Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Осень над Байдарской долиной

     Завершить наши осенние каникулы в Крыму мы всё-таки решили ненапряжным (как нам думалось) горным походом. А то всё пленэры, выставки, богема… Были в Крыму, а гор не нюхали! И главный непорядок — в этот приезд не побывали в Байдарской долине! Это надо было срочно исправлять, и Андрей «придумал» маршрут обратный уже нами как-то пройденному: Передовое — Бечку — Ирита — Ай-Димитрий — Родниковское. На туристической карте у большей его части есть даже номер — 28. Юля, памятуя главную фразу своей жизни, родившуюся именно над Узунджей: «Мужчина, я Вас умоляю!», странствовать с нами по горным тропам категорически отказалась, решив посвятить свой досуг неспешному фланированию по Севастополю…
     И вот, ни свет ни заря мы так знакомо торопимся на «5-й километр», чтобы успеть к автобусу в Байдарскую долину. Ходят они раз в час, и хотелось уехать пораньше. Путь нам предстоял неблизкий, но вот насколько он будет долгим, мы как-то не просчитали. И, забегая вперёд, не раз ещё радовались, что не потащили с собой Юлю…

     Яркое солнышко освещало пейзажи за бортом, и мы, задремав было, разом проснулись, когда ностальгически-знакомые улочки Соколиного поплыли мимо окон автобуса. И Байдарская долина во всей своей красе предстала нашим глазам, вызывая целые серии приятных воспоминаний.
     Высадились на знакомой остановке в Передовом, и заглянули на дорожку в магазинчик. Мороженое, семечки — теперь мы готовы были пуститься в путь!
     И зашагалось по Пионерской вверх, мимо домиков-заборчиков, и быстро оставалось позади человеческое жильё, мелькнули в витках серпантина пионерлагерь «Атлантика», озеро Верхнее — вокруг уже были горы, окружавшие солнечные просторы долины, и жёлто-рыжее убранство кустарников, и алые бусы шиповника… Дорога нырнула в лес. Теперь предстоял долгий путь, понемногу вверх и вверх, к перевалу Бечку и Лысой горе.
     Цвет леса на обочинах был таким, что хотелось поминутно хвататься за фотоаппараты. Жаль только, что готовые кадры тут же теряли медовую прелесть раскраски, делаясь то зелёными, то малиновыми. Техника буйства осени передавать не желала. И только отчаянно-синее небо над вершинами деревьев оставалось таким же радостно-синим, как в действительности… Полыхали по обочинам скумпии, и шагалось легко и приятно — всё-таки осень скрадывала жару, и пока ещё дул прохладный ветерок…
2262159_original_2
     А дорога всё вилась и вилась через лес, и понемногу мы всё же начинали уставать. Следовало торопиться, а дорога то и дело принялась нырять под крутые склоны. Тут было совсем безветренно, и становилось жарко. А стоило обогнуть склон, как откуда-то снизу, из оврагов, начинало дуть холодом, и Лене приходилось вновь одеваться… Лес вокруг выглядел всё более знакомым, мы понимали, что приближаемся к перевалу и повороту на Лысую.
    Дойдя до Бечку, мы, поглядев на часы, приняли решение на вершину не ходить. Уселись на лавочке на турстоянке и перекусили, любуясь, как ветер срывает с веток листву, и она жёлтыми стайками спархивает на землю, и без того укрытую рыжим ковром… Дальше нам предстоял поход через тенистые глубокие овраги — вверх к плато у горы Ирита (777 м).
     По обочинам нашей дороги распускались навстречу солнцу прекрасные шафраны — сказочные цветки, чудо крымской осени. Их нежные сиреневые венчики в оправе изящной графики теней были словно картинки Билибина, волшебные и завораживающие…
     Незадолго до выхода на плато от нашей грунтовки влево нырнула тропка на смотровую горы Караул (761 м). Дорожка вывела на уютную полянку, с которой и впрямь открывался вид на плавающие в солнечной дымке горы. Сандык-Кая, Ялпах-Кая, Бойка, Чатыр-Даг…
     В тени под деревьями нашлось прекрасное брёвнышко, и мы утроили себе очень комфортный, хотя и немного торопливый обед. И, попрощавшись с гостеприимной полянкой, вернулись на грунтовку. До плато оставался совсем небольшой рывок вверх через осенне-овражные дебри.
     Глубокий овраг в склонах горы Караман, через который мы шли, был заполнен осенью до краёв. В красочном убранстве крон плескалось солнце, а глубже, на дне, затаилась тьма, и мы заглядывали в неё, словно в пугающий омут в обрамлении жёлтой сияющей листвы.
     Осеннее плато показалось нам скучнее чем летом, когда пушистые «ёлочки» — листва отцветших горных пионов и адонисов — укрывали всё вокруг зелёно-рыжим ковром. Теперь тут была выжженная солнцем трава, и островки осенних, жёлто-оранжевых кустарников и низкорослых деревьев, разбредались по бокам от грунтовки, протягивая к ней сине-фиолетовые полоски теней.
     Гамма плато Ирита была теперь нежно-палевой, дымчатой. Лена сделала нерешительную стойку на красивый изгиб дороги — но место, откуда отрывался выгодный ракурс, было на безжалостном солнцепёке. «Выбирай место, где писать будет комфортно!» Золотые слова. Несоблюдение этого правила чревато напрасно потраченными временем и силами. На тот момент разум возобладал над художественным зудом, и мы потопали дальше. Туда, где распахивалось во всю ширь скальной поляны. Свернули налево, по едва заметной тропке, к обрывистому краю. И — ух! Сколько тут было пространства! Какие просторы, какие дали! И все — в рыже-багряной шерсти леса, в сиреневой солнечной дымке, в томном зное осеннего дня… Красиво! Контрастными были только камни на переднем плане, да редкие кустики, свисавшие над обрывами. А дальше всё плавилось и растекалось, до самого бесконечного далёкого Чатыр-Дага, и хотелось присесть, прикрыть глаза, жмурясь, словно разморённый солнышком кот… Однако — а как же этюд?! И Лена, понимая, что не будет в обозримом будущем вожделенных сюжетов — вот-вот нырнём в лес! — решилась вернуться и пожариться на солнцепёке…
     И напрасно. Времени ей был отмерен максимум час, да и тот, как вскоре оказалось, был непростительным расточительством. А из работы ничего путного не вышло. Солнце мешало, и пока Лена пыталась пристроиться то так, то эдак, ловя хоть какие-то призраки теней, время улетучилось в никуда. Оставалось только собираться и, не теряя больше времени впустую, поспешить догонять Андрея, ушедшего немного вперёд и в ожидании Лены снимавшего местные дорожки-лесочки.
     Воссоединившись, мы зашагали среди теней, ткущих на дорожках причудливый узор, и сияли сквозь тени солнечные зайчики. Теперь нашей целью было урочище Ай-Димирий, которое осталось в нашей памяти ещё с Андреева дня рождения 2008 года, когда мы впервые познакомились с Узунджей, и возвращения туда в не менее давнем 2013 году. В тот первый раз вокруг турстоянки цвели белыми огоньками маргаритки в траве, шиповники тоже были в белом цвету, и заливались руладами лягушки где-то в погружённом в солнечную предзакатную дымку пруду…
     Теперь вокруг царила осень, и дорогу зачастую вполне можно было потерять среди покрывала опавшей листвы — вокруг царила жёлтая красота, сотканная из мозаики осенней листвы, и каждый листик — и лежащий на земле, и ещё цепляющийся за родную ветку — будто бы был источником своего собственного света.
     Когда-то мы мечтали увидеть крепость феодоритов на вершине здешней горы Сандык-Кая — дважды штурмовали её склоны, и со второго раза летом 2013 года всё-таки оказались там. Реальность оказалась очень далека от грёз — крепость уже и не разглядеть, вершина покрыта труднопроходимыми зарослями, а виды в общем-то не сильно отличаются от таковых же с плато Ирита. В общем, не стоит Сандык тех усилий и времени, которые надо потратить, чтобы взобраться на него. Поэтому сейчас мы, даже не задумываясь, свернули под ним на юг…
     Солнце скакало по кронам деревьев, и снова казалось, что до заката ещё далеко. Но это было не так. В урочище Алим-Бай вечер уже начал отчётливо ощущаться — как-то там было сумеречно, тихо и очень масштабно. На какое-то время мы там застряли, безнадёжно пытаясь зафиксировать яркие ощущения. А ведь это только полпути от плато к урочишу Ай-Димитрий.


     Покидая Алим-Бай, на склоне оврага, засыпанного толстым ковром жёлтой листвы, мы увидели землянку, и большая звезда горела красным среди этого ярко-жёлтого моря. Здесь в 1941—1942 гг. был наблюдательный пункт партизан Крыма. И этот памятник далёкой войне, в иное время наверняка мрачновато-печальный, сейчас выглядел упрямо-нарядным, почти праздничным…
     Мы шагали всё быстрее, и всё равно по прикидкам опаздывали на последний в нашем расписании автобус из Байдар в Севастополь. К Ай-Димитрию мы добрались, когда солнечные лучи уже совсем косо просвечивали просторный, с вольготно растущими деревьями лес. И опять это было бегом, и Лене опять не удалось толком разглядеть это так интриговавшее её место. Конечно, не было на сей раз ни маргариток, ни ароматного цветения шиповников, превративших тем давним вечером горный лес в чудесный Лориен. Но всё же какая-то магия мерцала в просветах меж стволов, над гладью молчаливого сегодня озерца. А мы спешили, казалось, что вечер уже совсем близко. А он и правду был «не за горами». Мы начинали понимать, что серьёзно ошиблись в расчётах времени…Если не успеть на последний автобус — так хоть спуститься засветло! Потому что вдруг начали вспоминать, каков он, спуск в Байдарскую долину с гор над Узунджей…
     Мы вышли из лесу, и яркое солнышко осветило белые стены колоритных домиков за деревянным заборчиком. Похоже было, что они заброшены. Вокруг царила солнечная, безветренная тишь. Мы обогнули домики, и принялись искать тропу к верховьям Узунджи — где заканчивается каньон, и огромный камень козырьком нависает над пугающим и прекрасным ущельем…
     Мы не нашли этого места! В месте, на карте именуемым «Терновая роса», по нашим представлениям должен был быть красивый вид на весь каньон реки Узунджа, но там лишь ныряло вниз узкое ущелье, дно которого было покрыто скользкой глиной. Времени у нас было мало, ноги ломать в сумерках не хотелось, а уверенности, что спускающееся вниз ущелье выведет на смотровую, не было никакой — карта рисовала тут начало двух троп, но мы, похоже, нашли только русло Сулу-Дере, по которому ещё идти и идти до каньона Узунджи…
     Всё казалось таким очевидным, когда мы в прошлый раз шли в обратном направлении — от Узунджи к Ай-Димитрию! А теперь мы покружили, и махнув рукой, пошагали дальше, по хребту над каньоном. Солнце, совсем уже низкое, светило нам прямо в глаза, и сразу сделалось очень жарко. Впереди был долгий путь, и желательно было не сбиться с тропы, чтобы хотя бы не сделать порядочного крюка… Тропа нырнула в лес, мы вышли на грунтовку. И спустя какое-то время услышали позади шум мотора. Здорово было бы добраться вниз на машине! Мы согласны были даже пожертвовать видами осенней Узунджи. Но на сей раз не было с нами Юли, с её магической формулой. Да и едва ли помогло бы тут заветное «Мужчина! Я вас умоляю!» Автомобиль прожурчал мимо, не обращая внимания на наши поднятые руки. Ну, не всё коту масленица, и не все люди на внедорожниках — отзывчивые и добрые… Мы дружно вздохнули — и начали путь по отвернувшей с грунтовки тропе.
     А горы над Узунджей были хороши! Красив был каньон в осеннем наряде. Уже знакомые жёлто-багряные, с фиолетовым подшёрстком велюры укрывали волнистые спины гор. Солнце прощально освещала эту красоту, словно чтобы доказать, что нет предела совершенству. Так бы идти да любоваться! Да только прелести Узунджи уже начинали являть себя во всей полноте — под ногами начинались каменные месиво и крошево. А потому идти приходилось очень аккуратно, и полюбоваться — останавливаться. Оглядеться, да и скакать аккуратненько дальше.
     И бесконечным показался спуск по петлявшей тропке, с немилосердной сыпухой среди булыжников. Какое уж тут спуститься засветло! Лена только и молилась за Андрееву ногу, и сама шагала маниакально-осторожно, словно это могло Андрею помочь. Солнце опустилось за дальние горы, розовато светилась гладь показавшегося ненадолго водохранилища внизу. Начинало смеркаться. И когда наконец-то начала выполажиться грунтовка, закончившая свои многочисленные витки по склону горы, мы дружно подумали: хорошо, что Юли нет сейчас с нами! Вряд ли ей бы понравилось всё это!
     Вместе с темнотой опустилась прохлада. Мы шли теперь уже совсем немного под уклон. Вдоль грунтовки темнели силуэты фонарей, розовым мерцало небо над синей полосой гор, и по-прежнему светилось зеркало водохранилища. Было очень красиво — волшебные Байдарские вечера! Впереди уже угадывалась дорога, и по ней изредка пробегали огоньки фар.
     Мы не пошли в Колхозное через Суук-Су-Чаир нижней тропой, а двинули по гребню горы где-то мимо исара Хапулар и спустились в долину мимо южнее горы Юзумнык-Даг по газовой трубе аккурат посерёдке между Россошанкой и Родниковским.
     На асфальт мы вышли уже в полной темноте. «Ночь, луна, запасной путь». Классика жанра. Ни фонарей, ни машин. Теперь надо было идти налево, и через пару километров прийти в скрывавшийся во тьме гор посёлок. И мы шагали и шагали — радуясь уже тому, что мы на твёрдой надёжной земле, и не надо карабкаться и ссыпаться под гору. Вот дойдём до человеческого жилья — и вызовем такси…
     Бледными звёздочками замерцали за поворотом огоньки фонарей. Ну, наконец-то! А когда мы приближались уже к вожделенному магазину с остановкой, намыливаясь купить там пива, случилось чудо. Ночь осветилась огнями фар, мы дружно на автомате вскинули руки… И перед нами остановился, раскрыв двери, автобус!
     Дружелюбная и словоохотливая кондукторша поведала нам, что автобусы нынче ходят допоздна, и этот — отнюдь не последний. И вообще, пользуйтесь сайтом Севтранса — там все расписания есть. Как кстати пришлись эти перемены! Мы всё никак не могли поверить своему счастью — прямиком до Севастополя! Автобус подбирал по пути одиноких путников, принимал их из темноты за порогом в своё тёплое сияющее светом нутро. Тут, похоже, все были своими, кондукторша со всеми здоровалась, и тут же завязывались беседы — словно бы в продолжение недавно прерванных. Усталые и довольные, мы уже предвкушали возвращение в наш домик — и ужин, который приготовит нам проведшая день в степенных гуляниях по Севастополю Юля. Ей ещё предстояло узнать, от какого приключения ей сегодня так удачно удалось спастись…

18 октября 2019 г.


     P.S. А на следуюшее утро мы собрали чемоданы, выпили чайку на дорожку с приехавшими проводить нас хозяевами. И погрузились в такси. Пара часов (на 78 км!) нудной езды по строящейся «Тавриде», и мы в аэропорту. Развлекаемся с «волнами», изучаем сувениры, закупаемся крымским сыром (вкусным, кстати), дремлем в найденной зоне релакса (рядом с сыром, кстати) и как-то незаметно оказываемся в Москве. И снова два часа в такси до дома, правда теперь это уже 160 км... И снова ждать. Ждать новых встреч с Крымом, без которых мы свою жизнь уже не представляем. И кстати! Билеты на май мы уже купили.

19 октября 2019 г.



Tags: Байдары, Крым, Юбилейная осень, горы
Subscribe

Posts from This Journal “Юбилейная осень” Tag

  • Променад по Балаклаве

    Конечно, будучи в Севастополе, не посетить Балаклаву мы просто не могли. Тем более что Лену чудесная бухта манила лодочками-катерками в…

  • Самый лучший день

    Этот день мы провели в компании наших друзей — Оли, Валеры и Юли. Не было никаких путешествий, приключений и новых мест, мы не…

  • Севастопольский пленэр

    Ещё только собираясь в осенний Крым, мы видели в новостях, что в сентябре в Севастополе стартовал XXII академический пленэр,…

  • Осень в Мангуп-Кале

    Чтобы вдоволь и неспешно погулять по древней столице княжества Феодоро, надо было выехать из Севастополя пораньше, тем более что…

  • Вечерние краски Севастополя

    Наступило время прощаться с Ялтой и с нашим творческим хозяином. Пока Андрей спускал вниз сумки и чемоданы, Лена выволакивала на…

  • Царское ненастье

    Всё-таки Ялта не очень обрадовалась нашему приезду — нам предстояло переждать ещё один дождливый день. Сидеть дома не хотелось, и мы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments