Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Путешествие по азимуту. День восьмой. Узунджа

     Каньон реки Узунджа находится недалеко от села Родниковского, до которого можно доехать на рейсовом автобусе из Севастополя, и конечно, из Орлиного. В Родниковском (быв. Скеля) есть, кстати, интересная достопримечательность — Скельские менгиры — вертикально установленные глыбы мраморовидного известняка, которым более четырёх тысяч лет!
     Далее, минуя магазинчики и лагерь «Горный», надо по живописной горной дороге над глубоким ущельем реки Узунджа дойти до села Колхозное (оно же Узунджа), где нужно спуститься к реке и продолжить путь по дну каньона к его верховьям, находящимся недалеко от долины Ай-Димитрий.
     В переводе с тюркского «узунджи» означает «длинноватая» или «достаточно длинная», что странновато для речки длиной всего 11 км. Нижнее течение реки — там, где она журчит глубоко под дорогой между Родниковским и Колхозным — обладает ещё одним именем — Лата. Свой исток Узунджа берёт из каптированного родника Суук-Су на высоте 768 метров н.у.м. в трёх километрах к северо-востоку от села Колхозного. Но какие это три километра!
     (Традиционная ссылка на самое начало этого сериала.)


     «На следующий день мы наконец пошли на Узунджу.
     — Это было незабываемо, да!
     — И пошёл дождик…
     — Прошёл дождик.
     — Да-да, когда мы углубились в эти первые там заросли, ещё даже не дошли до начала каньона.
     — Накрылись… оделись в плащи, и сперва ржали друг на друга.
     — Группа химзащиты, ага!
     — И, собственно, когда дошли до воды уже, дождик кончился, вышло солнышко, мы нашли самую глубокую ванну и купались!»
     «Потом мы и второй раз купались. Тоже в самой глубокой «ванночке».
     — Да-да-да!»
     «Ну потом мы дошли до истока, где такое узкое ущелье трубой заткнуто…
     — А перед этим мы ещё миновали ещё какие-то переходы, где… Потому что к водохранилищу я дошла, пардон, без штанов!
     — А, да! Два прижимчика.
     — До головки бедра, просто-напросто!
     — Я с ужасом наблюдала, как впереди идёт Юлия, погружаясь всё глубже и глубже! И пришлось снять штаны!
     — А там вправду сверху смотришь — и кажется, что там мельче».
     «В этом ущелье, где водозабор, всем уже хотелось жрать, но никто не стал, потому что всем было холодно.
     — Потом были прекрасные тоже карабки.
     — Да, там был чудесный подъём, который потом мы…
     — Где мы промахнулись и пошли налево вместо направо.
     — Ну и где я поднималась опять же без штанов, играя мышцами на бёдрах!»
     «Долезли до тропинки. Опять начался дождь!
     — Там под дождиком мы поели, и оказалось, что мы ели буквально в сотне метров от дороги, ведущей домой. Как же хорошо, что мы её не нашли, а вернулись и каньон целиком…
     — Да, мы опять где-то спустились…
     — Вернулись в каньон, но только уже выше водозабора…»
     Мы спустились с хребта Самна-Баир и пролжили путь вверх по каньону, но, где-то на подходе к Суук-Су мы пропустили поворот к красотам пересыхающего притока реки. Есть вот такое интригующее описание: «за каньоном, ниже источника, река принимает слева единственный приток Топшанар, на котором находится каскад водопадов, низвергающихся во влажное время года. В период паводка речка Топшанар, на которой расположен каскад водопадов, собирает обильные талые воды с урочища Ховалых, склонов гор Сарпаха, Топшанар и бурным потоком несёт их по так называемому Мёртвому ущелью, которое заканчивается грандиозным обрывом, образуя красивейший водопад. Далее поток, пополненный водой из родника рядом с подножьем водопада, образует левый приток реки Узунджа». Понятно, что летом водопад соответствовал своему названию — Сухой — но ущелье и его обрыв, судя по редким фотографиям, достойны, чтобы вернуться ещё раз в каньон и отыскать их.
     Узунджинский каньон продолжается и выше родника Суук-Су, где в нём пролегает сухое русло, и далее переходит в овраг с пересыхающим ручьём Биринджи-Су (в переводе с крымскотатарского — Первая вода). Судя по всему именно по нему мы и поднялись к самым верховьям каньона.
    «И мы продолжили свой путь по руслу реки Узунджи!
     — Потом мы всё-таки вышли на какую-то нужную точку…
     — Залезли по стеночке, да…
     — На «нос корабля»!»
    «Потом пошли по тропе, хоть немного разведать круговую дорогу к Сарпахе, и вышли на турстоянку Ай-Димитрий!
     — Встретили человека...
     — Который сказал: «Дальше пойдёте — в Ялту придёте»!
     — Там было очень красиво! Там цвели маргаритки, ромашки и шиповник. И рядом ещё потрясающие были озёра.
     — Пришлось вернуться, в общем».
    В Ялту нам не надо было, а до Сарпахи или до Чайного домика этой дорогой одним днём далековато получается.
    «Ну, мы вернулись, и по дороге, как кони… — Какие кони?! Я там мчалась просто как горная лань! Чтобы успеть домой до заката!
     — До тьмы…
     — И тут вот снова было это волшебное «Мужчина, я вас умоляю!» — когда уже смеркалось в начале горной дороги, остановился джип с большими колёсами, который нас подобрал (с грязными после горной тропы ногами!) и довёз в Орлиное!
     — «Крымский путешественник» он назывался. Господи, дай ему Бог здоровья! Человек хороший.
     — Ехал проверять бизнес в Ласпи.
     — Довёз нас за бесплатно.
     — Сказал: «Мы люди не бедные».
    «А где мы ужинали в этот раз?
     — Наверное, дома. Мы как-то яичницу жарили.
     — Точно!
     — Мы зашли в магазин, купили яиц, пришли и жарили яичницу».
20 июня 2008 г.




Tags: Байдары, Крым, Путешествие по азимуту, Путешествия, Узунджа, горы, лето
Subscribe

Posts from This Journal “Путешествие по азимуту” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments