Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Большое путешествие на юг. Караундж и Хндзореск

     Покинув величественное ущелье, спрятавшее средневековый монастырь Нораванк, мы целый час ехали без остановок, только успевая щёлкать фотоаппаратами через окна. Теперь мы ехали по высокогорной Сюникской области Армении, расположенной в основном на склонах Зангезурского хребта и его отрогов. Наивысшая точка Зангезура — гора Капутджух, 3904 м. Не удивительно, что здесь царили настоящие снега, и горы — то остроконечные, то мягких и плавных очертаний — в снегу и солнечном свете — выглядели неописуемо прекрасно, и за каждым поворотом — по-новому. А поворотов было много, мы приближались к перевалу. На остановке у заснеженной автозаправки оказалось весьма прохладно — тут-то и обнаружилась пропажа Лениной шапки. Перерыли всё — и багажник, где ещё недавно валялись кучей теперь натянутые на нас тёплые вещи, и салон, где валялись наши рюкзаки — тщетно. У Ирины тоже случилась беда — разошлась молния на ботинке. Эта неприятность могла испортить ей всю дальнейшую программу — ведь к нашим достопримечательностям надо было ещё подойти. По снегу! По этой причине разгорелись нешуточные страсти — мы наперебой предлагали кто замотать ботинок скотчем, кто — надеть на ногу пакет. Сошлись на том, что сегодня уж как получится, а завтра с утра она первым делом пойдёт к сапожнику. С Леной проблема решилась проще — у Андрея на случай холодов имелась запасная тёплая шапка, которая так кстати пригодилась. А пока суть да дело — Армен снова угощал всех бутербродами, а Андрей вкусными печеньками.

     После заправки была ещё остановка над Спандарянским водохранилищем, зелёные воды которого ослепительно искрились на солнце под белыми горами. Отсюда нам осталось около 30 километров до древнего мегалитического комплекса Караундж.
     В отличие от экскурсионного автобуса, Армен подвёз нас к самому «Стоунхэнджу» — так что Ирине не пришлось черпать снег аварийным ботинком. А мы, изначально мечтавшие попасть сюда на закате, всю медленную и разбитую дорогу наслаждались видами окрестных гор. В ярком солнечном свете Караундж оказался не менее прекрасен и удивителен. Нам оставалось только любоваться да выбирать ракурсы повкуснее. К сожалению, у снега в данном случае проявился неприятный минус для получения красивых видовых фотографий — всё поле было истоптано разнообразными нехудожественными следами, заретушировать которые совершенно нереально…
     Зорац-Карер (арм. — камни воинов, каменное войско) или Караундж (арм. — поющие камни) расположен на окружённом красивыми горами просторном плато на высоте 1770 метров в Сюникской области Армении в трёх километрах к северу от города Сисиан. Всё плато усеяно камнями, которые и послужили стройматериалом для мегалитического комплекса. Сооружение состоит из 223 базальтовых камней высотой 1,5—2,8 м. Часть из них выстроена в довольно неровный ряд, протянувшийся с северо-запада на юго-восток. В центре ряда камни образуют овал, на противоположных сторонах которого просматриваются проходы-коридоры. В центре имеется ещё одна окружность и каменный курган. Сбоку от него есть гробница в виде каменного ящика. Имеются и отдельно стоящие камни. Камни выветрены и покрыты мхом и лишайниками. Наиболее интригующей деталью являются сквозные отверстия в верхних частях 80 камней. Сделаны они грубо, некоторые под углом, так как коническое сверление производилось с двух сторон. В настоящее время на плато стоят 37 камней с 47 отверстиями.
     О возрасте сооружения консенсуса до сих пор нет. По существующим оценкам комплекс был возведён от четырёх до семи тысяч лет назад! Вероятно он имел не единственную функцию, и они проявлялись либо одновременно, либо в разные периоды существования. И возможно, самое древнее назначение, которое определяет общую конфигурацию сооружения — банальный загон для скота. А отверстия в верхней части камней использовали для протаскивания в них верёвок или ремней, на которые можно было вешать загородки в виде сеток, матов, шкур. Несомненна и погребальная функция, так как имеется каменный ящик в кургане, а под менгиром обнаружено захоронение.
     Предпринимались усилия для доказательства, что комплекс является древней обсерваторией. Семнадцать камней были связаны с наблюдениями восхода и захода Солнца в дни солнцестояния и равноденствия, а также с 14 фазами Луны. Но данные попытки признаны неубедительными, хотя бы из-за того, что отверстия относительно хорошо сохранились для доисторического времени. А кроме того, они не сужают поле зрения наблюдателя в достаточной степени…
     Дальше мы опять долго ехали без остановок — за исключением того, что Армен заглянул в домик у дороги, как выяснилось позже — договориться об ужине. Проехали довольно симпатичный город Горис, укрывшийся в широком ущелье меж гор. Так ехали и ехали — и кто-то по-прежнему любовался ландшафтами, а кто-то уже дремал. Наконец Армен скомандовал: «Люди, просыпайтесь! Здесь есть чего поснимать». И вправду — над дорогой возвышалась скала, вся в острых каменных пиках, словно пасть огромного невиданного зверя. А значит, наша главная сегодняшняя цель — пещерный город Хндзореск — уже совсем близко.
     Близко да не очень — чтобы увидеть город нам пришлось съехать с шоссе на растаявшую грязную колею, по которой машину вело так, что мы очень волновались, что Армен нас сейчас высадит и отправит дальше пешком. Он эту мысль озвучивал в самом начале грунтовки, но потом, видать, вспомнил про сломанный ботинок Ирины — да и мы бы быстро промокли в этой чавкаюшей жиже! Армен мужественно ехал дальше, спускаясь всё ниже от дороги — и теперь мы уже думали, как по этой грязи будем выезжать назад…
     И вот мы подъехали к неработающим кассам у закрытого шлагбаума. Никого. Но проход есть — дальше пешком, вниз. Под нами раскинулось широкое ущелье с острыми каменными пирамидами — со смотровой, нависающей над пропастью, Армен показал маршрут экскурсии по пещерному городу на противоположной стороне ущелья. Верхняя часть его была освещена солнцем, а нижняя уже скрылась в тени. Армен сказал, что на осмотр у нас есть часа полтора—два — до заката.
     Хндзореск — село в восточной части Сюникской области Армении. Название дословно переводится с армянского языка как «Яблочный». Вероятно здесь выращивали много яблонь. По другой версии, в старину село называлось Хор Дзор (арм. — Глубокая Пропасть), или Хордзореск, потому как оно находится в ущелье.
     Старый Хндзореск раскинулся на протяжении около трёх километров на склонах глубокого ущелья и долгое время был одним из самых многолюдных сёл Сюника. Он состоял из девяти кварталов; к 1913 году в пещерном городе насчитывалось 1800 жилых домов, семь школ, имелись свои магазины, мастерские и прочее. После переселения некоторые люди продолжали жить в скалах вплоть до 1980-х годов, более того — и поныне некоторые пещеры используются в качестве складов, подвалов или скотного двора.
     По дну ущелья бежит речка, а висящий над ущельем мост произвёл на всех сильное впечатление. Лена, разумеется, опоздала к началу рассказа и не услышала, что идти следует влево от моста, к храму. В итоге группа разделилась. Андрей, немного спустившись по длинной лестнице, сообщил, что через мост не пойдёт. Девчонки замешкались, фотографируясь на лестнице, и Лена, не желая терять времени, побежала вниз в одиночку.
     Деревянная лестница сменилась каменной, буйствующий наверху ветер понемногу стихал. Вскоре Лена уже ступила на мост.
     Идти по мосту было немного жутковато. Сквозь его тонкое решётчатое дно просвечивала глубина ущелья, мост дышал и раскачивался от шагов идущей впереди группы туристов. Вскоре Лена поняла, что неверно идти, держась за один из поручней — мост наклонялся в эту сторону — и пошла по центру, касаясь поручней с обеих сторон. Так было гораздо проще — но когда оставалось пройти с четверть пути, ветер вдруг задул прямо-таки с чатырдагской силой. Мост зашатался, а Лена под порывами ветра едва не потеряла равновесия. Сообразив, что её вот-вот сдует, она остановилась, уцепившись за поручни, а её изящные позы наблюдал в телеобъектив сверху Андрей, недоумевая, что это вдруг так странно и нелепо затормозило её движение…
     Группа туристов, сошедшая с моста перед Леной, пошла по тропе направо, и Лена последовала за ними. Тропа нырнула в пространство меж горных склонов, заросшее кустарником и зелёной травой. В зарослях прятались руины, и Лена осмотрев их, обнаружила тропу наверх. Туда-то она и отправилась.
     Солнце, спрятавшееся было за облака, вынырнуло вновь, и руины сделались жёлтыми, а небо — ярко-синим. Лена бегала по склонам горы, забираясь понемногу всё выше, и фотографировала что только могла. Этот пещерный город отличался от крымских: там были только сохранившиеся подвалы и кладовые, а тут — сами жилые помещения, арки входов были оформлены каменной кладкой, на манер Херсонесских, а внутри можно было найти колонны и арки правильной формы. Встречались и остатки двухэтажных зданий. Над головой Лены маячил белый треугольный фрагмент стены. А Лена всё шла, и добралась до зелёных лужаек с деревьями, покрытых по склонам снегом.
     Цвета, если смотреть вверх по склону, были просто отчаянными — как краска из тюбика. Тропки по склонам были занесены снегом, по ним тянулись следы, но явно не человеческие. Лена прошлась по следам, но тут было очень скользко, а склон был крутым. Поняв, что спуска отсюда к скале напротив — где возвышались каменные пирамиды, испещрённые отверстиями, она не найдёт, Лена вскарабкалась на плоскую часть склона. Тут шла нормальная дорожка, и стояли на зелёной лужайке под деревом столик и лавочки. Лена побежала назад, разыскивая дорожки вниз, к той части города, которую она видела от моста.
     Вскоре она уже спустилась на тропу вдоль ущелья. Тут было тенисто, и она быстренько пробежалась вдоль руинок и пещер — до источника под каменной аркой. Девочек не было видно, сколько прошло времени — Лена не знала, и решила не продолжать путь по тропке, которая ныряла вниз. Как оказалось позже, это и была дорога к храму, куда отправились наши спутницы. Но Лене казалось, что пора возвращаться — к тому же она обнаружила, что потеряла ещё и варежку из кармана. Раздосадованная, она побежала назад — не забыв, однако, сфотографировать красивую пещеру в красной скале у дороги. И через минуту увидела свою варежку, лежащую на тропе! Это была радость. Лена-то боялась, что вытрясла её из кармана где-то на крутом склоне.
     До мостика Лена добежала минуты за три. Теперь, когда успокоился ветер и никого не было на мосту, перейти ущелье было проще простого. Лена мигом проскакала мост и приступила к восхождению по лестнице.
     Одолеть четыреста с лишним ступенек оказалось не просто. Пыхтя на подъёме, Лена расстёгивала одежду — и поглядывала вниз, в ущелье. Девочек по-прежнему не было видно, и Лена решила, что все уже вернулись. И при мысли, что компания ждёт только её, припустила ещё быстрее…
     Наверху, однако, стояли только Армен и Андрей. Девочек мы увидели со смотровой площадки чуть позже — они проходили мимо храма, к которому не попала Лена… Солнце опустилось совсем низко, и небо с горами окрасились в волшебные закатные цвета.
     Лена попросила Армена на обратной дороге заехать в ущелье — поискать шапку, и тот согласился. Девочки перешли мост и уже понимались по лестнице, Армен остался в машине, а мы, воодушевлённые надеждой найти пропажу, пошли вверх по дороге пешком…
     И наблюдали волшебный закат. На небесах висела огромная туча, сияющая по краям оранжево-розовым, и крохотное оранжевое облако притулилось под её брюхом. А горы, открывшиеся нам за вершиной холма, на который мы взбирались, были окаймлены облаками, светящимися золотыми контурами. Мы честно пытались запомнить всю эту красоту на наши флешки, пока нас не догнала машина Армена.
     Закат за окнами машины догорал. Мы возвращались сперва в сумраке, подсвеченном бледно-розовыми полосами на небе, а оптом и в полной темноте. Только свет фар выхватывал асфальт впереди да заснеженные обочины. Теперь мы ехали есть тандырный кебаб, который Армен заказал для нас по пути сюда. Кебаб оказался безумно вкусным, и мы умяли по огромной порции — все, даже страдавшие болезнями пищеварительного тракта Лена и Ирина. Размер кебаба превзошёл все наши самые смелые ожидания… Но для аппетита Армен угостил нас вином из Арени — ежевичным и гранатовым, а Андрея — ещё и персиковой водкой. И смеялся потом: «Знаешь, как я тебе завидовал?!»
     В ущелье, ведущее к Нораванку, мы свернули, но шапку Лены так и не нашли — хоть и светили везде фарами и мобильниками. Да и удивительно, если бы нашли… Потом мы бесконечно долго ехали в темноте нескончаемые сто километров до дома. Видели цепочку огней на границе с Турцией, и снова въехали в пахнущий дымом туман. Когда мы наконец прибыли к нашему хостелу, то чувствовали себя такими измотанными, что даже не стали пить чай. Всё-таки это была очень-очень дальняя дорога!

4 января 2019 г.




Tags: Армения, Караундж, Новогоднее путешествие в Армению, Путешествия, Хндзореск, горы, зима
Subscribe

Posts from This Journal “Новогоднее путешествие в Армению” Tag

  • В горах над Дилижаном

    На финальный день нашего знакомства с Дилижаном и его окрестностями мы запланировали небольшой поход в горы. Километрах в пяти от…

  • Заповедный Дилижан

    Утро выдалось пасмурным. Мы смотрели в окно, слушали пугающие завывания ветра и видели, как мечутся под порывами ветра лапы сосен на…

  • Дорога в Дилижан

    Рождественским утром 6 января пришло время прощаться с Ереваном. Сумки были собраны уже накануне вечером, и мы неспешно и со вкусом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments