Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Променад по Балаклаве

     Конечно, будучи в Севастополе, не посетить Балаклаву мы просто не могли. Тем более что Лену чудесная бухта манила лодочками-катерками в плане пленэра, да и Оле, с её фотографическим азартом, захотелось немного прогуляться с нами по богатым на сюжеты уголкам. Так что поутру мы бодро шагали сонными улицами на площадь Лазарева, чтобы сесть на прямой автобус. Солнце Севастополя ласково гладило утренними лучами стены белого города, мигало в ветвях платанов. Впереди был новый чудесный день!
     Автобус быстро домчал нас до Балаклавы, и вот уже мы на берегу уютной бухточки, и качаются на воде катера, кивают мачтами яхты, аппетитно пахнут рыбой кафешки. И словно бы сегодня Балаклава особенно яркая, фотогеничная, щедрая на цвета и композиции…


Новая для нас скульптура на площади в Балаклаве

     И не только нам так казалось! Обнаружилось вдруг, что вдоль воды — просто паломничество художников! Стоящих с этюдниками, сидящих, даже лежащих на каменных плитах! Лена раскрыла рот, залюбовалась на холст художника, прятавшегося в тени за клумбой. Ну что за чудесная картина у него получалась! Жаль, постеснялась сфотографировать — по себе знала, как неприятно бывает во время работы назойливое и праздное внимание… Только взглянула пару-тройку раз краешком глаза, украдкой. Да и принялась кружить неподалёку в поисках собственного сюжета.
     Это было не просто — найти местечко, чтобы расположиться с комфортом, желательно в тени и на лавочке. Штатив-то Лена с собой не потащила… Идеального места не нашлось, и Лена уселась бочком на основание забора. Откуда тут же едва не была выдворена охранником. Дескать, забор и так разваливается. Лена приноровилась уже было пересесть прямо на землю, дабы не крушить забора, но охранник внезапно сменил гнев на милость. Буйно веселящиеся вокруг Лены многочисленные котята норовили нырнуть то в растворитель, то в палитру с красками — думали, глупенькие, что раз разложены пакеты, то обломится вкусненького. Гадкий запах растворителя их никак не вразумлял. Рядышком у воды обосновался художник с этюдником, пришёл к Лене полюбопытствовать на её работу, а потом она ходила к нему, и они немного пообщались за художественное житьё-бытьё.
     Андрей с Юлей в ожидании Оли разбрелись по набережной — кто лодочки фотографировал, а кто сувениры смотрел. А встретившись с Олей, прошлись мимо яхт до конца набережной, а потом решили подняться над ней на окраину мыса, чтобы полюбоваться морским простором, а заодно и чайку попить…
     Усталая, но в целом довольная Лена за это время закончила этюд, собралась и, пожелав удачи соседу-художнику, пошагала помаленьку по набережной. Позвонила Андрею, и вскоре компания воссоединилась у ворот городского пляжа. Лена намерена была купаться.
     Кроме Лены, никто авантюрной затеи не поддержал. Тем паче что Лена, вполне в своём духе, ухитрилась выбрать для купания именно те полчаса, когда солнце нырнуло в приплывшую со стороны моря облачность. И оказалось вдруг, что над пляжем — серая мгла, и плещется под ступенями берега неприветливая свинцовая вода, а в глубине бухты — синее небо и яркие краски. Лена упрямо нырнула сперва в раздевалку, а затем — и в воду, и даже немного поплавала под одобрительные реплики компании. А на берегу тем временем проснулись спящие клубком котята и их роскошная трёхцветная мама, и мы умилялись, глядя как мальчишка лет девяти кормит кошек сосиской. Да и самим нам было самое время поесть!
     Мы замечательно перекусили и попили чаю на лавочке, глядя, как будто по волшебству улетучиваются ознаменовавшие Ленино купание тучи. В Балаклаву возвращалось солнышко! И мы задумали продолжение прогулки — вверх, к началу тропы на Бочку. Просто так, полюбоваться видами, понежиться на солнышке! Оля заторопилась домой, кормить вернувшегося с работы Валеру. Мы распрощались, и прошлись ещё немного улочкой параллельно набережной. Там Лена неожиданно для себя приглядела замечательный сюжет с солнечным сиянием — как раз с видом на то самое место, которое писала с утра. И сделала несколько кадров, чтобы непременно написать потом картинку.
     И мы начали восхождение по знакомой дорожке, которая теперь называется Большой Севастопольской тропой. И солнечная дымка была чудесна, и окрестные горы, и бухта внизу. И кошки, конечно же, обязательное украшение Балаклавы! Так шли мы и шли, а над нами светились солнечными цветами горы, и плавящаяся в солнечном мареве панорама внизу не отпускала взгляда, и величественно плыли над ней башни Чембало… И когда проходили мимо колоритного дома, где всегда встречали нас разномастные кошки — увидели на границе земли и неба, в волшебном контрсвете, неподвижный ушастый силуэт. Кошка сидела над обрывом, и неподвижно глядела куда-то в солнце…
     Мы обошли гору с крепостью, и остановились на пятачке перед подъёмом. Здесь разбегались тропки — одни наверх, к Бочке Смерти, другие траверсом по склону горы — к дальним пляжам. Белые ниточки тропок разрисовывали горы, а внизу плескалось море. Было безветренно и здорово. И мы уселись прямо на краешке тропы, свесили ноги вниз по склону, и расчехлили рюкзаки. У нас были с собой свежекупленные внизу пиво и рыба, и мы намеревались устроить в честь этого замечательного места и замечательного дня маленький пир!
     На запах и шелест пакетов из солнечного пространства тут же соткался чёрно-белый пятнистый котик. Уже не котёнок, ещё не кот. Подросток, с соответствующим темпераментом и наглостью. С пятном на носу, делающим морду чудноватой, с одуряюще-мягкой шёрсткой, пахнущей теплом и пылью. Это чудо природы истоптало нас с ног до головы, обмурчало, обтёрлось, было обглажено, угощено, учёсано, неоднократно извлечено из рюкзаков при попытке внедрения — и в конце концов умурчалось на руках, урча как добротный трактор.
     И было даже немного жаль расставаться с этим очаровательным созданием, мягким и тёплым, словно воплощение этого места, солнечного дня, томной дымки и запаха терпких трав вперемешку с рыбным духом. Хотелось посадить его в рюкзак, в котором больше не было рыбы, и утащить с собой. Но мы, конечно, никого не утащили. Попрощались с нашим уютным релаксом над морем, с котёнком, живо наметившим себе новую цель в этом полном приятных сюрпризов (т.е. прохожих туристов) мире — и отправились в обратный путь.
     Лена, впрочем, до набережной с ребятами так и не дошла. Когда из-за горы выплыла дымчатая панорама вечерней бухты, она решительно бухнулась на землю у тропы. Что выйдет то выйдет, но попытаться стоит! Хочется унести с собой этот кусочек вечера! И она вытрясла на траву краски и захваченную на всякий случай с собой маленькую грунтованную картонку. И Андрей с Юлей пошли вниз, а Лена, обещав закончить через полчаса, быстренько принялась за этюд. И имела счастье в ближайшие полчаса видеть, как садится солнце в облака над горами, и как понемногу загорается оранжевым и розовым небо, и уже это зрелище стоило того, чтобы задержаться тут подольше!
     Андрей с Юлей, пока Лена писала очередной этюд, успели пройти до начала набережной, по пути постояв в толпе зевак, наблюдающими за работой киношников в прибрежном кафе. Но у этих киношников было не очень интересно, а вот у «Золотого символа» действо было поожвлённее. Там снимали какую-то сцену в автомобиле. При этом режиссёр взирал на мониторы и происходящее со второго этажа ресторана, командуя оттуда процессом; ассистенты вручную качали машину, имитируя её движение, а оператор, засунув камеру в окно дверцы, снимал героев на заднем сиденьи. В какой-то момент мы даже разглядели актёра, порадовавшись его узнаваемости — это был Артём Ткаченко. Позже Инстаграм даже выдал его фотку из Балаклавы.
     Когда Лена наконец спустилась на набережную, закат уже состоялся. Но щедрое солнце этого дня и из-за гор продолжало дарить пространству свой свет. И вся бухта светилась розовым, будто и впрямь свет пролили в воздух словно диковинную невесомую пыльцу, и она висела вокруг и сияла. И пока мы шли вдоль набережной, свет этот мерцал и мерцал, понемногу делаясь из розового сиренево-лиловым, и казалось, что весь мир мы видим сквозь цветной фильтр…
     Когда мы добрались до автобусной остановки, на Балаклаву опустились наконец сумерки, и как-то очень быстро стемнело. Делалось прохладно, ласковое тепло этого дня улетучивалось вместе с волшебным светом. И мы очень обрадовались пришедшему автобусу. Домой, в Севастополь!

17 октября 2019 г.




Tags: Балаклава, Крым, Юбилейная осень
Subscribe

Posts from This Journal “Юбилейная осень” Tag

  • Осень над Байдарской долиной

    Завершить наши осенние каникулы в Крыму мы всё-таки решили ненапряжным (как нам думалось) горным походом. А то всё пленэры, выставки,…

  • Самый лучший день

    Этот день мы провели в компании наших друзей — Оли, Валеры и Юли. Не было никаких путешествий, приключений и новых мест, мы не…

  • Севастопольский пленэр

    Ещё только собираясь в осенний Крым, мы видели в новостях, что в сентябре в Севастополе стартовал XXII академический пленэр,…

  • Осень в Мангуп-Кале

    Чтобы вдоволь и неспешно погулять по древней столице княжества Феодоро, надо было выехать из Севастополя пораньше, тем более что…

  • Вечерние краски Севастополя

    Наступило время прощаться с Ялтой и с нашим творческим хозяином. Пока Андрей спускал вниз сумки и чемоданы, Лена выволакивала на…

  • Царское ненастье

    Всё-таки Ялта не очень обрадовалась нашему приезду — нам предстояло переждать ещё один дождливый день. Сидеть дома не хотелось, и мы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments