Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Старый Бар

     Какие бы прагматичные сожаления (а порой и возмущение) не вызывало, как правило, состояние разрушающихся строений, старых кварталов с покосившимися домиками, чисто эмоционально все эти руины и даже трущобы всё равно многими воспринимаются через романтический флёр накопленных воспоминаний. И, кстати, разрушают эти чудом сохранившиеся мирки, застраивая их безликими бетонными коробками, наверное, люди, у которых просто нет багажа светлых и приятных моментов… А для художника старая улочка или сохранившаяся руина — всегда приятная деталь, украшающая сюжет, которая к тому же может добавить ему ещё одно измерение — время. Поэтому, наверное, и идём мы к разрушенным фортам, и находим заброшенные деревни…
     Старый Бар не такой. Этот не так давно (всего-то полтора века назад) процветающий, очевидно, очень красивый город-крепость в одно мгновенье превратился в полуразрушенный город-призрак всего лишь от одного удара молнии! В пороховой склад… Да и после история его не щадила — война, а потом и страшное землетрясение 79-го года окончательно превратили город в руины. Как и многие другие исторические места Черногории. Но черногорцы удивительный народ — как они держатся за свои камни! Никому и в голову не пришло на месте разрушенных средневековых кварталов построить современные апартаменты. Несмотря на свою легендарную антиэнтропийность, они упрямо отстроили всё заново — как и было! Будву, Котор, Херцег-Нови… А вот Старый Бар не стали, как и не стали тогда — за сто лет до землетрясения, после молнии.
     Собственно, с той поры в крепости никто и не жил, так — поддерживали от разрушения как туристическую достопримечательность. И даже после землетрясения что-то где-то укрепили, подлатали — чтобы мы могли спустя сорок лет пройтись по древним улочкам и нафантазировать себе цветущий город на фоне потрясающих горных кряжей.

     В первый наш визит сюда парой лет раньше Старый Бар произвёл на нас огромное впечатление — к тому же нам очень повезло с погодой и светом! Мы тогда пришли в Бар вечером, и гуляли по нему в свете рыжего, постепенно умеряющего жаркий пыл солнышка, и любовались захватывающими дух видами белой крепости, мерцающей в сумерках уже после заката — каким-то фантастическим, неизвестно уже откуда берущимся розовым светом.

     Конечно же мы хотели туда вернуться, и конечно же, хотели показать это место нашим друзьям. Поэтому в первое же утро после переезда в Будву потопали на автостанцию, чтобы на автобусе отправиться в Бар. Идти вверх в старый город пешком нам теперь не хотелось — и на безлюдной автостанции Бара мы устроили охоту на такси. Машина была одна! А кроме нас, расспросив нас же что да как, такси хотели и оказавшиеся в автобусе соотечественники. Ситуация складывалась по принципу «Кто первый встал — того и тапки». В смысле — кто первым найдёт водителя. Повезло Андрею — он нашёл таксиста в кафешке при автостанции (а где ж ещё!) — и с чувством победителей мы загрузились в единственный в округе автомобиль.
     Таксист завёз нас чуть выше входа в крепость, высадив на стоянке за Северной башней. Дезориентированные, мы пошли было вдоль крепостной стены вверх, пока не упёрлись в чьи-то заборы и дворы. И не увидели над головой акведук! Только тогда сообразили, как высоко залезли — пришлось топать вниз, к сувенирно-кафешной улочке, ведущей от ворот крепости вниз к дороге из городка.
     Улочка эта, воспетая когда-то Лениным педагогом в натурной картине, манила и влекла. Мы сдались, и прежде чем погрузиться в недра Старого города, пошагали круто вниз, глазея на витрины, заглядывая в магазинчики, нюхая и дегустируя… Мёд, ракия, распробовали оливковое масло местного домашнего производства!

Александр Петровичев. Бар. 2011. 80х85, Х.М.

     Нам это масло так понравилось, что мы остались в кафе «Bedem», принадлежащем той же семье, что и магазин. И очень славно посидели под навесом, на лавочках, укрытых самотканными ковриками (с табличкой над головами «Места для сна») — за вкусной трапезой, поливая душистым густым маслом явства и запивая прекрасным холодным пивом. Приласканные волнами прогулочной неги, скрашенной тёплым колоритом черногорского дня и ленивым любопытством, мы глазели на туристическую суету за бортом кафе, на красоты заполненного отпускными радостями дня, на гуляющих и спящих разномастных и разнокалиберных котов…
     Ворота старой крепости — гулкое пространство, каменный мешок — встретили нас глубокой тенью и влажной прохладой. Приятный контраст с жаркой солнечной аурой, плавящей всё и вся. И вот мы уже внутри Старого Бара. Цветут ирисы, гуляет ветерок в ароматных травах, буйно растущих среди руин. Белые камни стен, отчаянная зелень оплетающих стены вьюнков. Жаль только, что теперь не осень, и нет резона искать плоды под огромной шелковицей в амфитеатре… И на цветение глицинии мы опоздали, к сожалению. Но зато — ирисы, и ощущение буйного лета, которое кончится ещё не скоро, и далеко ещё до холодов и ненастья…
     Мы пошли-побрели улочками-лесенками, от амфитеатра и таможни сразу к цитадели, с высоченных стен которой над жутковато-глубоким ущельем внизу высились прекрасные бело-зелёные, полосатые, словно Кизил-Кая над Ялтой, горы… И думалось, что непременно надо будет когда-нибудь посетить этот манящий горный мир, скрывающий в своих недрах речку с еле различимым каменным мостиком, водопады на ней выше по ущелью, над которым неприступно возвышается святая гора Румия… Кстати, один водопад, которого осенью не наблюдалось, весной оказался рабочим и прекрасно видным со стен!
     Андрей увлечённо водил Олю с Пашей по цитадели, показывал лучший вид на восстановленный турецких времён акведук, который, изгибаясь змеёй, тянется к крепости от соседнего склона горы.
     Лене с Андреем не терпелось реализовать свои задумки — поискать в городе новые ракурсы, облазить все углы и сделать живописный этюд соответственно. Так что компания на время разделилась, чтобы не мешать друг другу набирать свой багаж впечатлений. И пока Оля присела отдохнуть на лавочке «с видом», а Паша изучал внутренности башни цитадели, Андрей уже осматривал лапидарий рядом с бывшим пороховым складом…
     Лена, разумеется, рыскала в поисках сюжета для пленэра, но жаркое послеполуденное солнце не слишком-то благоволило к подобным забавам. Всё, что было мило Лениному взгляду, плавилось в солнечных лучах, и мучить себя на солнцепёке Лена вовсе не собиралась. Она мечтала всласть помесить краску в комфортном тенёчке. И когда уже было совсем решила, что не стоит сегодня и начинать, как приметила славное местечко под защитой разрушенной каменной стенки. Тут было тени всего ничего, как раз для одного сидящего человека. И открывался вид на ещё с прошлого посещения будоражащий воображение полуразрушенный храм Святого Николая Чудотворца, от которого осталось только несколько стен. Стены эти выбеливались солнцем, поливались дождями и омывались ветрами — и всё же кое-где сохранились остатки фресок, прикрываемые заботливо приделанными прямо к стенам деревянными дверями-створками. В солнечный день створки эти скрипели и шевелились на ветру… Лена умостилась на каменном пятачке в тени, с видом на разрушенную стену, в которой темнела арка с остатками фрески…
     Меж тем, как выяснилось при разборе фотографий, Андрей, Ольга и Павел бродили по улочкам города фактически след в след — наснимали похожих ракурсов на три камеры только с небольшим сдвигом по времени. Теперь есть возможность выбрать, у кого получилось лучше… Все, конечно же, прошли от руин Георгиевского собора по лесенке вниз через врата восстановленной церкви Святой Катарины к часовой башне, а потом через прекрасно сохранившиеся турецкие бани (с удивительными колбами в черепице вместо ламп) вышли на «кошачью» площадь у церкви Святого Йована. Оля с Пашей даже поднялись на четвёртый этаж реставрируемого рядом венецианского дворца XV века…
     Как оказалось позже, все по очереди искали Лену и не могли найти. Совсем рядом с основной дорогой, уголок Лены оказался очень укромным и незаметным. Писала Лена, впрочем, не очень долго. Солнце пожелало скрыться за облака, и потому с живописью Лена закончила. Не дело дописывать солнечный пейзаж в пасмурности!
     С компанией она воссоединилась на уютной площади у живописных старых Северных ворот XI века — зелёная лужайка, лавочка, цветущие ирисы… Тут мы все и уселись пообедать. И местная кошачья братия, ещё недавно дремавшая на соседней площади у храма Иоанна Богослова, с энтузиазмом начала прибывать к месту трапезы, умножаясь на глазах, да такими завидными темпами, что в конце концов развеселила нас до дружных приступов хохота. Прогуливавшиеся мимо нашего насеста туристы, завидев этот спектакль в исполнении разноцветного, скандалящего в делёжке угощения кошачьего прайда, тормозили как по команде, шумно изъявляя восторги и удивление.
     Мы дожёвывали бутерброды и допивали чай, веселясь и деля между кошаками последние кусочки еды. К сожалению, на сей раз Старый Бар не подарил столь ярких впечатлений. Погода и время года не способствовали ярким краскам — фотографии получились немного скучноватыми по сравнению с прошлым разом. Немного огорчила реставрация церкви Святой Катарины с приделанной к стене металлической лестницей — исчезла аура готичной руины. Надеемся, что со временем она тоже зарастёт плющом и будет более гармонична в пейзаже… Но в целом денёк получился красивым, неспешным, прогулочным и полным релакса.
     Мы покидали Старый Бар знакомой дорогой, мимо магазинчиков-кафешек. И опять любовались неповторимым колоритом этого местечка. Жаль только, что прямо в перспективе над заканчивающейся сувенирной улочкой развернулась стройка очередной бетонной многоэтажки. Горькое пророчество Лениного педагога потихоньку сбывается: старых видов делается всё меньше. Теперь это место останется прежним только на его картине…
     Лене мечталось, что они прогуляются назад дорогой, памятной по прошлому визиту. Длинная дорожка под горку осталась в памяти чем-то приятным и таинственным. Тогда было уже темно, мы шагали от фонаря к фонарю, и тёмные домики плыли мимо нас по обочине, и оливковая роща таяла в сумерках… Лене хотелось увидеть всё это при свете солнца! Но она ни с кем этим не поделилась… У Андрея были другие планы. Во-первых, он взял телефон у таксиста, который нас сюда привёз, а во-вторых… Всё ж можно переиграть. Когда мы вышли на стоянку такси, с которой как на ладони открывался Старый Бар в амфитеатре величественных гор — Андрей быстро сторговался с местными ребятами на поездку в Будву. Поездка до автовокзала плюс билеты на автобус вышли бы гораздо дороже! И мы, соблазнившись предложением, запихались в поданную развалюху (какие деньги — такая и машина!), оказавшуюся очень тесной. И помчались домой в Будву…
22 апреля 2019 г.




Tags: Старый Бар, Черногория, Черногорская весна
Subscribe

Posts from This Journal “Черногорская весна” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments