Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Острог. Между небом и землёй

     Это место, столь впечатлившее нас в прошлый приезд, непременно следовало посетить ещё раз, и показать Ольге и Павлу. Монастырь Острог уникален во многих отношениях. Здесь не только находятся главные святыни Черногории, не только исполняются желания верующих, но и сам монастырь выглядит весьма впечатляюще — он словно врос в скалу на высоте 900 метров над уровнем моря. Острог представляет собой комплекс из двух монастырей — Верхнего и Нижнего, соединённых тропой-лесенкой, по которой поднимаются истинные паломники. (Начало рассказа тут)

     Чтобы доехать до монастыря, который находится близ трассы Никшич—Подгорица, мы выбрали путь через черногорскую столицу, чтобы не петлять по второстепенным дорогам. От Цетинье до Острога через Подгорицу и Даниловград чуть больше 70 км или полтора часа по красивой и неожиданно солнечной трассе. Последние 8 км после поворота на Богетичи нужно ехать по достаточно узкой горной дороге. Однако, как утверждают окрестные жители, на этом серпантине практически никогда не случается происшествий и аварий. Возможно, причиной этому является энергия самого Василия Острожского, который до сих пор незримо защищает всю округу. Кстати, по своей значимости монастырь Острог стоит в ряду таких мировых христианских святынь, как Гроб Господень или гора Голгофа.
     Изначально в этих скалах находилась скрытая от посторонних глаз пещера, в которой проживали монашествующие отшельники. Они проводили время в затворничестве и молитвах, и о создании полноценной обители речь, по-видимому, не шла. Но в середине XVII века здесь появился Василий Острожский, в миру известный как Стоян Йованович. Своими богоугодными поступками и праведной жизнью он заслужил не только благодарность и уважение людей, но и милость Господа. Василий Острожский был известен как чудотворец, но настоящие чудеса начались после того, как он начал строить на месте безымянной пещеры монашескую обитель.
     Комплекс без спешки строился на протяжении многих лет. Верхняя его часть — самая старая — была основана в XVII столетии. Нижний монастырь строился уже в XIX веке. В настоящее время Острог является действующим мужским монастырем, где проживают более десяти монахов.
     В нижнем монастыре находится церковь Святой Троицы и жилые помещения монахов. Тут же расположены и монастырские лавки, в которых можно приобрести сувениры, иконки, свечи. Сюда мы заедем на обратном пути, ведь вся красота наверху. К Верхнему монастырю посетители добираются двумя путями. Паломники поднимаются около получаса пешей тропой, а автотуристы, как мы, — окружной дорогой 3 км по серпантинам.
     Горний монастырь состоит из двух храмов — Введенского и Крестовоздвиженского. Обе церкви построены несколько веков назад. Введенский храм (церковь Введения Пресвятой Богородицы) считается более древним. Здесь молился сам Василий Острожский, который прожил в монастыре последние полтора десятка лет жизни и умер здесь же в 1671 году. В монастыре сохранилась и келья, в которой провел свои последние часы святой подвижник. Говорят, что после его смерти в этом маленьком помещении выросла виноградная лоза, которая плодоносит до сих пор.
     Во время посещения монастыря туристы могут увидеть раку с мощами Василия Острожского; святые мощи Св. Станка Великомученника; целебный источник; цепи, которые остались как свидетельство исцеления человека, больного бешенством (хранятся в Крестовоздвиженском храме); руины древней церкви Св. Георгия (XIII век, разрушена в 1895 году); обломки снаряда (попал в стены Крестовоздвиженского храма в 1942 году во время бомбардировки, но по какой-то причине не разорвался, а просто лопнул и распался)…
     Но главной святыней Острога считаются мощи Василия Острожского, которые хранятся в небольшой пещерке во Введенской церкви. Паломники идут сюда нескончаемым потоком, к раке всегда стоит длинная очередь — особенно много посетителей бывает в период туристического сезона и перед праздниками. Верующие утверждают, что если у святого ковчега загадать желание, то оно всегда сбывается. Исцеляют мощи старца и тяжелобольных людей. Каждый год приносит новые известия о чудесах Св. Василия. Многочисленные свидетельства очевидцев — наших современников, видеозаписи укрепляют почитание этого святого в народе. Не иссякает поток паломников и туристов со всех Балканах — география посетителей впечатляет даже по номерам на автостоянке! В 70-х — 80-х годах прошлого века в день Святой Троицы (престольный праздник монастыря Нижний Острог) здесь собиралось со всех сербских земель до 15 тысяч человек, что составляло 1/10 часть тогдашнего населения Черногории.
     Будущий святитель родился в селе Мрконич в Поповом Поле 28 декабря 1610 г. Когда Стоян подрос, родители отвели его в ближайший монастырь Завала, посвящённый Введению во храм Пресвятой Богородицы, где игуменом был дядя Стояна. В монастыре было много ученых монахов и большая библиотека. Здесь Стоян учился мудрости Священного Писания и Святых Отцов, а также полезным светским наукам. Из Завала он перешел в монастырь Тврдош, посвященный Успению Пресвятой Богородицы, в котором находилась резиденция Требиньской епархии. Здесь он принял постриг с именем Василий. Там же был удостоен диаконского, а затем и священнического сана.
     Из монастыря Тврдош Василий направился в Черногорию, где тогдашний черногорский митрополит Мардарий (по прозвищу Корнетский владыка) задержал его у себя в Цетиньском монастыре. История гласит, что Мардарий тогда согрешил со служанкой, а обвинил в этом молодого слугу Василия. Василий был осужден на повешение, но просил подождать с исполнением приговора до рождения ребенка у служанки. Когда ребенок родился, Василий взял его на руки, три раза дунул и спросил, чей он. К великому чуду новорожденный проговорил: «Корнетского владыки». Василия оправдали, а Мардария забросали камнями, насыпав над ним целый каменный курган. После этого Василий вернулся в Тврдош. Став архимандритом этого монастыря, он как духовник и пастырь обходил герцеговинские села, совершая богослужения и наставляя паству в Евангельской мудрости. Предпринял тврдошский архимандрит и дальнюю поездку на Русь, откуда привёз много богатых церковных даров, священнических облачений, церковные книги и деньги для своей паствы. Помощь от единоверных русских братьев помогла восстановить многие храмы, бывшие в запустении, и открыть народные школы при монастыре и приходских церквях. Эти труды Св. Василия вызвали ненависть к нему герцеговинских потурченцев и агентов латинской унии, которые искали возможность его убить.
     Вскоре Василий направился на Афон, заехав по дороге в Печ к патриарху Паисию I Яньевацу, и подробно рассказал ему о тяжелом положении православных сербов в Герцеговине, о турецких насилиях и латинской пропаганде. Патриарх отпустил его на Святую Гору, обязав вернуться в Печ. На Афоне Cв. Василий обошёл многие монастыри и скиты, где учился у афонских подвижников. По возвращению его в Печ, патриарх Паисий созвал сербских архиереев, которые в праздник Преображения в 1638 г. рукоположили 28-летнего Василия в епископы, поставив его митрополитом Требиньским с резиденцией в Тврдоше.
     Вернувшись в родные края, Святитель начал свои архипастырские труды без оглядки на опасности, которые вновь стали ему грозить. Сила его молитв была так велика, что он уже тогда стал совершать чудеса исцеления. Трудами Святого стали обновляться многие монастыри Требиньской епархии.
     Турецкие притеснения вынудили Святителя покинуть свою резиденцию под Никшичем и обосноваться в монастыре Острог у игумена Исайи. В Остроге Св. Василий вместе с другими подвижниками обновил Введенскую церковь, а также соорудил Крестовоздвиженский храм. Его трудами Острожская пещера превратилась в настоящий монастырь.
     Неустанно подвизаясь в посте и молитве, Святитель достиг конца своей земной жизни и 29 апреля (12 мая) 1671г. мирно предал свою душу в руки Господа в своей келии. Из скалы, у которой находилась его келия, выросла виноградная лоза. Тело Святого монахи погребли в Введенской церкви.
     Спустя семь лет после своего упокоения в 1678 г. Святитель явился во сне игумену монастыря в Жупе Никшичской Рафаилу Косиеревцу и повелел ему прийти в Острог и открыть его гроб. Игумен не придал своему сну никакого значения. Этот сон повторился во второй раз, но также безуспешно. В третий раз явился игумену Св. Василий, облечённый в архиерейские одежды и с кадильницей в руках. И когда Святитель кадил, — из кадильницы вышел жар и опалил игумена по лицу и рукам. Игумен пробудился и с великим страхом рассказал о видении братии своего монастыря. После этого игумен Рафаил пошёл в Острог и поведал о воле Святого острожским монахам. Иноки установили строгий пост, служили ежедневно литургии, и через 7 дней, окадив гроб Св. Василия, отворили его. Пред ними предстали нетленные мощи Святителя, которые были жёлтые как воск и благоухали как базилик. Монахи взяли тело Святого, положили в ковчег и перенесли во Введенскую церковь, где оно почивает по сей день. Весть об открытии мощей Св. Василия быстро разнеслась по всем православным краям, и народ стал стекаться к его гробу.
     Среди многих паломников был и последний печский патриарх Василий, умерший в Петербурге в 1772 г. и похороненный в Благовещенской церкви Александро-Невской Лавры. Патриарх Василий бежал от турецких притеснений и нашёл убежище в Черногории. В Остроге он провёл полгода и в это время составил службу и житие Святителя. Акафист Св. Василию в 1947г. составил протоиерей Василий Ивошевич, ученик другого черногорского святого — преподобного Симеона Дайбабского. Первую икону Василия Острожского написал Гавриил Дмитриевич в монастыре Морача спустя 30 лет после прославления Святителя.
     Как во время земной жизни Св. Василий подвергался гонениям от неприятелей Божиих, так и после его блаженной кончины враги не оставляли в покое мощи его. Три раза черногорцам приходилось спасать свою святыню. В 1714 г., когда кровавый Нуман-паша Чуприлич с огнём и мечём прошёл всю Черногорию, острожские монахи закопали мощи Святителя на берегу реки Зеты. Вода омывала ковчег, но мощи остались неповреждёнными. Во второй раз мощи спасали в 1852—1853 гг., когда турки во главе с Омером-пашой вторглись в Черногорию с четырёх сторон. Измаил-паша с шеститысячным войском неожиданно подошёл к Острогу. Брат черногорского князя Мирко Петрович-Негош с сотней черногорцев пробился к Верхнему монастырю и, засев за его стенами, мужественно отражал все нападения. Турки врывались во двор, где резались в рукопашную. Даже помосты церкви были залиты кровью. Трупы турок усеяли все скаты Острожской горы. Лишь когда к монастырю подошёл сам Омер-паша с 17-тысячным войском, черногорцы, взяв мощи Св. Василия, ночью проскользнули мимо неприятеля, и ушли в Цетинье. Там положили ковчег с мощами в церкви Рождества Пресвятой Богородицы Цетиньского монастыря рядом с мощами Св. Петра Цетиньского. Сам Острог был сожжён турками. Третий раз святыню спасали в начале июня 1877 г., когда Сулейман-паша с боями подошёл к Острогу. Мощи Святителя вновь хранились в Цетиньском монастыре. Русский путешественник Е. Марков, побывавший в Остроге в 1903 г., писал: «Мощи эти — величайшая народная святыня черногорцев. Они готовы оставить на сожжение врагу все свои дома, бросить жён и детей на произвол судьбы, но до последней капли крови защищать мощи своего Святителя».
     В феврале 1942 г. монастырь захватили красные партизаны Тито и провозгласили Острожскую республику. Партизан Миушкович приказал сбросить с монастырской стены икону и мощи Св. Василия, но откуда-то упала граната и осколками её Миушкович был смертельно ранен. А через несколько дней и его брат погиб недалеко от Острога. Позже, во время обстрела немцами Острога, один снаряд из горного орудия ударил в каменную стену над Верхним монастырём, разбил двери церкви Честного Креста, но не взорвался, а при падении о пол церкви раскололся на две части. Позднее специальным исследованием было выяснено, что снаряд был исправен и должен был разорваться. Очевидно, что Святитель не допустил вреда своей церкви. Снаряд и сейчас хранится в Верхнем Остроге…
     Мы долго ходили по маленьким храмам, высеченными в скале, проникались атмосферой святого места, приложились к мощам… Уходить совсем не хотелось, но время бежало неумолимо. Мы ещё раз полюбовались монастырём с площади над обрывом, зажгли свечи в притворе, полном мерцающих во тьме огоньков, купили иконки в монастырской лавке. Пора было пускаться в обратный путь.
     На спуске мы остановились у Троицкого храма, зашли внутрь, полюбовались замечательными мозаиками у источников. Вокруг цвели клумбы, и ещё какие-то замечательные цветы на густых кустах, а у площадки, где мы оставили машину, вовсю благоухали фиалковые деревья.
     Потом была долгая дорога через красивый вечер, мы проехали через Никшич, где варят полюбившееся нам пиво «Никшичко», и свернули налево к Боке на памятную дорогу, по которой как-то возвращались из Дурмитора — меж бесконечного нагорья, ощеренного миллионами каменных клыков, местами совсем уж на вид лунного. Этот путь должен был оказаться самым скоростным в нашем сегодняшнем маршруте и в конце концов вывести нас через туннели на побережье Бока-Которской бухты. Но он показался нам бесконечно длинным, мы всё ехали и ехали, а вечер понемногу превращался в ночь. Мужественный Павел терпеливо вёл нашу машину сквозь темноту, а дорога норовила превратиться в бездорожье, по которому на арендованной машине ездить чревато. Но что было делать, если в преддверии сезона на дорогах Черногории оказался повсеместный ремонт? Асфальтовое покрытие было снято, под колёсами хрустел гравий, нас шатало по ямам вправо-влево, и мы всё ползли, и дороге не было конца… Когда спустя целую вечность впереди замерцали огоньки первого туннеля — мы не поверили своим глазам.
     Но это лишь начало длинного спуска — путь через темноту от туннеля к туннелю тоже не самый близкий, и когда наконец внизу открылся усеянный огнями простор бухты, мы очень обрадовались, что выехали на побережье!
     Теперь дорога шла вдоль воды, мимо замелькали прибрежные городки, и все члены нашей экспедиции вздохнули с облегчением. Ну, по крайней мере — Лена с Андреем, они понимали, что теперь — просто ехать по прямой и относительно светлой дороге до самого Котора. У Павла уже, похоже, руки припаялись к рулю, но мы ничем не могли ему помочь. Зато он очень порадовался, когда мы проезжали мимо запомнившемуся ему ещё в Туле городку Стрп. Даже позвонил дочери, чтобы порадовать её — мы проезжаем Стрп! Потом проехали Рисан, который у нас был запланирован на посещение, дабы посмотреть древние мозаики и единственную старую улочку. По пути Андрей успел разглядеть, что эффектный водопад, который должен из пещеры над трассой падать прямо в море под дорогой, не работает.
     Потом промелькнул Пераст — мы съехали к набережной в надежде на красивые виды, но людей в этот вечерней час на набережной было столько, что об остановке мы и не думали — выехать бы отсюда! Вот и памятная остановка в Ораховаце, откуда мы долго не могли уехать в прошлый визит… Наконец знакомые домики Доброты, и — о счастье! — Котор, светящийся оранжевыми огнями крепостных стен и башен. Мы вывалились из машины на стоянке, разминая не гнущиеся ноги. И дружно признали день хоть и утомительным — но исключительно удачным и редкостным по обилию впечатлений! Первый опыт длительной автоэкспедиции по Черногории оказался зачётным! Что ж — наступала пора ужина и отдыха, ведь впереди, уже завтра, нас ждало новое путешествие!

14 апреля 2019 г.




Tags: Острог, Путешествия, Черногория, Черногорская весна
Subscribe

  • 14. Движение в сторону весны

    Нашёл Лене занятие на весь день:

  • 2021!

    Дорогие друзья! Вот и заканчивается этот год, остался совсем коротенький хвостик. Заячий – всего-то несколько часов! А заяц, как…

  • 10 лет с «Крымофилией»

    Нет, наши читатели, конечно, знают, что крымофилией мы заболели намного раньше, но именно 21 июля 2010 года был озвучен этот диагноз,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment