Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Дорога в Дилижан

     Рождественским утром 6 января пришло время прощаться с Ереваном. Сумки были собраны уже накануне вечером, и мы неспешно и со вкусом позавтракали угощениями нашей хозяйки — традиционной праздничной кашей из чечевицы с нутом и овощами, винегретом, обязательным сыром Чанах и, конечно, фирменным персиковым джемом с горячим лавашом. Только ради этого джема стоит селиться в «Inter Hostel»! К десяти утра за нами приехал Армен, чтобы отвести нас в солнечный Дилижан, пожить в котором денька три было нашим давним желанием. Мы надеялись, что наряду с намечавшейся по прогнозам отнюдь не солнечной погодой нам перепадёт хотя бы немного снега в горах, мечтали о заснеженных вершинах, которыми будем любоваться в предстоящих походах… И мы распрощались с нашими радушными хозяевами, пообещав непременно вернуться — ведь мы ещё не были в Нагорном Карабахе, а все так восторженно нам рассказывали о тамошних красотах и о потрясающей новой горной дороге от Севана в Степанакерт!

     В машине Армена мы застали нашу позавчерашнюю попутчицу Свету — Армен решил ей, а заодно и нам, показать достопримечательности в окрестностях Дилижана. И вот уже мы едем мимо знакомых гор, вспоминая, как катались там на канатке… Немного жаль было расставаться с уже привычным и таким гостеприимным и уютным Ереваном, но нас ждали новые впечатления и новые встречи. Мысли наши уже были в Дилижане — как нам там встретят, насколько суровые и проходимые там горы?
     Однако и сам путь в Дилижан обещал стать самостоятельной экскурсией. Первую остановку мы сделали на полуострове Севан. Армен и Света, побывавшие здесь накануне, остались бродить по рыночку у стоянки, а мы по каменной лестнице поднялись над синими водами озера, обрамлённого фактурными заснеженными горами. Яркое солнце освещало Севан и мрачные древние стены двух оставшихся от некогда могучего монастыря Севанаванк храмов. В храме Сурб Аракелоц (Святых Апостолов) шла праздничная служба, и мы немного послушали чудесное пение.


     В VIII веке полуостров не был соединён с материком и представлял собой скалистый участок суши протяженностью чуть больше 250 м. Чтобы попасть на остров, необходимо было преодолеть вплавь около 3 км, поэтому селились на нём преимущественно рыбаки и беглые преступники. И вот тогда-то там высадились и обосновались несколько монахов, которые построили здесь свои кельи и часовню. Благодаря выгодному положению острова их количество быстро увеличилось, началось активное строительство монастыря. Для возведения стен в скале вокруг острова был вырублен уступ, на который уложили большие каменные блоки. Стена опоясала остров, а над ней была сооружена сторожевая башня с воротами. Далее монахи построили церкви, кельи и хозяйственные постройки. В монастыре некоторое время жил царь Армении Ашот II Железный. Рядом со стенами обители он дал сражение арабским воинам, которые подошли к берегу Севана. В Севанской битве участвовали и монахи Севанаванка, которые по случаю победы объявили её волей Провидения. В XVI—XVII веках были разрушены стены монастыря, в 1930 году с острова уехал последний монах, а 1931 была разобрана до основания церковь Сурб Аствацацин, полученные с которой камни были направлены на строительство санатория. Ещё один древний храм — Сурб Арутюн — давно лежит в руинах. Это была центрально-купольная базилика, в которой центральный купол был скомбинирован с трёхнефной композицией более древних храмов. Большинство таких монументальных сооружений оказались разрушены вследствие арабских нашествий и землетрясений, после чего, где-то с IX века, строители стали отдавать предпочтения небольшим церквям с устойчивой конструкцией…
     Мы поднялись к вершине полуострова, чтобы полюбоваться красотой Севанских просторов. Море Севан! Второе по величине озеро мира площадью более тысячи квадратных километров, расположенное на высоте 1900 м и по всему периметру окруженное горными хребтами, укрытыми снегом. Ослепительно-белым под солнечным светом — и тем синее была бескрайняя озёрная гладь, и гуляли над светлыми просторами всегдашние ветры Севана. До слёз и соплей холодные и настырные. Так что вторая куртка, предусмотрительно надетая Леной, оказалась весьма кстати. И ветер только безобидно толкался в спину и плечи, усиливая впечатление от встречи с Севаном…
     На прощанье мы заглянули и во второй сохранившийся храм. Который, вообще-то исторически первый — построенный ещё Григорием Просветителем в 305 году Сурб Карапета (Иоанна Предтечи).
     На память о Севане Лена задумала купить кусочек сине-зелёного лунного камня — по уверениям местных, добываемого со дна озера — и убежала вниз. И успела приобрести прекрасный сияющий камень — когда увидела Андрея и Свету, купившую замечательные серёжки с армянским орнаментом. Похваставшись друг перед другом покупками, мы двинулись в дальнейший путь.
     Следующая остановка, впрочем, не заставила себя ждать. Армен остановился у знакомой нам пекарни на берегу озера, где мы накупили вкусностей, и запивали их Андрей — кофе, а Лена — чудесным персиковым чаем. От прогулки и впечатлений мы успели слегка проголодаться, так что перекусили с большим удовольствием. Впереди нас ждал перевал, спрятанный ныне в туннель, а за ним уже рукой подать до Дилижана.
     После туннеля горы сделались лесистыми, и суровые каменистые пейзажи сменились более мягкой красотой. Горные панорамы, так покорившие нас некогда при проезде через эти места, проплывали за окнами машины, и, как всегда, было неудобно то и дело «дёргать» водителя, чтобы остановиться в любом месте дороги и вдоволь насладиться видом встающих друг из-за друга вершин и крутых боков гор, покрытых велюровой шерстью зимнего леса… Армен предложил ехать с ними к монастырю Агарцин, и мы с радостью согласились, тем более что и сами туда собирались.
     Горный серпантин вёл через буковый лес, бесснежные склоны были усыпаны рыжей буковой листвой. К моменту, как мы подъехали к монастырю, впрочем, местность сделалась чуть более заснеженной. Агарцинванк осветился внезапно вышедшим из облачности солнцем, и мы имели возможность любоваться им во всей красе.
     Древнейшее сооружение монастырского комплекса церковь Сурб Григор (Св. Григория) была построена ещё в конце X в. бежавшими от преследований монахами из Западной Армении, подвластной Византии. Много позже, в 1194 г., была построена однонефная маленькая церквушка из тесаного голубого базальта со сводчатым перекрытием. А в 1244 г. монастырь обрёл ещё одну небольшую церквушку Сурб Степанос (Св. Стефана) — миниатюрную копию главной церкви с перекрытием без дробящих внутреннее пространство устоев, делающих интерьер церкви цельным и уютным, рассчитанным на узкий круг посещающих его людей.
     К числу редких по своему композиционному решению сооружений монастыря относится трапезная, возведенная зодчим Минасом в 1248 г. Трапезная разделена на две квадратные в плане части, перекрытые системой перекрещивающихся арок. Вдоль стены проходят каменные скамьи, а на западном торце, возле двери — широкий арочный проём, предусмотренный для входа и выхода многочисленных паломников.
     Среди церквей монастыря выделяется храм Сурб Аствацин (Св. Богородицы) XI в., заново перестроенной в 1287 г. Это самое крупное сооружение монастыря, доминирующее над всем ансамблем. Купол церкви украшен аркатурой, которая увеличивает высоту купола и делает его более величественным. Сама же церковь представляет собой типичное для Армении крестово-купольное здание с пышным декоративным оформлением фасадов.
     Агарцинванк был немаленьким поселением. В XIII в. это крупный центр духовной и культурной жизни края. Рядом с трапезной сохранились развалины монастырской кухни, около главной церкви остатки притвора, на подходах к монастырю видны руины нескольких часовен. У южной стены притвора церкви Сурб Григор сохранились основания усыпальниц двух могил царей из династии Кюрикидов (младшей ветви Багратидов) с надписями: «Царь Смбат» и «Это могила царя Гагика» (X—XI вв.).
     Посетив главную монастырскую церковь Сурб Аствацацин, заглянув в Сурб Степанос, и сунув носы в трапезную (нас даже пригласили присоединиться к как раз начинавшейся трапезе, но мы постеснялись), группа наша разбрелась кто куда. Света пошла по дороге наверх, Лена — на противоположный склон, а Андрей поднялся от родника к витку серпантина, от которого открывался прекрасный вид на всё Агарцинское ущелье. Армен, ждавший всех на стоянке, выловил сначала по обыкновению потерявшую всех к тому моменту Лену, забрал на дороге Андрея со Светой и повёз нас на смотровую площадку, расположенную ещё выше, где сохранились остатки человеческого жилья, руины часовни, старинные хачкары и откуда тоже открывался открыточный вид на монастырь.
     Погода неожиданно разгулялась, светило солнце, и сквозь прекрасный буковый лес сияли рыжие склоны, и далёкие снежные вершины красовались во всём своём великолепии. Их величие и масштабы окрестных пейзажей однозначно убеждали, что до тех вершин мы вряд ли сможем дотянуться… Идти туда — серьёзная экспедиция, а не прогулка одним днём!
     Наконец Армен привёз нас в Дилижан. Некоторое время он искал в недрах закоулков наш «Art Guest House». Не без труда, но квест по улочкам на крутом склоне с подсказками из изредка попадавшихся указателей завершился-таки успехом. Мы остановились на площадке над крутым спуском, мощёным брусчаткой. Внизу под склоном были видны только крыши многоярусной гостиницы. Андрей отправился в разведку, и канул куда-то на лестницу, уводящую круто вниз. Арт-хаус был тих и пустынен, на призывы Андрея никто не отзывался. И когда Лена уже решила было, что мы едем обратно в Ереван — Андрею удалось-таки найти в глубинах гостиницы её хозяина, Геворга. Мы распрощались с Арменом и Светланой, и пошагали с сумками вниз по брусчатке — обустраиваться в нашем новом доме.
     «Art Guest House» построен прямо на склоне горы над Дилижаном, и мы весьма впечатлились видами, открывшимися из панорамного окна нашего номера — в целых две стены! Горы, да какие! Тут было просторно и тепло — даже жарко. Геворг категорически не дал нам даже распаковаться: «Я же не могу вас отпустить, не встретив как следует!» — и сразу же увлёк нас в ресторан, где принялся угощать вином и всяческими вкусностями. Понемногу в зал подтягивалось многочисленное семейство, рассаживалось за столы. Зал, рассчитанный человек на 60, был похож на длинную оранжерею. Вся стена, враставшая в склон горы, была покрыта густыми зарослями самой разнообразной растительности в цветочных горшках, а у входа переливалась огнями большая новогодняя ёлка. Противоположная же стена зала была стеклянной, с раздвижными дверями, выводившими на длинный и широкий балкон. Пол его, сбитый из досок, парил над обрывом, вокруг красовались великолепные горы, а внизу раскинулся Дилижан. Должно быть, в летнюю пору это место с расставленными рядами столов просто рай для неспешных трапез. Нынче же комфортнее было всё-таки в тепле зала… Мы долго не могли уйти от гостеприимного хозяина, выпили, наверное, не меньше бутылки вина, были приглашены через час на рыбу и шашлык — «Что делать? У нас праздник!» — и наконец вырвались из-за стола. Очень хотелось успеть до сумерек познакомиться с городом, а потому через час вернуться мы не обещали. Попробуем через два. И мы пошли гулять.
     Ох и крут же был наш склон! Спускаясь, Лена вспоминала ялтинскую Васильевку и Гурзуф, предвкушая возвращение домой… И потихоньку радовалась, что возвращений таких будет — по пальцам одной руки пересчитать… Запасмурнело, мир вокруг утрачивал краски. Улицы Дилижана, старенькие и колоритные, сделались печальными, являя нашим оторопелым взорам всю свою разруху и грязь. Мы прошагали вдоль трассы — подивившись зданию с чёрной стеной, щедро украшенной разноцветными скворечниками — и добрались до скульптуры на развилке. Мкртчян, Кикабидзе и Леонов, бронзовые, во всей красе. Памятник работы Армена Варданяна был установлен в Дилижане — родине героя Фрунзика Мкртчяна Рубика — 5 июля 2011 года, и сразу стал визитной карточкой города. На открытии, кстати, присутствовал Вахтанг Кикабидзе, которому через три месяца на открытии похожего памятника героям фильма в Тбилиси на Авлабарской площади мэр Дилижана присвоил звание почётного гражданина города.
     Пока мы разглядывая памятник, который по словам тогдашнего министра культуры Грузии «подчёркивает искреннюю дружбу людей на человеческом уровне», мы услышали за спиной: «И снова здравствуйте!» Армен и Света стояли рядом с нами! Мы посмеялись нечаянной встрече, сфотографировались с героями «Мимино» — и снова распрощались, теперь уже окончательно. Света и Армен поехали в Ереван, мы же продолжили странствие по городу.
     На главной площади нас окликнул молодой таксист, и Андрей договорился с ним о предстоящих поездках. А заодно — спросил дорогу в Старый город, недавно отреставрированный. И, конечно, мы попали туда не сразу. Для начала поднялись по лестнице, широкой, с балюстрадами, красивой — ведущей к колоритному фасаду местного Художественного музея со множеством скульптур на крыльце — среди которых нежданно-негаданно обнаружился ностальгически-советский Ильич. Дорога повела вдаль от нашей гостиницы, и в начале мы фотографировали колоритные старинные домики, не похожие, впрочем, на обещанный Старый город, а затем завела вглубь Дилижана, вытянувшегося бесконечной улицей вдоль ущелья. В этой части города читались следы советского расцвета и последующей бесхозяйственности. А ведь неплохо было — но не сберегли. Зато в этих советских кварталах даже в праздник нашлись работающие магазины. Наконец-то мы купили Лене блокнот для дневника, а заодно бутылку водки к столу. Правильной, расхваленной хозяином, на местной груше со смешным названием «панда». После чего к нам пристроился пёс с грустными карими глазами, и неотступно сопровождал нас. В конце концов мы осознали, что ушли слишком далеко (а улица и не думала кончаться!).
     Уже смеркалось. Мы повернули назад, и с помощью местной девочки, вызвавшейся подсказать дорогу (хоть русского языка она и не знала), отыскали-таки спуск с нашей бесконечной улицы в Старый город. Оказывается, мы ходили буквально над ним!
     Увы, он оказался обидно невелик. Трёхэтажные каменные домики с резными деревянными балконами, напомнившими нам о Тбилиси, слились в единую стену, и совершенно незаметны с проходящей сверху дороги. Мимо кажущихся кинобутафорией домиков мощёная камнем дорожка спускается вниз к калитке с весьма не живописными воротами из вездесущего профлиста. Мы только взглянули на резные деревянные лесенки, балкончики и окошки, и вот уже Старый город — всего-то несколько домов! — остался позади.
     Дорожка вывела нас на размокшую грунтовку с остатками нерастаявшего снега. Мимо чьих-то заборов и заросших буйным кустарником оврагов мы неожиданно быстро выбрались на ту самую площадь, где спрашивали дорогу у таксиста. Прямо перед нами оказался автовокзал, за ним — пустынный парк с безводным бассейном посередине. Над бассейном грустили скульптурные лебеди, над дорожками и мостиками склонялись плакучие ивы. А за парком у развилки, прямо за спинами памятной компании из «Мимино», приютился сувенирный магазинчик. И мы, конечно же, сунули туда носы, и долго изучали витрины, но ничего не купили, кроме приглянувшейся Лене открытки с картиной местного художника.
     Быстро смеркалось, улицы Дилижана погружались в синюю темноту. Загорались окошки в домиках, и к испуганному своему недоумению мы обнаружили вдруг, что в некоторых домах окна вместо стекол затянуты полиэтиленом — однако внутри горел оранжевый свет, и дымились возвышающиеся над крышами трубы. В городе царила странная аура запустения и заповедной жизни, словно перетекшей в наши дни из прошлого. Мы пыхтели, взбираясь по невозможно крутому склону, а мимо нас в густой синеве плыли покосившиеся крыши, заборы, светящиеся окошки в деревянных рамах… Странен был контраст с недавно покинутым Ереваном, и немного жаль было, что фототехника уже затруднялась передать эту тьму со светлячками окон.
     А когда мы вернулись домой — оказалось, что праздник в обеденном зале уже закончился. Мы приготовили себе ужин на хозяйской кухне, шокировавшей Лену масштабностью конфорок и промышленных размеров сковород и кастрюль. И поужинали у ёлочки, в компании симпатичного йорка Максима, принадлежавшего ужинавшему за соседним столиком семейству. Макс глядел умильными глазами, просил еды — и мы ему, конечно, не отказывали. А хозяйка Макса, молоденькая девочка, смеялась и говорила, что он толстый, потому что много ест…

     А нас ждала чудесная спальня с люстрой из скрученных лесных коряг и потрясающей бронзовой лошадью на полке… Не показать эту лошадь мы просто не можем!

6 января 2019 г.




Tags: Армения, Дилижан, Новогоднее путешествие в Армению, Путешествия, Севан, горы, зима
Subscribe

Posts from This Journal “Новогоднее путешествие в Армению” Tag

  • В горах над Дилижаном

    На финальный день нашего знакомства с Дилижаном и его окрестностями мы запланировали небольшой поход в горы. Километрах в пяти от…

  • Заповедный Дилижан

    Утро выдалось пасмурным. Мы смотрели в окно, слушали пугающие завывания ветра и видели, как мечутся под порывами ветра лапы сосен на…

  • Ереван. В гости к Сарьяну

    Когда мы были в Ереване весной 2016 г., у нас осталось одно нереализованное желание — дом-музей Мартироса Сарьяна, он тогда был на…

  • Большое путешествие на юг. Караундж и Хндзореск

    Покинув величественное ущелье, спрятавшее средневековый монастырь Нораванк, мы целый час ехали без остановок, только успевая щёлкать…

  • Большое путешествие на юг. От Хор Вирапа до Нораванка

    На третий день в Армении мы планировали повторить маршрут нашей экскурсии трёхлетней давности: Нораванк, Караундж, Татев. Очень…

  • Курортные забавы

    Накануне, возвращаясь вечером в Ереван, мы поделились с нашей водительницей Арминэ своими планами и желаниями на ближайшие дни…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments