Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Путешествие по азимуту. День четырнадцатый. Феодосия, мыс Ильи

     Давно мечтали взглянуть поближе на маяк, что на Феодосийском мысе Ильи. Но идти туда, а потом обратно — как-то не по-нашему. Интереснее разведать побережье и дойти до соседнего Орджоникидзе. Волошин же ходил пешком в Коктебель, а нам слабо?! Он правда через Хебе-Тепе ходил — так короче (мы позже проверяли!). Мы же обогнули мыс Святого Ильи Пророка и прошли вдоль берега Двуякорной бухты. Долгий этот путь оказался. И не всегда простой. Где-то осыпи, а где-то колючая проволока — в таком месте неудивительно скопление войсковых частей. Но мы прошли, избежав возможных неприятностей. Сейчас там, наверное, лучше не ходить — судя по Викимапии, там теперь стоит ракетная батарея С-400. Наверное, она охраняется получше, чем бывшая там раньше украинская часть. Да и погранзастава у маяка… Так что если нет цели непременно увидеть маяк, лучше из города выходить по Новокарантинной, минуя Караимское кладбищее… Мы, кстати, с утра отправились в Генузскую крепость именно через Караимскую Слободу…


     Залитая солнцем Феодосия, жаркая и прекрасная, привычно очаровала нас патриархальностью стареньких улочек, уютом милых уголков, ленивой размеренностью. Казалось, время застыло тут, расплавилось в летнем мареве, растеклось смолой, и город был похож на кусочек прошлого, раз и навсегда впаянный в горячий янтарь лета… И прекрасно было идти этими улочками вдоль дышавших историей стен, в тени разлапистых акаций, и встречать иногда на прожаренных зноем задворках щедро усыпанные сладкими плодами шелковицы. Тогда Лена с Юлей, пачкаясь чернильным соком, принимались пастись, как две козы, а Андрей ругался на зряшную потерю дефицитного времени. Но разве можно было пройти мимо этих даров лета и юга, что преподносил нам древний город? Это было частью детского счастья, замечательным бонусом к Путешествию, Приключению, которое ещё только-только начиналось. И Лена предвкушала! Новая дорога, новые места, неизведанное побережье! Всё это сулило радость открытий, и подарило, в самом деле, целую кучу впечатлений и воспоминаний!
     А пока мы шагали к Крепости, тоже прожаренной солнцем до самого основания. На её белых камнях над густо-синим морским просторам нам предстояло расстаться с Юлей. Об этом она сообщила нам, когда, сидя на остатках стены, мы перекусывали бутербродами. Юлю не манила романтика дальних странствий в неизведанное. Ей хотелось мирного отдыха, и мы распрощались до вечера. Юля вернулась в город, чтобы сесть на автобус в поехать в Коктебель — «Как царица!» А Андрей с Леной зашагали в Неизведанное!
     — В Феодосию. Точно! И мы из Феодосии с Ленкой шли пешком до Орджоникидзе. Через войсковые части, вдоль колючей проволоки…
     Белая дорога повела в горку, меж заросших высокими травами полей, где на длинных стеблях, словно на смотровых вышках, покачивались нарядные щеглы. Певчие птички мельтешили повсюду, порхали, попискивали, усаживались на камешки… Дорога красиво упиралась в синие небеса, мы карабкались вверх. И, одолев высоту, увидели огромное море...
     Мыс, увенчанный маяком, картинно выдавался в морскую гладь. Лена шла, разинув рот. Такие картинки рисуют художники — «привет с моря». А тут всё это было живым и настоящим! Дорога обошла маяк с противоположной от моря стороны. И тогда мы увидели настоящий ПРОСТОР!
     Мир был невозможно большим, просто огромным! Бесконечной чередой уходили вдаль велюрово-зелёные холмы, их было очень много, невозможно много, словно пространство взяли да и растянули за уши! А среди этих зелёных волн, словно чтобы наблюдатель окончательно спятил от обилия мира, белело бессчётное множество камней. И почти на каждом камешке сидели чайки. Простор был не просто огромен, он был богат деталями, мелкими, филигранными, словно художник, писавший громадное полотно, чрезмерно увлёкся и всё не мог остановиться… Мы шли по дорожке среди камней, и по мере нашего приближения чайки лениво расправляли длинные острые крылья и поднимались в воздух. А огромную чашу моря обнимал длинный силуэт мыса Киик-Атлама.
     — И через замечательные бухточки…
     — Через маяк.
     — С маяком, да! Мы видели все мысы с другой стороны… Киик-Атлама и прочие! Потом мы шли через чудесную долину с холмами, где на каждом камешке сидело по несколько чаек, там было замечательно и красиво, внизу было море — всё было великолепно. А потом мы дошли до какой-то войсковой части. И стало менее великолепно.
     — Вот, а потом, потом… Потом мы чуть было не дошли до шаров радиолокационных…
     — Нет, сначала мы сидели где колючая проволока кончилась, а часть вроде как не кончилась, там было такое, типа, место наблюдения, и выпивания, поедания шашлыков офицерского состава высшего там: мангальчик, лавочки, кресло царское...
     — Да, деревянные. В общем, было великолепно, причём складывалось впечатление, что всё это было сделано для великанов, и лавочки и столы — всё было огромное.
     Это была немного стрёмная часть пути. За колючкой явно была жизнь, и наше право странствовать вдоль неё выглядело весьма сомнительным. Тем более что тропка скоро и вовсе сошла на нет. Однажды из-за колючки навстречу нам воздвигся часовой, взглянул на нас — да видно решил, что мы не стоим внимания… Ну и славненько! Мы продолжали путь по узкой травяной кромке между колючей проволокой и крутым обрывом вниз. И не знали, что станем делать, если колючка окончательно прижмётся к обрыву. Потому что возможности спуска вниз никакой не наблюдалось. В этот момент странствие наше представлялось уже вовсе не радужным...
     Но всё обошлось, мы прошли сложный участок, и даже немного повеселились, обнаружив великанские стол и кресла-лавочки на площадочке над обрывом. Взлезли, поболтали ножками…
     — А потом мы очень долго спускались практически от этих вот шаров радиолокационных вниз-вниз-вниз. Я ещё очень удивлялась, когда мы успели на такую высоту вскарабкаться, собственно говоря? Спуск был просто бесконечный. Где-то далеко внизу было море, и когда мы к нему спустились, оказалось, что оно абсолютно не купабельное. Потому что вода была очень мутная из-за глины, на глинистом берегу, и пришлось нам по гальке волочиться весь этот этап пути почти до Орджоникидзе.
     То, что купание отменяется, Лену расстроило. Но в мутную воду лезть и впрямь не хотелось. Мы поели, сидя на гальке и любуясь волнами, а склоны берегов над нами облепили цветущие каперсы. Лена вдруг заметила, что здешний берег удивительно богат «куриными богами» — чуть ли не каждый пятый камешек тут был со сквозным отверстием. И она, увлекшись, собирала в рюкзак дырявую гальку, так и лезшую на глаза. И вскоре рюкзак её изрядно потяжелел. Надо сказать, что ничего из подобранного, тем не менее, не было выброшено, и целая куча «Куриный богов» прибыла в Тулу, и раздаривалась знакомым, к их немалому удивлению. Народ не очень понимал, для чего в хозяйстве нужны эти дырявые камни...
     — Вот. Потом мы прошли мимо того, в чём Андрей заподозрил старый секретный завод Орджоникидзе, он не стал купаться ещё и потому, что говорил, что на этом заводе делали то ли какие-то тротиловые боеголовки, то ли вообще что-то очень токсичное, и поэтому неизвестно, что там сейчас в этой воде плавает. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это вовсе не бывший разваленный секретный завод, а очень даже новые строящиеся корпуса гостинницы, жизнерадостные, возле которых весело купался народ. Но там мы купаться всё-равно не стали ввиду дефицита времени, а поволоклись на шоссе ловить кого-нибудь, кто бы довёз нас до Коктебеля. Поймали такси…
     — Никто, кстати, в Коктебель ехать не хотел, ехали все в Феодосию, поэтому цену ломили двойную.
     — Но финальная часть путешествия, когда мы шли по гальке, нас так вымотала, что очень хотелось домой. Поэтому мы заплатили.
     — И поехали к Юльке в «Эминэ»!
     Ах, «Эминэ»! Какие воспоминания накатывают от этого названия! Как замечательно вкусно, уютно и красиво всегда было сидеть там тёплыми Коктебельскими вечерами! Какой там шашлык! И густое вино в бокале, и синие сумерки, и убаюкивающий шелест морских волн… Что можно придумать лучше для завершения волшебного, полного путешествий дня?
26 июня 2008 г.




Tags: Крым, Путешествие по азимуту, Путешествия, Феодосия, лето, море, напряг для глаз!
Subscribe

Posts from This Journal “Путешествие по азимуту” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments