Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Седые горы древних королевств

     В отличие от многих наших соотечественников мы каждый год очень радуемся длинным новогодним каникулам. Даже немного обидно, что в этом году после Нового года осталось всего семь выходных дней. Первое-то января мы обычно не считаем — новогоднюю ночь надо обязательно провести в кругу семьи, так что обычно мы оставляем маму грустить и ждать нас на второй день года. Но на сей раз, мы хоть и взяли авиабилеты на 2 января, но выезжать из Тулы нам предстояло вечером первого. Ровно в 20:40 мы отправились на такси в Домодедово. Таксист, встретивший нас в разукрашенном ёлочными игрушками и мишурой салоне, оказался на редкость словоохотлив. Наблюдая заснеженные ночные пейзажи за окном, первые полпути мы обсуждали с ним магию гор, слушали его рассказы об армейской службе в горах и о прелестях деревенской жизни, канувшей в прошлое. Мимо проплывали укрытые снежными шапками ветви деревьев, и светились в пасмурном тёмном небе непонятно-яркие, холодноватого цвета полосы у горизонта… А когда остановились на освещённом пятачке о обочины, и наш таксист отправился пить кофе — стало слышно, как люто завывает над шоссе ветер. Метались под его порывами заснеженные еловые лапы, и временами казалось даже, что вздрагивает машина…
     Не получив от нас отклика на предложение спеть песенку или прочесть стишок за сладкий новогодний подарок, таксист включил погромче новогодних «Сватов», и остаток дороги мы веселились, поглядывая на экран планшета на торпеде машины… Потом — аэропорт, пограничный контроль, короткое ожидание — и вот уже самолёт везёт нас в Армению… Первое января нового года к тому времени, кстати, закончилось, наступил второй день года, и мы пока даже не представить себе не могли каким длинным он окажется…

     В аэропорту Звартноц нас ждал водитель из полюбившегося нам в прошлый раз хостела — Армен. Как выяснилось позже — супруг другого водителя хостела — Арминэ, с которой мы путешествовали в прошлый приезд. На улице четыре утра, но ещё совсем темно — зима. А так хотелось бы полюбоваться на Арарат на рассвете — из аэровокзала такой потрясающий вид на гору! Но мы едем в город — здравствуй, Ереван! В хостеле нас ждут, номер готов. Мы договорились о времени завтрака и быстренько завалились спать. До подъёма нам оставалось чуть больше двух часов…
     Грех ещё раз не вспомнить, что где бы мы ни поселились, тень нашего гениального земляка как будто преследует нас. В Тбилиси мы жили в квартале от улицы Льва Толстого, а в Ереване во второй раз на ней поселились! Причём, если вы в городе спросите, где улица Толстого — вряд ли кто вам подскажет. Маленькая улочка в два квартала длиной, сразу за рынком. Но зато на ней наш хостел, в котором хозяйка готовит всегда вкусные и неповторяющиеся завтраки. А какой у неё персиковый джем?! Фирма! Местный бренд. В дом, кстати, с утра приходят завтракать и соседи — мест и джема всем хватает. Позавтракав, мы попросили хозяйку организовать нам поездку в Гарни и Гегард — и стали ждать Арминэ.
     И как же приятно было увидеть знакомое лицо нашей путеводительницы! Прошло почти три года — а мы как будто не расставались. И очень-очень правильно, что мы отказались от прогулки по Еревану в этот день, предпочтя ей поездку к полюбившимся нам близлежащим достопримечательностям! Три года назад, побывав там весной, мы дали себе заруку обещание приехать в эти места зимой! И мы угадали! Это действительно очень красиво. Всё у нас вышло самым чудесным образом, даже погода благоволила.
     Выйдя из дома, мы окунулись в непривычное тепло — словно очутились в новогоднем Крыму. По дороге любовались окрестностями, которые — стоило чуть отдалиться от центра Еревана — быстро делались всё более заснеженными. Плавали в бледно-сиреневом мареве облачности далёкие белые горы. И пока Арминэ заправляла машину газом, мы развлекались фотографированием. В том числе далёкой большой горы — судя по количеству вершин — древнего вулкана, родственника Арарата — Арагаца. К сожалению, зимой там дорога совсем не проезжабельна — её просто не чистят. Приехать на озеро у вершин и покушать самый вкусный в Армении хаш можно не раньше конца мая, а то и в июне!
     Мы всё дальше отъезжали от Еревана, и зима всё ярче заявляла о себе. Деревья склоняли к дороге отягощённые снежными шапками ветви. Сосны стояли будто картинка с новогодней открытки. От арки имени одного из самых почитаемых поэтов Армении Егише Чаренца мы — везучие — любовались видом на Арарат с его гордыми абрисами, плававшими в каком-то сложном смешении акварельной мглы и мягкого сияния. Всё пространство перед нами — необъятное, плавно всхолмлённое — светилось изысканно-тонкими переливами белого и светло-охристого. Это теплели из-под снегов сухие горные травы. Мы стояли перед этой огромной, торжественной картиной — а за спинами нашими качал тяжеленными ветвями сказочный заснеженный лес. Ну, не лес конечно — просто придорожные посадки — но уж больно праздничный был у них вид!
     А потом наконец-то начало проглядывать солнце! И когда мы приехали в Гарни — пробивающееся сквозь облачность солнышко раскрашивало окрестные горы так, что мы только ахали и восторгались. Пока оно вновь не пряталось за облака. Так быстро и ярко сменялись вокруг написанные светом и тенью живописные картины, что порой мы не знали, что фотографировать и куда глядеть — в ущелье? На храм? На возвышающиеся вокруг вершины? И в общем-то непримечательные серые домики, растущие над ущельем, сделались вдруг прекрасными, и камни засияли золотом, а небо засверкало синевой ясного зимнего дня. Это было очень красиво! Вот оно — то, ради чего мы снова прилетели в Армению!
     Храм Гарни — единственный сохранившийся на территории Армении памятник, относящийся к эпохе язычества и эллинизма. По мнению исследователей, он был посвящён языческому богу Солнца Михру. Крепость в этом фантастическом месте появилась благодаря армянскому царю Трдату I в неимоверно далёком от нас 76 году. Армянские цари очень любили это место — не столько за его неприступность, сколько за потрясающий климат — и превратили его в свою летнюю резиденцию. Крепость Гарни занимает господствующий над прилегающей местностью треугольный мыс, огибаемый рекой Азат с двух сторон, отвесные склоны которого служат неприступными естественными стенами. В результате сильного землетрясения в 1679 г. храм был почти полностью разрушен, его восстановили в 1966—1976 годах. Возле него читаются следы былой крепости и царского дворца, рядом сохранились остатки бани, построенной в III веке. Её полы, кстати, украшены эллинистической мозаикой. Дворцовый комплекс находился на южной, удалённой от входа, части крепости. На северной же крепостной территории размещались царское войско и обслуживающий персонал. К западу от храма, у края обрыва, помещался парадный зал. С севера к нему примыкал двухэтажный жилой корпус. Ущелье под крепостью тоже не простое — оно примечательно своими изумительными, кажущимися искусственными склонами, которые состоят из правильных шестигранных призм. Последние тянутся от подножья до верха ущелья и называются местными «Симфония камней».
     И, конечно же, мы вернулись сюда не только увидеть полюбившиеся пейзажи в зимних красках, но и доглядеть то, что не доглядели в прошлый раз. Новых открытий и приключений мы ждали от очередного спуска в ущелье. Заглянув за Арминэ в сувенирный ларёк, мы проехали вглубь посёлка, чтобы найти более короткую, чем в прошлый раз, дорогу вниз. Удивительно, но три года назад мы стали первыми, кто рассказал Арминэ про «Симфонию камней» или «Каменный орган» — теперь-то она знает это место лучше нас и возит сюда всех приезжающих в Гарни туристов!
     За окнами машины проплывали красочные в ярком солнечном свете домики из розового туфа, чьи-то заборы, плодовые деревья под снегом, очень красивый красный храм на фоне синих небес… Арминэ подвезла до поворота старенькую бабушку, та долго благославляла её по-армянски — и показала нам, куда надо идти, чтобы спуститься к органу в ущелье. В прошлый раз мы не дошли до него, зато теперь дорога наша была широкой, проезжей, и обещала быть быстрой. Она убегала под горку, заснеженные склоны ущелья были всё нарядней, и журчала вода сбегавшей вниз вместе с дорогой речки. Солнце предательски спряталось за облака, мы опускались всё глубже — и наконец дошли до поворота у большого заснеженного камня, от которого увидели роскошную теснину ущелья, горбатый мостик над журчащей рекой в снежных зарослях, далёкие белые горы — и могучую стену с тёмными камнями-призмами — гранёными на изломах, словно пчелиные соты…
     В своём рассказе о Гарни Андрей Кирнов популярно объяснил происхождение этих стержней: Базальты — это породы, которые образуются при застывании излившейся магмы на поверхности Земли. Вследствие последующих изменений в больших массах базальтовой породы проявляется так называемая столбчатая отдельность в виде 3—7-гранных столбов. При быстром остывании лавовых потоков образуется ячеистая система напряжений, которая направлена перпендикулярно поверхности. И вот в направлении этих самых напряжений затем и развиваются многочисленные линейные трещины, которые и образуют столбчатую отдельность базальта. Вспомните как высыхает, растрескиваясь, грязь. Вот что-то вроде того и здесь.
     Налюбовавшись на это чудо природы, мы выбрались к уже знакомому камню у поворота, и с удовольствием, хоть и наскоро, перекусили. Народ, надо сказать, к «органу» валил валом — кто на машинах, кто пешком. Один из туристов по-английски принялся спрашивать у нас дорогу, Андрей стал по-английски же объяснять, а через минуту — к всеобщему веселью — выяснилось, что все участники беседы прекрасно говорят по-русски…
     Вскоре мы, вскарабкавшись назад по дороге, уже ехали в Гегард. Неведомо откуда опять взялось яркое солнце, и мы снова ахали, глядя громады могучих гор и необъятные планы ущелий, на сверкание снега на жёлтых и бурых причудливых скалах.
     И ожидаемо — Монастырь Копья Гегард вновь заставил нас пережить самые яркие эмоции — такой красотой встретил он нас, таким сиянием снега, праздничной яркостью, весёлой толчеёй и суетой… Торговцы бойко предлагали свой сладкий товар, но мы спешили вверх. К Храму! Мимо резных каменных хачкаров, мимо сосен-великанов — ах, как роняли они с могучих лап снег! — с шумом, целыми лавинами! А небо было синим-синим, ещё синее от белого-белого снега. Храм в арке ворот, на изысканном фоне из снежных гор с рисунком ветвей — был просто чудесен! Никакими словами было этого не описать — мы просто стояли, в восторге от встречи с этим местом — и созерцали…
     Это место, где остро чувствуешь остановившееся время. Ведь уже в начале IV века здесь была основана обитель. Название «Гегард» церковные легенды связывают с хранившимся здесь некогда копьём Лонгина, по преданию тем самым, которым был пронзен на кресте Христос. Собственно, полное название монастыря — «Гегардаванк» — дословно переводится как «Монастырь копья». Ромбовидная пластина-наконечник этого копья, уложенная в реликварий, в настоящее время хранится в музее Армянской церкви в Эчмиадзине. И само собой, мы видим не столь древние строения, но их возраст всё равно не может не впечатлять. Сохранившиеся постройки Гегардаванка относится к XII-XIII векам. Не позднее 1177 года была построена часовня святого Григория Просветителя. Она расположена довольно высоко над дорогой, в сотне метров от входа в монастырь. Главный храм — Катохике — был возведён в 1215 году. К 1240 году относится окончание работ над первой пещерной церковью монастыря — Авазан (Бассейн), она была высечена на месте древней пещеры с родником. Во второй половине XIII века была построена пещерная церковь Аствацацин. В это же время в скалах, окружающих монастырь, были устроены многочисленные пещеры-кельи, где пребывали в уединении члены монастырской братии.
     Мы бродили в тёмных глубинах храма, сияющих огоньками свечей и лучами света из узких окон, за которыми видны были снег и скалы… И лики икон глядели со стен, и чудные каменные звери с герба князей Прошян — древние до мурашек… А за длинным туннелем, выбитым в скалах, в верхнем храме, звучали голоса поющих по-армянски гостей храма — и усиливались, звенели, улетали ввысь, усиленные невозможной, завораживающей акустикой…
     Время в Гегарде летит не заметно, и вот уже мы, стоя над заснеженным руслом речки, с сожалением поняли, что пора. Арминэ нас уже, наверное, заждалась… Мы спустились обледенелой лесенкой вниз, к нашей водительнице и весёлым торговцам, с которыми у неё текла весьма оживлённая беседа. По этому случаю мы даже купили к её знакомцев фруктовой пастилы — сторговав, правда треть цены — и весьма удовлетворённые проделанным путешествием, пустились в обратный путь.
     Не раз ещё Лена просила Арминэ остановиться — и та, добрая душа, тормозила, а Лена снимала то ущелье, то всхолмлённые горы с красивой игрой света и тени, то жёлтое, причудливой формы поле камышей на фоне белых снегов… Казалось, что солнце ещё высоко — но до заката оставалось всего-то часа полтора. И Арминэ предложила отвезти нас к вершине Каскада — чтобы мы могли прогуляться по Еревану сверху вниз. Мы с радостью согласились.
     После тёплой машины Ереван с его плюсовой температурой показался вдруг не таким уж и тёплым! Холодный ветер дул снизу, и Лена не раз клацнула зубами, прежде чем адаптировалась к неожиданной прохладе… Перекусив на лавочке у знакомого детского городка (в котором к множеству колоритных персонажей прибавился пират — с двумя деревянными ногами, двумя крюками вместо рук, с повязками на двух глазах и двумя попугаями на плечах!), мы начали спуск по лестницам Каскада. Увы, так и не достроенного в верхней своей части…
     Впрочем, мы вскоре добрались до цивилизованных территорий, где вовсю гулял народ. Оранжевое солнце торжественно опускалось к крышам домов, золотя облака и озаряя чудным светом всё вокруг. Город простирался внизу во всей своей многоликости — и старые чудесные домики, и высотные монстры-коробки, и парк, и храмы… На клумбах доцветали самые стойкие цветы, и среди полос кустов потешно торчали внимательными сусликами эстеты, наблюдающие закат…
     Мы спустились с каскада, и пошли-погуляли улицами среди гирлянд, фонарей, витрин, платанов… И опять — вот ведь, не лечится наша крымофилия — с утра будто бы Массандра, теперь будто бы Ялта… Воспоминания переплетались, было хорошо, гулялось комфортно. Смеркалось, мигали рекламы. Заядлые геокэшеры, мы не могли упустить возможность посетить хоть один тайник! Точнее, один мы уже посетили сегодня, но времени — искать в каменных завалах «органа» клад — у нас просто не было. А тут и времени-то не надо — всё по пути к дому. Мы отыскали ресторан «Кавказская пленница», и бесцеремонно забрались внутрь. В прошлый раз мы просто не знали, что колоритные персонажи встечают гостей не только на улице, но и внутри. А тут, благодаря геокэшингу, заглянули внутрь и очень повеселились! Поснимали Нину с Шуриком и со всей криминальной троицей, Вицина под лестницей, пытающего собрать с посетителей дополнительную мзду, товарища Саахова, не ожидавшего столь холодного приёма, и, конечно же, Фрунзика… В Армении его вообще очень любят, а тут, в ресторане, просто музей!
     В зале напомнила нам о Новом годе ёлка, официанты были все как один в аутентичных костюмах — наряжены в персонажей фильма. Очень уютное и необычное заведение… Свободных мест, конечно же, не было. Да мы и не планировали задерживаться. Учитывая, что наш день начался в четыре утра, следовало всё-таки двигаться к дому.
     Очень довольные, мы вышли в синий сумрак Еревана — чтобы почти тут же погрузиться в праздничную толчею на площади Республики. Сияли ёлка, арки, иллюминации, торговали светящимися шариками, катали с каретах, паровозиках, на пони, скакали мартышки в костюмах Деда Мороза, а уж Дедов Морозов и Снегурочек было — сразу по две пары на квадратный метр. Метался потешный йорк, заполошно лая на весь сверкающий мир. Вокруг царили гвалт, музыка, крики, весёлая суета. Мы прошли сквозь неё, как нож сквозь масло. И двинулись дальше — к дому, через магазин SAS. Надо было купить еды для нашего первого ереванского ужина.

1 — 2 января 2019 г.




Tags: Армения, Новогоднее путешествие в Армению, горы, зима
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments