Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Горный Столив

     У многих городков на берегах Бока-Которской бухты сохранились «горные» близнецы, в настоящее время почти все оставленные жителями — прокормиться на берегу сейчас проще. Мы уже бывали в Горной Ластве, Горном Ороховаце, Верхней Прчане. Теперь пришёл черёд Горного Столива. Ещё в первый визит в Черногорию у нас осталось чувство недоувлетворённости от малого количества прогулок по Врмацу — недаром в этот раз, едва сдав прокатную машину, мы потащили туда друзей на гору Св.Ильи и к форту. От визита в Прчань у нас остались очень яркие воспоминания, и похожего приключения мы ждали от Горного Столива. Заброшенного городка в 8 км пути, что от Котора, что от Тивата. Конечно, хотелось бы подняться на вершину хребта, пройти ещё до Горного Лепетане, но травмированный накануне сустав Андрея увеличивал все расстояния вдвое — хорошо ещё, что мы вообще решились на этот поход. А вот наши друзья продолжили знакомиться с Котором — что-то наша акклиматизация подзатянулась, все немного подпростыли после поездок в горы и слегка перебаливали…

     Итак, особо не спеша с утра, мы поймали у дома автобус Blue Line и отправились в Доний Столив. Проехав Прчань, мы напомнили водителю об остановке, так он сразу и остановил. Собственно, мы до самого Столива даже не доехали, так что идти туда и искать белые ворота, от которых начинается построенная местным мореплавателем полтора столетия назад каменная лестница в старый город, не было никакого смысла. Возле заброшенного санатория, где нас высадили, обильно цвели ирисы, а буквально за клумбами начиналась тропинка к верхней дороге в Горный Столив, которую нам так удачно подсказала Maps.Me.
     Странствия по горам Черногории — если следовать общепринятым туристическим маршрутам — не представляют особенной сложности. Все тропы здесь аккуратно маркированы, и единственное затруднение — это камни под ногами, которыми эти тропы когда-то укрепляли. Тут уж ухо держи востро, не ровён час замечтаешься, споткнёшься — мало не покажется. А поскольку Андрей прихрамывал, идти приходилось осторожно вдвойне.
     И до чего же тут было красиво! Светило яркое солнышко, и небо было очень синим, и синела вода внизу, под радостной зеленью весеннего склона, а белые камни на тропе, в оправе пышной высокой травы, добавляли пейзажу звонкости и контраста. Сине-фиолетовые венчики цветов вплетались в травяной ковёр под ногами. Иногда тропка шла под отвесной каменной стенкой, и тогда жаркое солнце отступало, уступая место прохладной тени, и в её глубине цветы и травы выглядели загадочно-дремуче, и опять усиливалось ощущение сказки от этого затерянного, поглощаемого буйной природой мира… Вверх — вниз по заросшим травой каменюкам нас немного измотали, но где-то за час, хорошенько пропотев, мы всё-таки поднялись к городку, расположенному на высоте 240 метров над уровнем Боки.
     Тропу внезапно преградила изгородь. Она была сплетена из прутьев и стволов кустарника, и калитка, зафиксированная палками, доставила нам минуту-другую мороки. Не сразу открылась эта дверца, и опять было странное ощущение — мы словно взламывали вход в зачарованный, запретный мир… Он и был зачарованным, этот город, дремлющий в объятиях плюща, словно бы опустевший вот только-только, и как будто люди могут ещё сюда вернуться. Или даже — просто выйти вот из этого дома, в котором затворены ставни, и во дворике стоят какие-то предметы утвари… А может, именно этот домик на окраине и есть единственно живой в Горним Столиве? Где-то здесь ещё живёт одинокий старик, недавно похоронивший супругу, и навещаемый изредка сыном… Каково это — жить в таком месте, в одиночестве среди горного леса, где вход в город перегораживает хлипкая калиточка? Не от людей калиточка — от диких животных, странствующих по склонам горы…
     Мы залюбовались видом, открывающимся с площадки у подножия маленького храма — Святой Анны. Домик внизу под черепичной крышей, роскошный изгиб бухты и два городка напротив друг друга — Пераст и Доний Столив. Чудо-вид, тишина, безлюдье… Куда-то вперёд убежала парочка туристов, обогнавших нас на траверсной тропке. Если б не они — и вовсе было бы странно и зачарованно. Да и так вернулось это ощущение: безлюдье, безвременье… Только лёгкий ветерок, да безмятежность летучих насекомых. Мы затворили за собой калитку в отрезанный от мира уголок. И странствовали по его укромным уголкам, зарастающим зелёным растительным царством. А призраки человеческого присутствия сопровождали повсюду: бочки для воды… лавочки, тазики… лесенка, прислонённая к стене и покрытая мхом… Гуляли под ногами каменные плиты, и надо было держать ухо востро на лестницах. Коварные камни норовили вывернуться из-под ноги…
     Есть легенда, что в средние века жених из горной деревушки Столив перед свадьбой должен был высадить сотню оливковых деревьев — Сто Олив. А если вдруг не хватало земли, то она освобождалась для маслин в здешнем каштановом лесу. Обычай появился из-за того что якобы богатые семьи из Пераста на противоположном берегу Боки не хотели выдавать своих дочек за жителей Столива, там было мало солнца и всегда стояла влажность. Поэтому было придумано высаживать сто олив для создания ощущения богатства местных женихов.
     Верхний Столив впервые вспоминается в 1326 г. как Vinea de Stolivo. Во времена правления Венеции в Бока-Которской бухте городок насчитывал 1300 жителей! Тут работало 4 магазина, 2 мельницы для оливкового масла и 4 хлебопекарни. Сейчас всё заброшено, хотя может летом народ и возвращается временно, чтобы скрыться от жары.
     Доминантой города является построенная в XIX веке колокольня церкви Св. Ильи, которую хорошо видно от залива, особенно из Пераста. Сама же церковь впервые была возведена ещё в XIV веке, как и посёлок. Вокруг — кладбище, разрушенные постройки, внизу маленькая церквушка Св. Анны, у которой находится уютная панорамная площадка, на которую мы вышли, придя в город.
     Солнце то заходило, то опять расцвечивало каменные стены узорами из теней и ярких световых зайчиков. В определённый момент Лена, не удержавшись, полезла вверх по тропе. Андрей, оберегая травмированную ногу, остался ждать внизу, а Лена всё лезла и лезла. И очень сожалела, что Андрея с ней нет. Тропка вывела в оливковую рощу. Похоже, ту самую, давшую название городу. И тут было замечательно! Полянки, окружённые старыми оливами, выглядели дикими и заброшенными, но во всём этом был какой-то невозможный, манящий шарм. Это было царство тишины и забвения, грустное и красивое, и Лена заметалась: куда пойти? Тропки разбегались по поляне, и часть из них уходила вверх, к вершине Врмаца, а другие убегали по склону. Сквозь поломанные ветви виднелась оставленная позади колокольня на скале, и Лена ещё пробежала вперёд, чтобы миновать загораживающие вид деревья. Становилось ясно: здесь можно бродить бесконечно, любуясь меняющимися видами среди этих тропок, склонов, скал, полянок, деревьев… Но внизу ждал Андрей, и Лена, понимая, что и без того потратила уже много времени (в том числе и на оказавшийся не самым коротким и простым подъём), пустилась в обратный путь.
     Мы перекусили на окраине этого замершего мира — и попрощались с Горным Столивом. Затворили за собой калиточку-оберег, и вернулись на тропу с зелёной травой и белыми камнями. Солнце успело сделать на небе поворот, и теперь каменные стены над тропой перестали давать спасительную тень. Солнце пекло немилосердно, идти из-за камней было не просто. Но до чего же красиво было вокруг! Этот сине-зелёный, радостный и яркий мир заставлял поминутно останавливаться, разглядывать, фотографировать. Сиренево-розовые купы багряника на фоне синей воды бухты вносили в колорит солнечного дня нереально-звонкие ноты. Почти лимонным светилась зелень горных деревьев.
     А потом на обочине маркированной тропы убежавшая вперёд Лена заметила какое-то движение — и с изумлением опознала в повстречавшемся существе черепаху! Та ползла очень целеустремлённо, Лена, очень испуганная тем, что вот черепаха сейчас скроется в траве и её не увидит Андрей, пыталась притормозить её движение носком ботинка. Черепаха ползла как танк, явно намереваясь снести Лену с пути, а подоспевший Андрей, к немалому веселью Лены, поднял черепаху за панцирь. Глядя, как черепаха загребает лапами в воздухе, Лена изумлялась себе: почему ей-то в голову не пришло таким образом остановить чепепахино движение?
     Мы немного пофотографировали это внезапное диво, и отпустили черепаху восвояси. Она отправилась по своим делам, а мы продолжили свой путь к Верхней Прчани.
     Бесконечная тропка с камнями понемногу начинала принимать более ходибельные формы. Вот вывернула снизу знакомая дорожка — та самая некогда главная улица Прчани, по которой когда-то мы поднимались осенним солнечным днём. Теперь под ногами была уже вполне комфортная дорожка, и до мистического заброшенного храма-крепости оставалось совсем немного. На тропе, приятно-ровной, была теперь низкая зелёная трава, и в ней густо белели маргаритки, делая картину ещё более сказочной и волшебной. Над вершинам деревьев, обрамлявших дорогу плотной стеной, показалась вершина колокольни. Мы приближались к поглощённому горным лесом храму, запертому от любопытствующих двуногих и чертырёхногих массивными воротами и стеной, с которой недавно кто-то заботливо убрал ветви вездесущего плюща.
     Точно неизвестно когда построена эта церковь, но упоминания о ней есть в документах 1399 года. Есть сведения о перестройке и расширении церкви в 1672 году. И в 1740 году добавлена восьмиугольная часовня с куполом. Церковь с часовней, колокольня и старое кладбище окружены стенами с бойницами, за которыми укрыто спящее в тишине и глуши кладбище с выбитыми на плитах человеческими фигурами. Затерянный мир горных городов опять скользил по коже и нервам — мимолётно, уже прощально. Обойдя под стеной крепость, мы понемногу начинали приближаться к тропе на спуск.
     Мы привычно уже продирались сквозь завалы из ветвей и стволов. По этой тропке по-прежнему мало кто ходит, и потому спуск тут выглядит туннелем, ведущим через чащобу. Спасала идущая слева над тропой каменная стена, не дававшая лесу полностью завладеть тропой. Густая буро-зелёная тень, холодная и влажная, прорывалась иногда прогалами в густой растительности — и тогда в эти прорехи выплёскивалось изумрудно-янтарное солнце, и виднелись полянки по следами пасек, садов, иных признаков человеческого присутствия… Тропа делалась понемногу всё шире, и крутой спуск сделался наконец грунтовой дорогой, а потом — и асфальтом. Мы спустились в Прчань.
     После такого нашего иномирного путешествия мы просто обязаны были посидеть здесь, на этом чудном бережке, и поглядеть спокойно на вечерние красоты. И ещё очень хотелось пива — но хозяин трактира, где мы уже отдыхали пару лет назад, возившийся внутри по хозяйству, объяснил, что заведение пока закрыто, и пива продать нам он не может. Но, взглянув в наши погрустневшие лица, вдруг предложил принять пиво в качестве угощения!
     Денег с нас радушный хозяин не взял, как мы ни настаивали. Он разрешил нам усесться за столиком над водой, и мы, радуясь внезапной удаче, пили пиво, любуясь катерками на прекрасной сине-зелёной воде. А потом, ещё раз поблагодарив гостеприимного человека, пошли дальше.
     Лена всё присматривала себе сюжет для этюда, и выбрала в конце концов скалы противоположного берега в вечернем солнце. На их фоне красовался огромный лайнер, и Лена решила сделать набросок, сидя на ступенях над водой. Андрей пошёл вдоль бухты дальше, а Лена раскидала свои краски и кисти. Но стоило ей приняться за работу, как лайнер пожелал оправиться в путь!
     Разочарованная Лена собрала свою амуницию назад в рюкзак, да и пошагала вслед за Андреем. Его она не догнала, конечно, и всё присматривалась к катеркам, качавшимся на воде. Но солнце было уже совсем низко, и Лена понимала, что приниматься за живопись уже не своевременно. И просто любовалась, фотографировала и запоминала.
     А на улизнувший у неё из-под носа лайнер она ещё получила возможность полюбоваться чуть позже — когда увидела фото, сделанные нашими друзьями. Пока мы возвращались пешком из Прчани в Котор, Ольга с Павлом штурмовали Крепость Сан Джованни, выбрав для восхождения классический туристический маршрут. И поднявшись наверх, наконец-то увидели и весь Котор, и бесконечный простор среди масштабных горных стен, и фигурную бухту, а заодно и уходящий от Лены круизный лайнер…

19 апреля 2019 г.




Tags: Путешествия, Черногория, Черногорская весна
Subscribe

Posts from This Journal “Черногорская весна” Tag

  • Вдоль Будванских берегов (Прасквица — Милочер — Будва)

    Финальный день нашего отдыха в Черногории мы вновь решили посвятить путешествию вдоль побережья, украсив весь отпуск этим небольшим…

  • Петровац на Мору

    За пару дней до отъезда из Черногории мы наконец-то предались нашему любимому занятию: исследованию близлежащих красот вокруг нашей…

  • Экскурсия вдоль каньонов рек Морача и Тара

    Накануне, отчасти испугавшись непогоды, мы купили на всю компанию экскурсию вдоль знаменитых черногорских каньонов — нам обещали…

  • Будва. Монастырь Подмайне

    Вот и наступило то самое утро, которым нас задолго пугали синоптики — в Будву наконец пришёл обещанный шторм, и за окном лил дождик.…

  • Старый Бар

    Какие бы прагматичные сожаления (а порой и возмущение) не вызывало, как правило, состояние разрушающихся строений, старых кварталов с…

  • Новая встреча с Будвой

    Когда мы планировали наш отдых в Черногории, то изначально хотели после Котора на несколько дней поселиться в Жабляке, чтобы спокойно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments