Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Хроники крымских странствий (часть 7)

29 июня 2006 г.

В пещере МангупаА вот Лёша всю ночь не спал. Как поутру выясняется. Нас караулил, от маньяков оберегал. С фонарём в одной руке — и с иконкой в другой. Не надо было ему с вечера про людоедов рассказывать… Лёшка не выспавшийся и злой, а мы трое — лучше не бывает. Выспались за милую душу! За завтраком организуется вводная лекция по Мангупу. Лёша, несказанно обрадованный тем, что Борис Иванович ограничится лекцией и на Мангуп нас не поведёт, скрывается в комнате в надежде хоть немного поспать. Допиваем чай, кое-как высвобождаемся из бесконечных хозяйских рассказов. Пора, наконец, приступить к тому, ради чего сюда ехали.

Восхождение на Мангуп — ещё то удовольствие. Тропа не опасная, но утомительная донельзя. Вверх, вверх, вверх. Хорошо ещё, что склоны Мангупа поросли деревьями, и тропа укрыта плотной зелёной тенью. На склонах валяются огромные белые валуны, оплетённые плющом. Явно фрагменты некогда великанских стен вокруг Феодорской столицы. Андрей, взбираясь по тропе, бормочет сквозь зубы: ну какой придурок сюда полезет что-то там штурмовать?.. Наконец тропа делается чуть более пологой. Путь преграждают вывороченные из земли, замшелые надгробные камни. Караимское кладбище. Значит — почти дошли.


Прямо под вторым ярусом стен — родник. Второй ярус внушительной преградой тянулся вдоль всего северного склона плато, но и сейчас его стены сохранились довольно хорошо.

Яблоневый овраг

Ну, вот и всё! Перед нами величественный донжон с остатками резного орнамента. Обходим башню, выныриваем из зарослей на солнечное, пропитанное ароматами цветущих трав плато. Странное место — Мангуп. Вроде бы и нет ничего особенного — полянки да небо. А хочется сесть и сидеть долго-долго. Смотреть вокруг и молчать. Хорошо здесь. Видать, и вправду не зря так долго тут люди жили… Выходим на край плато. Красотища — закачаешься! Земля внизу — игрушечная, словно с самолёта. Яркая, зелёная. С тоненькими прожилками тропинок. С озерцами зелёными, с трогательными квадратиками леса. В ясную погоду отсюда должны быть видны все пещерные города Крыма. Всё-таки Мангуп был столицей княжества… В голубоватой дымке у горизонта угадывается россыпь светлых зданий. Похоже, Севастополь… Вот ведь — только что на Мангуп приехали, а Севастополь уже манит даже из такого далека. Нашли себе ещё одно место с магнетизмом… Оборачиваемся к плато. Юлька валяется в траве, глядит в небо. Лёшка уже отчаялся рассказывать ей про клещей и энцефалит… По камням смешно носятся люминесцентно-зелёные ящерки. Порхают большие бабочки с причудливыми крыльями. Идиллическая картинка… Идём вдоль обрыва, к Цитадели. Заглядываем по дороге в попадающиеся пещерки. Пещерки попадаются всё чаще, делаются всё крупнее, интереснее. Целые домики, вполне комфортные, с несколькими комнатками, окошечками, лесенками, балкончиками с видом на обрыв. В пещерах кое-где пол застелен соломой. Не пустуют пещерки-то. Города нет давно, а место все манит и манит людей. Казалось бы — неудобно, высоко, все доступные источники пищи Бог знает где, внизу — а вот поди ж ты! Не зря же, в конце концов, наш Борис Иванович бросил прежнюю работу, продал что имел — и перебрался в село из полутора десятков дворов…

Цитадель феодоритов

А вот и Цитадель показалась! Высокие башни, понизу заросшие кустами. Даже сейчас всё это выглядит воинственно… За цитаделью — оконечность Тешкли-бурун — Дырявого мыса. Дырявый он потому, что крайняя дозорная пещера открыта на три стороны громадными дырами-окнами, и дыры эти хорошо видны снизу. В этой пещере — роскошно. Виды на три стороны света. Над головой — скала, в ушах свистит ветер. И выход на площадочку на самом краю мыса. И спуск вниз по винтовой лесенке — в нижние пещеры, служившие некогда тюрьмой. В прошлом году я тут от избытка чувств едва себе башку не снесла. О каменный свод — так засмотрелась.

Тешкли-бурун - природный бастион Мангупа

От Дырявого мыса решаем вернуться назад, к «Мужскому» роднику. И поискать внизу, в зарослях, оборонительную стену. В роднике рядом с большой сырой пещерой моемся долго и с удовольствием. Местечко приятное, тенистое. Андрей предлагает идти по тропе вниз — обязательно набредём на стену. Тропа выводит к каменным воротам, под воротами сидит парень, варит что-то на костре. У парня спрашиваем дорогу. Да, всё верно, нам вниз, в самые заросли… Нашли-таки мы стену! Н-да… Как выразился Андрей, «а вы говорите — Ангкор!» Прав был Борис Иванович. Стена титаническая. Сверху засыпана почвой, а вниз выглянешь — ого! Высотища… А ведь она, стена-то, и снизу тоже в землю ушла. Говорят, рыли-рыли, до основания так и не дорыли… Полукруглая башня оплетена изнутри плющом. Сквозь проёмы окон пробивается солнечный      свет. Затерянный в джунглях город… Идём вдоль стены. Внизу высота всё меньше. Перелезаем стену, сползаем вниз. Понизу вдоль стены тоже идёт тропа. Да, впечатляет… Плющ карабкается по камню вверх, стебли его толстенные, свиваются в кряжистые узлы, вползают в окна, в щели кладки… Ни дать ни взять тропические лианы! Тонко скрипят под ветром стволы деревьев. Идём назад.

Стена древнего города

Бредём, любуемся. И разумеется, ухитряемся заблудиться. Есть у Мангупа такое свойство. Всё кажется таким простым, как на ладошке. Но простенькое с виду плато коварно. Оно делится на четыре мыса, словно ладонь с четырьмя пальцами. На сей раз мы выбрели на Чуфут-Чеарган-Бурун — мыс Призыва Иудеев. Спасибо, встретился нам некто сведущий в топографии Мангупа. Этакое существо мужского пола с обнажённым дочерна загорелым торсом, в холщовых штанах на верёвке и с копной жёлтых нечёсаных волос. Босое. Экзотический персонаж, для Мангупа в самый раз. Увидел, что мы озираемся, кричит: заблудились? Ну, подсказал дорогу. А напоследок сигаретку попросил. И еды. У нас от привала остались огрызки тандырных лепешек. Лёшка увидел, как я их извлекаю, руками замахал: ты чего?! Стыдоба! А существо радостно улыбается: да что вы? Спасибо, я всему рад! Если, к примеру, пиво недопитое осталось — тоже не откажусь!.. Это уже — нам вслед. Ну, пива, положим, как раз и не осталось. Чтоб у нас да пиво было недопитое?..

Одна из пещер Мангупа

Тропа выводит нас к знакомому донжону. Неплохо попутешествовали… Спускаемся! Вот теперь, на спуске, можно оценить красоты горной тропы. До чего же славно, что не надо бежать ни на какой автобус!

Выходим из леса у подножия Мангупа — и сразу же обнаруживаем ещё одну чайхану. В два дастархана. Присаживаемся выпить пива. Приветливая девочка-татарка приносит нам меню. Вполне заманчивое меню! Решаем вечером прийти сюда перекусить. А пока — отправляемся в Залесное за едой к завтраку. Дорога — мечта! Мимо подножия Мангупа (все четыре мыса во всей красе), мимо зелёного озера (говорят, в его водах скрываются руины затопленного храма), по тропке вдоль высоченных заросших лесом скал. С видом на Стражей долины... пардон, гуманоидов с Сириуса!

На обратном пути сидим на берегу озера, в котором обнаруживаются дзенские лягушки. Абсолютно дзенские. Лёша кидает в лягушек камнями, а лягушки и ухом не ведут — продолжают висеть в зелёной воде, растопырив лапы и глядя перед собой тёмными медитативными глазами. Даже когда камень булькается в воду перед самым лягушачьим носом… Пишем Вадику о том, что сидим под Мангупом в закатном солнце. У Вадика в Туле невесело. Завтра — понедельник, и дождь за окном. На мгновение поражаемся тому, какие мы счастливые…

В чайхане не оказывается шашлыка — какая досада! И долмы сегодня нет… В утешение нам предлагают пельменей и вина на дегустацию. На дегустацию соглашаемся, на пельмени — тоже. Вино оказывается замечательной вкусноты, и мы, разумеется, берём его побольше. А пельмени просто роскошны! Кто бы мог подумать, что банальные пельмени можно так вкусно приготовить! Вот что значит татарская кухня! Под пельмени улакиваемся вином, а за пологом дастархана солнце садится за мангупские склоны… И мы счастливы по самые уши. Насладившись чайханой вдоволь,  вываливаемся в теперь уже полноценную ночь — с чернотой лишённых фонарей улиц и ярким звёздным небом. Андрей тут же отыскивает на небе аномальную звезду, которая, как он утверждает, имеет «форму запятой». И возмущается: рядом с ней нормальная «точечная» звезда, а так не бывает! Не должна точка стоять после запятой! «Юль! Скажи как редактор!» «Непорядок! — соглашается Юлька.— Надо сообщить на Сириус!»

Находим наконец в темноте свой дом. Дома ждёт сюрприз. Перед уходом мы бегали по очереди в душ, и Борис Иванович велел мыться быстрее, так как «едет группа, 35 человек, они тоже помыться захотят». Мы сочли это шуткой. А зря… Аккурат под нашими раскрытыми окнами обнаруживается группа туристов. По истошным многоголосым воплям обнаруживается. И их действительно 35 человек, как выясняется позже. Группа сборная: прибалты, поляки, немцы ещё, кажется… Вся эта сборная солянка пытается варить на печке суп. В хозяйском тазу. У наших окон. Лёшка тут же активизируется и уходит знакомиться. Через минуту мы с Юлькой, лёжа на своих кроватях, слышим беседу, в которой Лёшка сообщает, что «две девушки тоже сейчас подойдут». Прихожу в тихий ужас. 35 орущих прибалтов в одиннадцать вечера в мои планы никак не входят. Юлька от такой перспективы тоже не в восторге. В комнату вваливается Лёшка, и выясняется, что все нас ждут и мы должны быстренько собираться. В ответ на наши с Юлькой возмущенные вопли он искренне удивляется: «Да вы что? Это же интересно! Они классные! Они суп в тазу варят, я такого никогда в жизни не видел!» Обреченно переглядываемся, начинаем пудрить носы. Илюхин ловит нас уже на взлете — и пинками направляет обратно в дом. «Какие литовцы? Сдурели?! У нас сейчас дегустация по плану!»

Дегустацию, как выясняется, проводит брат Бориса Ивановича, Юра. Он вполне адекватен, весел, слегка ехиден. У Юры обнаруживается шестнадцать сортов вина (16!) марки «СВВ» (свежеворованное вино) сказочных вкусов и по исключительно демократичным ценам. А ещё у него обнаруживается целый ворох историй, легенд и шуток-прибауток касательно каждого сорта вина. И замечательное свойство — пьянеть на глазах вместе с дегустирующими (при том, что сам он в процессе дегустации в рот не берёт ни глотка). Так что мы с Юрой получаем взаимный кайф и, в конце концов, надегустирувываемся в хлам. Особенно с учетом предварительно выпитого в чайхане.

И это весьма кстати. В нашей комнате — словно в центре восточного базара в торговый день. Суп не получается, парламентёр от прибалтов заполучил у Юры кальян (пытался торговаться, но Юра сказал, что хозяин выйти не может. Позже выяснилось, что Борис Иванович ложится спать с последним лучом солнца. «Отправляется на подзарядку от Сириуса» — тут же заключили мы). И вся компания расположилась на дастархане под нашим окном, раскрытым по случаю духоты. Компания, надо сказать, неутомимая. Часов до пяти утра горланили (как наши компаньоны потом утверждали). Но кому как — а мне 35 литовцев были уже нипочем. Спасибо Юриной дегустации!

Мангуп. Цитадель


Текст: Елена Свиридова (2006 г.), Андрей Илюхин (2006-2010 г.г.)
Фото: Андрей Илюхин (2006 г.)


(ПРОДОЛЖЕНИЕ...)

Tags: Дори, Крым, Мангуп, Ходжа-Сала
Subscribe

  • Серебряные струи апреля

    И снова ЖЖ напомнил! 6 апреля 2013 года. Историческая поездка к водопаду Серебряные струи и вечерняя пробежка по Большому каньону…

  • В этот день 8 лет назад

    Фактически прямой репортаж из восьмилетней давности Крыма. Отлично помню, как готовил ночью фотографии на нетбуке, а Лена наутро настучала…

  • Опять пора менять шубки

    В прошлую субботу нам с мамой наконец-то удалось погулять в парке. Всю зиму в силу возраста и вследствие так называемой «барической…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments