Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Севастополь. Второе воскресенье лета

     Начало июня в Севастополе примечательно своими праздниками — и главный из них день рождения Города, который приходится на 14 число. Это единственная фиксированная дата, к которой «привязаны» и День города — следующий за 14 июня выходной — и День Исторического бульвара — неделей раньше. С учётом Дня России праздничной получается целая неделя! К сожалению, в день 235-летия Севастополя наши каникулы заканчивались — нас ждал самолёт домой. А вот День Исторического бульвара мы застали. Пару раз мы уже бывали на этом удивительном празднике, и специально планировали отпуск, чтобы снова его застать. Накануне заранее покупали местную прессу, чтобы узнать программу мероприятий, но быстрее нашли её в Интернете. В этом году она была сильно скромнее, чем раньше. А главное — ни слова про традиционное шествие исторических клубов вокруг Городского холма! Памятуя, что впервые мы застали парад случайно именно ранним воскресным утром, Андрей, на всякий случай, с утра пораньше отправился на Приморский бульвар. Там было тихо и почти безлюдно — только цветоводы готовились к выставке. Прогулялся по Ленина, вернулся к Нахимову — нет парада! Жаль… Нам всегда нравился этот азартный и радостный аттракцион! Что ж — пора идти на Исторический бульвар — теперь по Большой Морской. На одиннадцать часов было объявлено открытие этого уникального, чисто севастопольского праздника.

     На площади Ушакова было уже довольно многолюдно — горожане подтягивались! По лестнице к генералу Тотлебену неспешно взлезали вверх бабушки, мамаши и папаши с многочисленной детворой — пытаясь держаться жидкой тени в силу усиливающейся с отступлением утра жары. На аллеях, опять же в тени, разместились представители севастопольских исторических и этнических клубов и обществ.
     Исторический бульвар — бульвар в Севастополе над Южной бухтой. Ограничен каменной стеной по периметру. Сейчас это своеобразный зелёный заповедник, где много редких пород деревьев и кустарников. Но прежде всего это комплексный памятник. Здесь находятся всемирно известная панорама «Оборона Севастополя 1854–1855 годов», 14 памятников и мемориальных обозначений, которые увековечили героизм защитников Севастополя в годы Крымской войны. В районе передового бруствера 4-го бастиона ежегодно проходит театрализованное представление — штурм укрепления в период первой обороны Севастополя.
     Выше Театральной (ныне Ушакова) площади по проекту Инженерного ведомства в 1834 году предполагалось построить один из бастионов для защиты Севастополя с суши. В 1840 году на высоте был разбит бульвар, который получил название Великий, высота стала называться Бульварной. Строительство 4-го бастиона на этой высоте началось весной 1854 года после начала Крымской войны. В июле в районе бульвара было построено несколько батарей, вооруженных 29 пушками, снятыми с корвета «Пилад» и других судов.
     К моменту высадки врага 2 сентября 1854 года в Евпатории укрепления на Бульварной высоте не были достроены, они достраивались и вооружались уже под огнём французских и английских осадных батарей. В ходе обороны Севастополя на высоте и её склонах были построены: 4-й бастион, Язоновский редут и 27 номерных батарей. Оборона дистанции постоянно совершенствовалась, к моменту первой бомбардировки 5 октября 1854 года на её вооружении было 72 пушки разных калибров.
     В октябре 1854 года командование союзных войск выбрало 4-й бастион целью главной атаки. Укрепление подвергались сильному обстрелу со стороны вражеских батарей. Попытки союзников прорыть подземные галереи под укрепления 4-го бастиона и взорвать его не увенчались успехом. С 4-го бастиона в ночное время происходили вылазки в расположение врага. К концу обороны города на вооружении дистанции было 243 пушки. 27 августа 1855 года войска взорвали укрепления по приказу командования и перешли на Северную сторону.
     В 1875 году городской Думой было принято решение, запрещавшее любое строительство на месте российских укреплений 1854–1855-х годов. В 1876 году по всей Российской империи была открыта подписка для устройства Исторического бульвара по линии бывших бастионов. Благоустройство началось с 4-го бастиона как «самого памятного пункта», и в 1881 году на прежнем бастионе была закончена посадка деревьев. В конце XIX века на Историческом бульваре были установлены каменные тумбы с номерами бывших батарей. Сооружение большинства памятников на бульваре было закончено в 1904–1905годах к 50-летию начала обороны Севастополя. Была освящена панорама «штурма 6 июня 1855», сооружены памятники на месте 4-го бастиона и Язоновского редута, выполнены мемориальные обозначения батарей, восстановлены левый фас 4-го бастиона и блиндаж, вход в подземно-минные галереи, разбит сквер. В 1909 году был открыт памятник Э.И.Тотлебену, в 1910 году – обозначение пребывания на бастионе Л.Н.Толстого. Вход на бульвар был платный, в выходные и праздничные дни играл оркестр. Однако пребывание на бульваре велосипедистов, собак и низших чинов запрещалось. Его окрестности охранялись патрулями.
     На бульваре царил уже знакомый праздник — с песнями, танцами и сотнями улыбок.




     Вот тут, думается, уместно привести строки чудесного эссе Алексея Решётникова, случайно встреченного в Сети, под каждым словом которого можно подписаться.
     «Что такое родной город? Написал и задумался. Сочетание слов вызывает совершенно разную реакцию у разных людей. Но есть некие «общности», для которых эта реакция всегда одинакова. Да простят меня люди, родившиеся в других городах – больших и малых, исторических и не очень, но Севастопольцы – отдельная «каста». Именно Севастопольцы, с большой буквы. Они не могут быть бывшими. Они всегда настоящие. Но все же, давайте посмотрим, что такого в этом городе, что особенного в этих людях? Маленькие домики, приткнувшиеся на крутых склонах и белоснежные величественные здания, всех стилей и возрастов. Бухты, бухточки, скалы, глина. И маки. Ещё – работяги — катера, утюжащие водную гладь днём и ночью. Трудяги — троллейбусы, карабкающиеся по улицам и улочкам города.
     Корабли, множество кораблей, катеров, лодочек. И сосны, и виноград… Песок пляжей и чайка над волной, осенний шторм и февральский цвет миндаля. Можно продолжать долго, бесконечно долго. Воспоминания детства, мы росли среди этой красоты. Мы дышали этим воздухом, пропитанным морем, дымом военных кораблей, уходящих в очередной поход, ароматом цветущих деревьев и горькой полыни. Но самая, на мой взгляд, замечательная, запоминающаяся черта города – памятники!
     Значит, именно камень дал жителям свой крепкий дух? Ведь это не только развалины Херсонеса, Малахов Курган или памятник Казарскому.
     Ведь каждый дом, восстановленный после войны – памятник!»
     Дальше тоже здорово написано, но не совсем в тему дня — просто перейдите по ссылке и прочтите целиком, а здесь ограничимся финалом эссе, ибо так всё и есть на самом деле — всё очень верно подмечено.
     «Так что же все-таки важнее? Камни истории, Море, Земля Севастопольская, Солнце? Или военный Флот? Или Рыбаки? Кто или что сильнее всего повлияло на Севастопольский характер?
     Каждый, кто в первый раз ступает на Севастопольскую землю, согласится со мной: здесь есть что-то особенное, неуловимое, торжественное и скромное. Есть волшебство, способное привязать человека к городу навсегда. Это – дух города.
     Он силён, даже в тяжелые времена он способен пробиться «к свету». … Севастопольская земля отторгнет всё, что ей чуждо. Не могут удержаться, прижиться здесь те, кто его не любит, не уважает его историю, не считается с его традициями. Отторжение наступит, проверено неоднократно. А Севастопольцы, кто в силу разных причин покинули город, уехали далеко за его пределы, они возвращаются. Возвращаются не одни, возвращаются, ведя за собою всё новых и новых страстных поклонников Севастополя.
     В своё время у меня появилась возможность «улучшить свой английский» — в ДОФе записался на вечерние курсы. Так вот, знакомились мы не только с грамматикой и правописанием, но и с тем, что его (язык) окружает. И то, что связано не только с языком, но и с жизнью «эмигрантов»… Мне запомнилась «ключевая фраза» — никто из жителей «пёстрого» Израиля так не грустит о своей родине, как Севастопольцы и Ленинградцы. Только Севастопольцы, узнав о Вашем месте проживания (Как, я так и предполагал, что Вы из Севастополя!) обязательно попросят Вас «постоять у левой ноги Нахимова», поклониться городу земным поклоном!
     Закалённые зноем и солёным ветром, морскими брызгами умытые и седой инкерманской пылью припорошенные, впитавшие вместе с молоком матери и чистой родниковой водой легендарный дух предков, веселые, добрые и неунывающие, готовые всегда прийти на помощь своим друзьям… Вглядитесь в лица Севастопольцев: они открыты, они улыбаются. Даже тогда, когда им очень больно, они всё равно продолжают улыбаться. Это светится изнутри их вера. Вера в Добро, вера в свой Величественный Город-Герой Севастополь!»
Согласитесь, и добавить-то, в общем, нечего!
     В ожидании торжественного открытия хватило времени побродить по бастионам и аллеям — вот ведь, никогда раньше не спускались вниз, под редуты 4-го бастиона!
     Лена же всё это время провела с пользой — пожертвовав праздничными гуляньями, она целиком посвятила себя живописи, отправившись в Арт-бухту, где написала этюдик с живописным буксиром, неизменно год от года становившимся сюжетом наших фотографий.
     Впрочем, Андрей не остался в одиночестве — выступление Ансамбля Черноморского флота и скромный парадик исторических клубов он смотрел в компании нашего друга Александра, который, конечно же, как настоящий Севастополец, тоже не смог пропустить День Исторического бульвара! Правда, он рассчитывал ещё посмотреть традиционную инсценировку боя на Четвёртом бастионе, но она в программе не значилась. Позже выяснилось, что пальба таки была — бой провели вопреки горе-организаторам, а так как в афише его не было, то и зрителей к тому моменту осталось мало, а действо по рассказам скомкали. Снова жаль…


     По крайней мере, Андрей с Сашей боя дожидаться не стали, а спустились вниз в удивительно пустынный воскресный город. И, договорившись на завтра о совместной поездке, разбежались каждый по своим интересам.
     Сколько раз мы ездили по улице Гоголя на Пятый километр, но почему-то никогда здесь не гуляли просто так. Опущенного до обеда времени у Андрея было в избытке, так что решил осмотреть начало улицы с характерными «сталинскими» домами и внушительным старым корпусом СевГУ.
     Пара шагов, и вот уже снова площадь Ушакова. Здесь надо непременно заглянуть в холл арт-отеля «Украина». Там частенько проходят интересные выставки. Повезло! На сей раз в экспозиции были представлены этюды весеннего херсонесского пленэра наших любимых художников и лениных учителей Игоря Шипилина и Даниила Волкова!
     Путь к дому лежал дворами между улицами Очаковцев и Большой Морской аккурат к Комсомольскому парку и далее через сквер у Центрального рынка вверх по Крепостному переулку в родной Бакинский тупик. Где в прохладном домике нас ждал обед и небольшая передышка перед продолжением городских блужданий.
     Впрочем, вместе мы снова блуждали недолго — прошлись по Примбулю, посмотрели на проступившие старые надписи на старых стенах дома на улице Ленина, миновали Екатерининский сквер и на Марата всё же разбежались. Лена снова отправилась в сквер воинов-интернационалистов писать корабли на рейде «Минки», а Андрей в который раз поднялся на Городской холм.
     Сколько раз по нему уж гуляли, а все не надоедает — здесь тихо, уютно, этакий город в городе. Да и как верно было замечено выше: «…каждый дом, восстановленный после войны – памятник!».
     Захотелось заглянуть во Владимирский собор — он теперь всегда открыт. Правда, в нижний храм с пантеоном адмиралов теперь без сопровождения не пускают — надо было ждать экскурсию.
     В 2008 году Алексей Решетников писал: «Да, город рос, появлялись новые современные дома, но сердце города – исторический центр, всегда оставался чистым, опрятным, сверкающим. Во времена моего детства ещё умели беречь историю, удавалось «вплести» свежую нить в старинное полотно. Вплести, не нарушив картину, а подчеркнув историческую красоту и величие города. Города весьма молодого, но уже испытавшего на своей земле две страшных осады. Может быть, именно это внесло в его ауру тот незримый «аромат» стойкости, верности отчизне». И, пожалуй, десять лет назад это было правдой — исторический центр был чище. А сейчас, глядя на стены дома Волохова, поражаешься даже не мотивации вандалов, уродующих построенный ещё до Крымской войны дом с Историей, а тому, что до этих росписей никому нет дела! Ведь закрасить все эти художества — дело двух-трёх часов! Но стены Городского холма и мусор под кустами ясно говорят, что в Городе сейчас проблемы с Хозяином. Честно говоря, это вообще сейчас стало заметнее.… Хочется верить, что это ненадолго, а пока опять жаль…
     После ужина мы добежали до улицы Частника, чтобы посмотреть на фейерверк на Историческом бульваре. Но, как назло, его нам загородило какое-то невидимое ао тьме здание. Впрочем, коротенький фейерверк, увиденный из-за крыш, нас абсолютно не впечатлил. Но сама прогулка тёмными улицами получилась атмосферной и запоминающейся. Правильно сделали, что не пошли на ночь глядя в центр — сэкономили время на сон и силы к завтрашнему походу вместе с Сашей. Рано утром нам предстояла встреча на автовокзале и поездка на симферопольском автобусе в пока ещё незнакомый нам пещерный город Бакла…

10 июня 2018 г.




Tags: Ветра и солнце двух морей, Крым, Севастополь
Subscribe

Posts from This Journal “Ветра и солнце двух морей” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Posts from This Journal “Ветра и солнце двух морей” Tag