Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Будва. Монастырь Подмайне

     Вот и наступило то самое утро, которым нас задолго пугали синоптики — в Будву наконец пришёл обещанный шторм, и за окном лил дождик. Казалось, это время просто предназначено нам судьбой для ленивого отдыха. Но слишком уж жаль было терять день отпуска — редко когда дождь мешал нам высунуть из дома носы, вот и сейчас мы дождались затишья и отправились в сторону побережья. По пути к Старому городу мы заглянули в экскурсионное бюро, и в который раз позволили себя уболтать на большой автомобильный тур. Очень уж хотелось свозить друзей на север, показать им каньон реки Тары и парк Дурмитор. Так что на завтра мы программу всем обеспечили, а сегодня хотелось найти книжный магазин и пополнить Ленин запас холстов. Но найденные в интернете магазинчики в жизни от нас спрятались, так что в Старый град мы пришли без добычи.

     Лена, поводив носом по окрестным улочкам, вернулась на облюбованное местечко на каменных ступенях, у самой стены церкви Святой Марии.
     Выглянувшее было на минутку солнышко спряталось в тучи, нарядный свет на колокольне погас. Но и при пасмурном свете картинка представилась Лене вполне заманчивой, и она принялась зарисовывать церковь. Музыкант был на месте, он играл не переставая, и вскоре Лена — по множеству исполняемых мелодий — с некоторым удивлением поняла, что гитарист — наш соотечественник…
     Андрей тем временем снова бродил по закоулкам в поисках новых ракурсов. Выглянул даже на пляжик под цитаделью. Но всё-таки в городе было пасмурно и неуютно — скоро он вернулся к Лене.
     Выяснилось, что в его отсутствие к ней со стен Цитадели спустились Оля и Павел, повторившие экскурсию по давешнему маршруту Андрея и Лены. Повеселились тем, что обнаружили Лену — и оправились гулять дальше, в сторону пляжа Могрен…
     А Лена всё любовалась пасмурными небесами, на фоне которых рисовалась силуэтом колокольня Храма Святой Марии. Время меж тем близилось к обеду, пора было заканчивать художественные изыскания, и мы направились в сторону дома.
     После обеда, переждав очередной дождик, мы отправились в новое путешествие. Специально припасённое для подобной погоды и усечённого дня. Маршрут получался совсем близким. Правда пешком в горку идти после обеда было лениво, и мы поймали такси, которое довезло нас прямо к украшенным мозаиками воротам монастыря Подмайне. Было по-прежнему пасмурно, плавал по склонам гор туман, и цветущие в нём черёмухи растворялись бело-зелёной акварелью, и растворяли в сыром воздухе свои запахи, дурманящие и колдовские.
     Монастырь Подмайне или Подострог. Своё название он получил от близлежащей местности Майне и от горы Острог, которая возвышается над Будвой. Точных данных о времени основания монастыря нет, считается, что он появился во время правления сербской династии Неманичей (XII – XIV вв). По легенде, основатель Сербской Православной Церкви Святой Савва Сербский именно из этого монастыря отправился в паломничество на Святую Землю. В XV веке в монастыре была построена небольшая каменная церковь Успения Богоматери, сохранившаяся до сего дня. По имеющейся в ней надписи, она была обновлена в 1630 году.
     Монастырь долго являлся летней резиденцией черногорских митрополитов, в частности, в нём часто бывал основатель династии Петровичей-Негошей митрополит Даниил. Здесь он в 1735 году умер и был похоронен в малой церкви Успения.
     В 1747 году черногорский митрополит Савва Петрович Негош заложил новый большой главный храм Успения Богородицы. Интерьер церкви был украшен рисанским художником Рафаилом Димитриевичем. В новый храм перенесли и прах митрополита Даниила. В 1856 году, после закрытия монастыря, его прах был перенесён на вершину Орлова Креста в Цетине.
     Часто здесь бывал и митрополит и поэт Пётр II Петрович, любивший прогуливаться по построенной им монастырской террасе с видом на море. В этом монастыре Пётр II Петрович написал свою поэму «Слободиада» и часть поэмы «Горский венец».
     После неоднократных пожаров и прочих перипетий монастырь был вновь открыт только в 1995 году. Большой храм был реставрирован и заново расписан Владимиром Киришавичем в конце 1990-х годов. Интересно, что в сцены Страшного Суда иконописец поместил среди грешников в аду югославского коммунистического лидера Иосипа Броз Тито.
     Сейчас в монастыре всего три монаха. Для Черногории это нормально. Там нет таких гигантских монастырей на сто, двести, триста человек, как в России. Монастырь, так же как и все остальные монастыри и храмы на территории Черногории, относится к юрисдикции Сербской Православной Церкви. Службы идут, как и в России, на старославянском языке. Единственное отличие — свечи тут ставят не в храме, а под специальным навесиком слева от входа. Это сделано для того, чтобы сберечь фрески и иконы от копоти. Подсвечники выполнены в виде двух заполненных песком ящиков, стоящих в два этажа. Сверху ставить свечи о здравии, снизу об упокоении…
     В этом тихом, благостном месте было очень приятно неспешно гулять, любоваться окрестностями, дышать влажным черёмуховым воздухом. Чуть выше монастырских построек, на зелёных террасах, есть маленький парк с могучими деревьями, а над ним нависают серо-зеленоватые, тающие в тумане склоны гор.
     Мы посетили Храм, прошлись по монастырским дорожкам, попили воды, взяв заодно виртуальный геокэшерский тайничок у маленького фонтана, украшенного мозаикой.


     По очереди заглянули в сувенирную лавку — с интригующим внутренним устройством, с деревянной лесенкой, ведущей то ли на второй этаж, то ли на просто надстройку, с деревянными полами и стоящими на деревянных полках иконами. Лена залюбовалась на две маленькие распечатки иконок с архангелами, и неожиданно получила их от сидевшего в лавке монаха в подарок. Удивлённая и немного взволнованная этим сюрпризом, Лена вышла на двор, в акварельную пасмурность. И Андрей предложил прогуляться к колокольне — для этого надо было пройти через каменную арку.
     Мы поднялись по ступеням и очутились на втором этаже. Каменная галерея вела к колокольне, а слева открывались виды на монастырский огород — и город внизу. С колокольни свисал канат, дёрнув за который можно было раскачать висевший наверху колокол. И мы по очереди подержались за канат, и сфотографировались на память. А с другой стороны арки, на первом этаже, на уютном балкончике стояли столы и стулья. Там монахи собирались на трапезу, и сделалось немного неловко, будто мы вошли внутрь чьего-то дома…
     Покинув ворота монастыря, мы зашагали вниз по асфальтовой дорожке. Теперь нам хотелось прогуляться и осмотреть заодно город в этой его части — вдруг да он всё же преподнесёт какой-нибудь сюрприз на своих улицах?.. Да и утренняя тема с поиском магазинчика, где можно было бы разжиться холстами для новых этюдов, всё ещё была актуальна. Черёмуховые склоны гор плыли над нами, и жёлто-белые строения монастыря красиво светлели в насыщенной весенними цветами сырости. Город, впрочем, позабавил нас разве что удивительным граффити на одной из стен. Мы неспешно прошлись улочками вниз, радуясь, что нет дождя и можно гулять. И решили снова отправиться в Старый город. А Паша с Олей решили ещё немного поизучать кварталы рядом с нашими апартаментами. И только мы расстались — звонок! Ребята нашли книжный магазинчик с отделом для художников. Пришлось нам возвращаться в горку. Зато у Лены появился резерв материалов для новых картин.
     Пасмурный вечер на побережье неожиданно оказался очень красив. Вода у причалов приобрела сдержанный, очень благородный зелёный оттенок, разноцветные лодочки покачивали мачтами — и довольно ощутимо покачивали! Море штормило, но здесь этого не было особенно заметно. Укрытая стенами крепости бухта не впускала в себя пенных волн, и лишь качание лодок свидетельствовало о неспокойствии моря.


     Лена, заворожённая красками вечера, присела на бортик ограждения между тротуаром и газоном. Прямо перед ней переливалась зеленью вода и простиралось целое море лодочек — пиши не хочу! А Андрей отправился в уже истоптанный им вдоль и поперёк Старый град.
     На сей раз он решил прогуляться вдоль причалов больших яхт и в конце марины вышел на камни у стен крепости. Как красиво тут штормило! Решив непременно привести сюда Лену, Андрей нырнул в город через ещё не освоенную калитку. Тут неожиданно оказалось весьма симпатично. Турецкие фонарики, светящиеся витрины на фоне синеющего неба. Спешно сделав круг по старым улочкам, он поспешил за Леной, чтобы успеть показать ей не ночной, а ещё сумеречный город…
     Но вечер сгущался, цвета делались всё насыщеннее. Лена с удовольствием писала свой этюд, огорчало только то, что аккумулятор в её фотоаппарате разрядился — а так хотелось сфотографировать всю эту красоту! Закончив работу, она закинула коробку с этюдом за спину и пошагала вдоль кромки воды — навстречу Андрею. Встретив её на аллее под крепостной стеной, где высились над водой огромные борта пугающе-масштабных яхт, он настоятельно потащил её на оконечность крепости. Там бушевала стихия!


     Серо-зелёные волны, увенчанные пенными гребнями, остервенело бились в каменный берег, и площадка, на которую мы вышли по мокрым ступеням, захлёстывалась временами пенистым пологом, вода с шипением сбегала к ступеням — а пространство над бушующим морем таяло в свинцовой мгле. Это было завораживающе-красиво и жутковато, и какое-то время мы стояли, любуясь и фотографируя, опасливо шарахаясь к стене, когда особенно высокая волна в очередной раз накатывала на каменную площадку. Шторм ревел, и усиливающийся ветер швырял в лицо пригоршни холодных солёных брызг, так что очки наши вскоре сделались похожи на окна в дождливый день…
     Калитка в Старый город, светящийся успевшими зажечься фонарями, манили нас, но Лена, влекомая желанием всё же запечатлеть на фото лодочки на зелёной воде, уволокла Андрея к месту своего недавнего пленэра. И только когда Андрей по её просьбе сделал несколько фотографий (свечерело, стемнело, зажглись прожекторы над причалом, но всё равно было очень красиво), мы наконец отправились в недра крепости. У ворот празднично светились вывешенные сувенирным магазинчиком фонарики из разноцветного стекла — диво дивное, неизменно завораживающее Лену!
     Улочки Старого города с наступлением сумерек делались всё наряднее и интересней. Зажигались огоньки, оживали кафешки на площадях и в переулочках — разглядывать их было отдельным удивлением и удовольствием.
     Через каменные ворота мы вышли на пляж — кусочек галечного берега под самой крепостной стеной. С этой стороны каменная кладка выглядела суровой и очень старой. Она дышала временем — и Лена залюбовалась этой сдержанной, суровой красотой. Шуршали по гальке волны. Кто-то сидел за столиками у ворот, кто-то, подобно нам, бродил у кромки воды. Вечер был прекрасен в своей сдержанной цветовой гамме, сине-сиреневое покрывало сумерек укрывало побережье. Мы полюбовались крепостью и морем, и снова пошли в Старый город. Хотелось побродить ещё немного по освещённым фонарями улочкам — по старой Которской привычке. И вечер творил с Будвой свою магию из темноты и огней, и здесь тоже мерцала уже знакомая романтичная аура.
     Меж тем мы снова вышли на площадь «трёх храмов», ставшую уже совсем знакомой со всех сторон. Ветер с моря усиливался не на шутку, листья пальм хлопали и шумели, и в арт-кафе на краю площади спешно убирали внутрь висевшие на стенах над столиками картины. Их, пожалуй, и впрямь могло бы сдуть ветром! А мы меж тем очень хотели выпить по кружечке пива — прямо тут, в этой густой синеве вечерней площади, среди старых стен и пальм, под свист ветра и гул штормящего за стенами моря.
     И кафе приютило нас, и был уютный столик на краешке вечера, и оранжевая свечка, и янтарно мерцающее в бокалах пиво. Мы смотрели, как наша свечка-фонарик перекликается тёплым светом с фонарями на площади, и как густеет синева небес, становясь окончательно ночной, непроглядно-тёмной. А ветер бился где-то совсем рядом, но нас защищала каменная стена за спиной. Было замечательно, и уходить совсем не хотелось. Мы выпили пива, и кофе, и ещё немного посидели просто так, наслаждаясь вечером, любуясь огоньками и слушая ветер. Воздух пах морем и югом, и мы были абсолютно счастливы, совсем как в любимом нами Которе.
     Вот только шагать от Старого города до дома тут, в Будве, нам предстояло куда как дальше, чем в Которе. Там-то ворота города-крепости были фактически вратами дома! Но зато здесь можно было ещё пройтись по набережной вдоль длинных рядов лодочек и катеров, красиво качавшихся на таинственно-тёмной воде. Потом мы шагали по современным улицам — и, опять же, по которской привычке, где мы всегда заглядывали в универсам у крепости к добродушному мяснику, чтобы купить на ужин свежего мяса — нашли и здесь правильный магазин с таким же добродушным русскоговорящим мясником, ставшим нашим «кормильцем» на предстоящие вечера. Наши друзья уже были дома и в ожидании нас готовили салат и гарнир, а когда мы принесли свежайший карбонад, Павел мастерски пожарил нам вкуснейшие стейки!..

23 апреля 2019 г.




Tags: Будва, Черногория, Черногорская весна
Subscribe

Posts from This Journal “Черногорская весна” Tag

  • Вдоль Будванских берегов (Прасквица — Милочер — Будва)

    Финальный день нашего отдыха в Черногории мы вновь решили посвятить путешествию вдоль побережья, украсив весь отпуск этим небольшим…

  • Петровац на Мору

    За пару дней до отъезда из Черногории мы наконец-то предались нашему любимому занятию: исследованию близлежащих красот вокруг нашей…

  • Экскурсия вдоль каньонов рек Морача и Тара

    Накануне, отчасти испугавшись непогоды, мы купили на всю компанию экскурсию вдоль знаменитых черногорских каньонов — нам обещали…

  • Старый Бар

    Какие бы прагматичные сожаления (а порой и возмущение) не вызывало, как правило, состояние разрушающихся строений, старых кварталов с…

  • Новая встреча с Будвой

    Когда мы планировали наш отдых в Черногории, то изначально хотели после Котора на несколько дней поселиться в Жабляке, чтобы спокойно…

  • Прощальный вечер в Которе

    Побывав с утра в Рисане и проведя потом весь день в Перасте, мы вернулись в свой Котор всё равно неожиданно рано. У нас оставалось…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments