Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Путешествие по азимуту. День третий. Марьям-Дере — Качи-Кальон

     Можно было бы сказать: «Сейчас всё совсем не так!» Не так, конечно. Черешня двухсотлетняя засохла. Троп натоптали. А главное — мы не такие наивные первооткрыватели… Впереди рассказ о нашем третьем дне в Севастополе летом 2008 года. То есть не совсем в Севастополе — утром мы уехали в Бахчисарай, там добрались до Староселья, и миновав скромные в ту пору постройки Успенского монастыря, нашли «потайную» лестницу, по которой поднялись над ущельем Марьям-Дере. Тут и началось очередное «Путешествие по азимуту» — впереди нас ждали скалы Качи-Кальона, но туда ещё надо было дойти! Всё это есть на видео, а ниже чрезвычайно эмоциональные, но крайне скудные воспоминания Юли об этом дне…


     Успенский христианский монастырь — один их старейших в Крыму. Большинство учёных считает, что он был основан предположительно в конце VIII в., когда в Крыму появились иконопочитатели — монахи и миряне, бежавшие сюда от преследований иконоборцев Византии. Тут они селились в горах, создавая пещерные монастыри, одним из которых и был Святоуспенский. После захвата полуострова золотоордынцами Успенскому монастырю удалось сохраниться, и с XV в. он стал центром православия в Крыму. Просуществовал он до 1778 г., когда из Крыма в Приазовье русским правительством была переселена основная масса христианского населения. С 1850 г. началось постепенное возрождение крымских христианских монастырей; был открыт и православный Успенский скит. Во время Крымской войны в нём располагался госпиталь, на старинном монастырском кладбище есть захоронения умерших здесь участников обороны. Успенский Бахчисарайский скит понемногу отстраивался, и к началу XX в. представлял собой уже значительный комплекс, состоявший из пяти церквей, часовен и многих монастырских зданий. Однако в 1921 г. монастырь большевиками был закрыт, вновь постепенно пришёл в полное запустение, стал разрушаться. В 1993 г. здесь был открыт мужской монастырь, который в последнее активно растёт и строится.
     Мы не впервые оказались здесь, бывали мы и в монастыре, и в соседнем Чуфут-Кале, но потайную лестницу нашли впервые. Дело в том, что лестница находится в десяти шагах от верхних монастырских построек, а чтобы подойти к ней, надо пройти по дороге, ведущей к домику настоятеля, мимо надписи «вход воспрещён». Или же прямиком через лес в гору — всего метров двадцать. Потом на деревьях нашлись красные метки. Самое интересное — подходя к скале на расстояние трёх метров, лестницу всё равно можно не заметить. А она прямо перед носом. Поднявшись по лестнице, сверху, с плато над монастырём, видно всё ущелье Марьям-Дере и стариный город Чуфут-Кале на противоположной горе.
     «А вот где мы были на третий день, я не помню. А на третий день мы, наверное, уезжали из Севастополя?
     — Не, мы ездили в Качи-Кальон.
     — Точно! А на третий день мы ездили в Качи-Кальон…
     — Но сначала мы доехали до Бахчисарая.
     — До Бахчисарая, потом мы шли какими-то лесами, лугами, по дороге мы опять шли по какому-то руслу высохшему, по дороге без тропы…
     — По азимуту!»
     «Потом мы вышли на какую-то дорогу, которая шла через ручей, и в котором цвела кувшинка...»
     На самом деле мы с самого начала шли по обычной грунтовке, что ведёт от турстоянки в Староселье мимо горы Бешик-Тау к Предущельному — мы вышли к Качи-Кальону в том месте, где сейчас возвели Скит Святой Анастасии Узорешительницы (в 2008 г. его ещё не было). А вот по пути так увлеклись земляникой, что на какой-то момент дорогу потеряли и какое-то заброшенное поле переходили напрямки…
2008-06-15_17-37_00328
     «Потом мы пришли на какую-то поляну, где мы опять ободрали все ноги в кровь, там мы ели сало, а потом мы пошли в этот адский Качи-Кальон, где мы влезли на одну гору…
     — А она оказалась не той!
     — Оказалось, что просто стоянка первобытного человека…
     — И что нам надо на другую сторону!
     — Не, на следующую по порядку. На той же стороне каньона.
     — В общем, каким-то чудесным способом мы туда перебрались. Я помню, что это было как-то достаточно спокойно, не напряжно…
     — Щадяще».
     «Ну вот подход к самому источнику — это сильное впечатление, конечно.
     — Ласточки…
     — Ласточки, это ладно!
     — Ласточки изгадили всю тропу!
     — Ну ты же, когда смотрела видео трёхлетней давности, ты хотела туда. Я помню!
     — Правильно, я же не знала, какие дороги туда ведут!
     — Ты говорила, что просто потрясающее место.
     — Потрясающее. Особенно когда спускаешься оттуда по мокрой глине, оно действительно не может не потрясти! На заднице съезжаешь. А в бинокль мы там ещё рассматривали ласточку, которая кричала из своего гнезда на остальных ласточек».
     В Качинской долине, на правом берегу реки Качи, расположены остатки средневекового сельского поселения и пещерного монастыря Качи-Кальон. Рядом находится большой скальный навес Таш-Аир, к которому мы сперва по ошибке свернули, и в котором была найдена уникальная роспись, сделанная человеком эпохи бронзы. В этом месте существовало поселение почти до средневековья. За Таш-Аиром возвышается огромный скальный массив Качи-Кальон с двумя природными гротами. На его склонах и в долине ещё с VI века располагалось поселение. Жизнь в селении замерла в конце XVIII века. Но, обладая воображением, ещё можно рассмотреть очертания усадеб. Во многих были виноградные давильни — всего их более сотни. Очевидно, население здесь интенсивно занималось виноделием. Рядом с поселением в большом гроте с родником не ранее IX века возник монастырь, разрушенный, как полагают, монголо-татарами. В 1850 году в Качи-Кальоне был создан скит святой Анастасии. Источник в гроте стал местом паломничества, ибо его считали целебным. Старая церковь была восстановлена, возобновилось богослужение, а у дороги построена новая, тоже названная именем святой Анастасии. Монастырь был закрыт в 1921 году. Сохранилось множество искусственных пещер. Они соединялись между собой террасами и лестницами, вплотную к ним примыкали деревянные постройки.
     «А потом мы уехали на чужом такси.
     — Причём правда… Потом мы дошли до магазина, где продавщица сказала, что последний автобус уже ушёл, и мы…
     — Потом приехало такси…
     — Которое кто-то заказал!
     — Да, которое опять же первым среагировало на эту фразу: «Мужчина, Я ВАС УМОЛЯЮ!» Когда я там прыгала на остановке. Да, но такси нас довезло до Бахчисарая. Причём до какой-то не той автостанции. Там были старая и новая, нас привезли на старую.
     — Куда заказали! На железнодорожный вокзал, мы хотели уехать на поезде. А поездов в этот день не было.
     — Не, поезда были, но они были, по-моему, часа через два с половиной.
     — Ну да, это электричка была.
     — А поездов не было, правда. Поэтом мы пошли на трассу. Ловить автобус.
     — И быстро поймали.
     — Я думаю, что приехали мы опять на 5-й км.
     — Нет, на автовокзал. Долго ждали троллейбуса.
     — Да, я помню. Долго ждали троллейбуса. А куда мы потом пошли? Домой, наверное.
     — В «Трактир» мы пошли!
     — В «Трактир». Мы вышли на Большой Морской — на почту, что ль, позвонить хотели?
     — Нет, мы, наверное, пошли в магазин, купить харчей. Потом мы решили, что нафига нам харчи, когда можно поужинать в «Трактире»?
     — Точно.
     — И в «Трактир» мы пришли минут за сорок до закрытия, наверное.
     — За час.
     — Но мы своё взяли, конечно!
     — Всё?
     — Пришли домой.
     — Сытые.
     — Сытые, да. Объетые. И, наверное, легли спать по-человечьи.
     — А на следующий день у нас был отъезд…»
     «...а на следующий день у нас был отъезд.
     — Не, мы с утра ещё где-то ходили.
     — С утра мы ходили купаться в Артбухту на Хрустальный пляж. Я дала опрометчивое обещание, что я научусь плавать. Мы расположились рядом с группой бомжей. Видели там совершенно замечательного итальянистого мужчину, он задирал плавки, был хорош… Постоянно приглаживал волосы.
     — Потом мы, наверное, ещё меняли деньги, поскольку уезжали в деревню, и нам надо было наменять деньги впрок по выгодному курсу. Домой за нами приехал Валера, мы с ним мило беседовали и он нас сфотографировал в беседке.
     — Потом мы назначили встречу с этим странным Олегом Ивановичем, который должен быть поселить нас в Байдарской долине…
     — И который оказался без машины.
     — С авоськой!
     — Пришлось Валере везти нас в Орлиное, а по пути он отвёз нас на улицу Ленина — показать открытый вчера памятник Екатерине Второй…»
    
15 — 16 июня 2008 г.