало уже спешить, если мы хотели поспеть в Аполлоновку до заката. И вот уже мы шагаем крутой грунтовкой вверх, на железнодорожную насыпь.
     Близок путь от Ушаковой балки до Аполлоновки. Всего лишь перевалить железнодорожные пути — и вот они, домики-гномики, воспетые Игорем Шипилиным. Небо на крыши надето… Увы, их остаётся тут всё меньше. Но всё же ещё есть где прогуляться в закатном свете, полюбоваться, вдохновиться… Пока мы фланировали узкими переулочками, позвонил из Тулы Павел Ганжа, поздравил с днём рождения солнца русской поэзии. Да, Пушкин — наше всё… </div>
     Аполлоновка, всё ещё хранящая отголоски Шипилинского флёра, гостеприимно манила каждым поворотом. Но мы, не поддавшись соблазну углубиться в её расположенные за железнодорожной насыпью недра, решили сперва заглянуть на причал. Полюбоваться лодками, качающимися в сияющих волнах, медовым светом на песчаном берегу за лодочным деревянным «домиком», и синевато-белыми мазанками над водой. Расслабленная благодать царила на причале. Кто-то удил рыбу, кто-то прогуливался, кто-то пил пиво, сидя на каменных ступенях над морем. И тут случилось небольшое чудо. К причалу подошёл — небывалое дело! — катер… Обалдев от такого подарка судьбы, мы на всякий случай уточнили, что идёт он на Графскую пристань. И радостно впрыгнули на борт. Ура! Теперь не надо долго карабкаться по дороге в горку к остановке, толкаться в душном автобусе!
     Катер живо домчал нас по залитой закатным солнечным светом бухте, и Лена скакала к окнам, фотографируя то нарядный жёлтый буксир, проплывавший рядом, то удаляющиеся берега бухты, то красующийся у Графской пристани Херсонес с притулившимся к нему оранжевым буксиром… Мы понаблюдали за прибытием на Графскую пристань какого-то важного офицера, а потом полюбовались фирменным севастопольским закатом с Приморского бульвара…


     А потом, когда солнышко совсем село, мы попытались уже у ворот нашего домика устроить разведку на предмет описанной Валерой лазейки «прямо от калитки» до берега моря и мола… Мы нырнули в узкое пространство между старыми сараями и чьим-то забором. Тут было странно и дико, цвёл невозможно-огромными цветами пышный жасмин. За сараями начинался бетонный забор, единственная найденная в нём лазейка нас вовсе не порадовала. В заборе не хватало верхней секции, к этому отверстию надо было карабкаться по неаппетитной свалке. Мы решили, что такой «телепорт» на мол нам не подходит — и отправились домой наслаждаться уютом тёплого летнего вечера…

6 июня 2018 г.




Tags: Аполлоновка, Бомборы, Ветра и солнце двух морей, Севастополь, лето
Subscribe

Posts from This Journal “Ветра и солнце двух морей” Tag

  • Новое прощание с Севастополем

    Наутро нашего последнего полного дня отпуска мы первым делом хорошенько выспались. За окном было солнечно и довольно жарко. Андрей…

  • Семь кругов по Евпатории

    В обязательной программе Севастопольских каникул у нас значился визит в Евпаторию. Этот город, увиденный нами впервые три года…

  • Бакла. Долгожданное знакомство

    Наше путешествие в этот день началось на автовокзале Севастополя. Здесь мы встретились с Сашей, который…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments