Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осень между двух перевалов

     Ну наконец-то мы отправились в горы! Как же мы соскучились по любимым букам под Эльх-Кая! Случилось это на четвёртый день отпуска, после тренировочных прогулок по дворцовым паркам, о которых можно рассказать и попозже. А поделиться фотографиями об этом горно-лесном дне хотелось сразу же после приезда — да обстоятельства житейские не дали (см. пост про форт Горажда в Черногории — наконец-то починили ногу!). Для нас эта прогулка была долгожданной радостью — места, которые нам предстояло посетить, давно и накрепко запали в душу. Подруга наша Юля, кажется, немного тревожилась, и мы наперебой уверяли её, что прогулка предстоит лёгкая и красивая. Что, впрочем, оказалось, стараниями Лены, правдой только отчасти…
     До Ангарского перевала предстояла ещё довольно долгая дорога, так что подъём, несмотря на сопротивление некоторых, был весьма ранним, и мы умудрились собраться вовремя, и с утра пораньше были на Ялтинской автостанции. Прекрасные горы Ялтинского амфитеатра в который уже раз явили нам своё переменчивое великолепие — и тем прекраснее оно было, чем недоступней. Увы, в этот визит в наших планах не было путешествия по этим волшебным склонам (нога Андрея!) — полоска леса, полоска скал, и так до самых страшноватеньких бело-жёлтых обрывов, над которыми — кромка бескрайней яйлы с неземными пейзажами и волнистыми обманчивыми просторами. Мир волнующий и немного опасный, с внезапными туманами, с опаловым сиянием солнечных лучей, зубастыми пропастями карстов и идиллическим, всегда не по сезону, цветением… Мы стряхнули с себя морок чарующих воспоминаний, и шагнули в троллейбус на Симфи. Автобус стоил в ТРИ раза дороже, да ещё и ждать целый час! Сегодня нас ждали совсем иные красоты. Осенний буковый лес обещал сказочную прогулку, и за окнами поехали-поплыли пейзажи побережья. Пасмурная хмарь то поглощала мир, то вновь отпускала, и, выбравшись на простор окрестностей Алушты, мы с радостью увидели прояснившиеся небеса. Ура! Будет солнце!

     И солнце было! До боли знакомый Ангарский перевал встречал нас ясной зябковатой прохладой. Мы поплотнее застегнули куртки — и сошли с асфальта на шуршащей листвой крутой склон.
     Здравствуй, прекрасный буковый лес! Прекрасный всегда, в любое время года, в любую погоду, в любое время суток! Только ночью, при свете фонарей, всерьёз жутковатый — но всё равно прекрасный и сказочный! А сегодня, в рыжем солнечном свете, в оранжево-зелёном убранстве осенней листвы, и вовсе уютный и ласковый. Тропа свернула на широкий «Прешпект» к памятнику строителям дороги — парк да и только! Юля, вполне успокоенная увиденным, с явным удовольствием предавалась неспешной прогулке. Дорога поднимала понемножечку выше, и Лена начала хищно оглядываться — ей нужен был сюжет для этюда.
     Мы прошагали памятник строителям, и решили не сворачивать на нижнюю грунтовку, где так воздушно красиво было и зимой, и весной, когда её украшали тысячи подснежников. Отправились прямиком к Буку-стражу на развилке. По обочинам начали попадаться сиреневые свечки крокусов-шафранов, им было мало солнца и холодно, и звёздочки цветков, последние из уцелевших после заморозков, не желали распускаться. И только на полянке у Бука несколько шафранов раскрыли-таки навстречу солнцу нежные лепестки, разрисованные густо-фиолетовой сеточкой прожилок. Осеннее чудо Крыма… Мы отдали дань уважения могучему Буку — сквозь ствол его светилось голубое небо — и свернули с поляны вправо, под склон Кудрявой Марьи. Капризный нрав этой барышни ещё пощекочет нам нервы сегодня — но пока мы гуляли чудной дорожкой, уводящей всё ниже, под крутые обрывы горы, а лес вокруг был наполнен солнечным светом. Огромные белые камни, заросшие изумрудными мхами и трогательными кустиками цветков, тоже светились в солнечном свете, мерцало кружево причудливых теней, наброшенное на пейзаж…
     Этот заповедный уголок всегда манил Андрея азартом фотохудожника, но почти всегда спешили, а сегодня мы пришли именно сюда! И разбрелись в этой паутине света и теней, шурша душистой листвой. Пахло осенью, горами и свежестью, и хотя мимо несколько раз проходили люди, и даже проносились с шумом стайки велосипедистов, магия безлюдья всё равно окутывала с головы до ног. Это место пока ещё было свободно, люди были тут только гостями, и оставалось только наслаждаться, попутно благодаря немалое количество этих самых гостей за комфортную дорожку, ведущую сквозь горы и лес, вверх и вверх, к перевалу Фуна…
     Лена всё же приглядела себе нарядный солнечный склон с бело-зелёными, почти нефритовыми стволами красавцев-буков, и осталась сидеть у дороги, разложив свои краски и кисти. А Юля с Андреем прошлись сначала немного дальше, к перевалу, а потом разбрелись каждый к своим пейзажам. Лена обещала доделать этюд и догнать их. Впрочем, скоро Андрей вернулся назад к каменистой долине под вершиной Кудрявой Марьи и застрял там часа на полтора, лазая по склонам в поисках фотосюжетов…
     Солнышко, греющее при ходьбе, оказалось вовсе не таким тёплым, если сидеть неподвижно. Снизу, из оврага, дул неласковый ветерок, и вскоре Лена начала постукивать зубами. От Фуны пришёл по дорожке одинокий путник, да и застрял возле Лены, разговорившись. Но и он ушёл… Вернулись из своих прогулок Андрей с Юлей, и снова оставили художницу, на сей раз всё-таки отправившись вверх к перевалу. А Лена стучала зубами всё отчётливей, и в конце концов тоже засобиралась в путь. Надо было догонять ребят, да и время обеда давно уже наступило — Лена поспешила по дороге к Фуне.
     Дорожка при спешке показалась куда длиннее, чем помнилось. Лена торопилась, временами переходя на бег, и вскоре согрелась. Солнца тут было больше, и уже просвечивали сквозь деревья прекрасные и манящие скалы Козырька и охристо-жёлтые бока Северной Демирджи. И Лена боролась с их обезоруживающей магией — сегодня путь туда был заказан (лимиты времени уже потрачены). Так же как и вниз с перевала — куда вела отворачивающая от него крутая тропка к волшебной буковой аллее и Поляне МАН — в места чарующие и мимолётные, словно воспоминание из ускользающего сна. Они всегда случались как-то на бегу, в спешке — такова уж топография здешних мест — поторопись, если не хочешь ночевать в горах! И, может, именно в этой ограниченной доступности и крылась для Лены часть волшебства — совсем как в закатном сиянии белых цветков шиповника и маргариток у стоянки Ай-Димитрий над Узунджей — словно пробежал бегом через краешек Лориена… И мерцало в солнечном мареве почти невидимое озеро с лягушачьим хором, и косые солнечные лучи пробивали навылет кружево листвы меж стволов… Лена снова стряхнула воспоминания — надо было торопиться, вверх и вверх по дорожке, обрамлённой гирляндами цветных лишайников (а как мистичны были эти ветви ночью в тумане, в беспомощном свете фонариков!)… Делалось уже по-настоящему жарко, озноб остался в недрах буковых дебрей. Вот наконец и перевал Фуна!
     Андрей и Юля сидели на склоне над грунтовкой, глядя в солнечный простор долины. В дымке под гладью моря плавала далёкая Алушта, и пугающие Юлю скалистые обрывы Козырька светлыми изгибами вели к вершинам Демирджи… Оказалось, что ребята из солидарности не обедали, ждали Лену. Мы расположились поудобнее — и с удовольствием приступили к трапезе, нежась на солнышке и разглядывая детали открывающегося нам вида. На детали он был щедр, и комфорту этого обеда на перевале Фуна не было предела!
     Обратно идти прежним путём не хотелось. Андрей давно вынашивал планы отыскать дорожку от Фуны в сторону трассы в обход Лысого Ивана. Начало этой тропы казалось довольно явным, и мы радостно согласились разведать новые места. И начали спуск по нарядной осенней ложбине.
     Вскоре оказалось, однако, что тропа потонула в опавшей листве, делаясь с каждым шагом всё менее и менее явной. Мы начали шарахаться по склонам оврага, но в этих метаниях было столько очарования! Коварная дорожка показала столько красот, что мы поминутно замирали с фотоаппаратами, пытаясь унести эти чудеса с собой… До чего хороши были буки в низком солнечном свете, какие переливы были в этом мерцании и сиянии, какая глубина, какие цвета! Едва ли техника способна передать волшебство этого потаённого лесного уголка, обласканного прощальными лучами солнца — но мы запомнили его, и унесли если не в камерах, то в душе… Вот и ещё одно мимолётное воспоминание об ускользающей сказке подарило нам путешествие, и снова надо было спешить. От мысли спускаться в засыпанный листвой овраг мы в итоге отказались — ибо сулило это настоящий «Курлюк», а не хотелось бы! Значит следовало поскорее возвращаться вверх, и выбирать для спуска к трассе другую дорогу.
     И какая-то нелёгкая дёрнула Лену повести нашу группу через вершину Эльх-Кая. Слишком скучным и неправильным казалось идти два раза одной дорогой, а тропа по склону Кудрявой Марьи обманчиво помнилась Лене вполне прогулочной и живописной. И мы направились под склон Лысого Ивана, по траверсной тропке к перешейку между Иваном да Марьей. А позади оставались залитые рыжим солнечным светом, в сухих пушистых травах, склоны Северной Демирджи. И Лена с Андреем, прежде чем углубиться в сосняк у подножия Ивана, не сговариваясь, принялись фотографировать этот сияющий золотом горный склон, такой манящий и памятный, не желающий отпускать от себя наших мечтательных взглядов. «Просто так, на память» — как сказал Андрей, словно извиняясь перед горой, что вот пришли, поглядели — и не поднялись, не поздоровались…
     На перешейке было прекрасно! Солнечно было, тепло и ласково. И пушистые от леса вершин гор холмились внизу, плавясь в акварельной солнечной дымке, и только сиренево-белого ковра крокусов не хватало для привычной идиллии… Но крокусы приходят сюда весной, а теперь были только сухие травы, и всё равно тянуло присесть, понежиться, полюбоваться солнечным простором. Но не было времени на отдых, следовало торопиться, чтобы низкое уже солнышко не опередило нас, упав за горные склоны! Хотелось засветло добраться до Ангарского перевала, а Андрей всё пугал Юлю: впереди Кудрявая Марья, там непросто! А Лена всё смеялась: да ерунда, просто тропка по склону! И оказалась не права!
     Не часто мы ходили этой дорогой на спуск, ой не часто! А в обратную сторону всё по-другому, и вот — заплутали, свернули с перешейка влево, а надо бы вправо! И очутились в овраге, и Кудрявая Марья заморочила, увела не туда. Пришлось возвращаться, и карабкаться наверх негуманными карабками по сыпучему склону. И уже тут Лена сильно пожалела, что потащила Андрея с Юлей по этим буеракам. Забыла она про этот овраг! Да было уже поздно. Ей оставалось только стараться, разведывать дорогу, да молиться, чтобы группа прошла без потерь маршрут до Бука…
     А тропа траверсом по склону совсем осыпалась, сделалась неверной, и пришлось карабкаться всё выше, до самой вершины, до каменистых гребней Марьи… И спускаться потом, цепляясь за камни, и каждый раз, когда Лена замирала впереди, позади пугались, что тропы больше нет — а Лена просто ждала, тоже пугаясь, как-то Андрей и Юля пройдут этот кусочек тропы… А на закуску ждал ещё долгий спуск круто под горку. Но зато это был уже спуск на поляну с Буком! И Юля, подойдя к великану, в дупле которого фотографировалась ещё утром, посетовала ему: «Знал бы ты, что я пережила!» А Андрей усмехнулся и сказал в ответ: «Чего-то он только не знает!»
     Вечерело, солнце успело уже спрятаться за Чатыр-Даг, мы шагали по темнеющему лесу вниз. Вдали уже шумели проезжающие машины, и листва буков светилась в надвигающихся сумерках — по-другому, чем под солнцем, но даже будто бы ещё ярче… Мы выбрались на асфальт, и стена леса сомкнулась за нашими спинами, сразу оказавшись тёмной и плотной. До свидания, чудесный лес! Надеемся, что ещё доведётся встретиться… А пока — на обочину, ждать автобуса или троллейбуса, и снова в дорогу!
     Пришедший троллейбус оказался до Алушты, и мы разумно решили, что ждать лучше всё же на автостанции, чем посреди леса. И поехали в Алушту, посидели на лавочках на знакомой автостанции, противно обнесённой по периметру новомодными заборами. Гадость… Мир заборов и ограждений. Зачем? От кого?.. Небо синело всё гуще, плавала в светящемся ореоле красавица-луна, и загорались первые звёзды. Вскоре автобус уже вёз нас в Ялту, и мир за окнами стремительно сделался по-ночному тёмным. Где-то далеко впереди нас ждали праздничные огни Города Счастья, сияющая набережная и сонный плеск моря…

9 октября 2019 г.



Tags: Демирджи, Крым, Путешествия, Россия, Юбилейная осень, горы, осень
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…