Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Графские люпины

     Графские ромашки у нас в журнале уже были, а вот люпинов в таком количестве, наверное, не было (было, но немного). На свой день рождения Андрей решил сбежать из городской жары в поля. Само собой, изучил карту «Геокэшинга» и придумал несложный маршрутик, объединяющий несколько наших былых прогулок в одну нитку. Друзья упростили нам старт — подвезли на машине до начальной точки, которой, собственно, и стал найденный на «Геокэшинге» тайник «Кочаковский некрополь». Когда-то давно мы здесь уже бывали — но это было ещё в плёночные времена, так что сейчас даже тех фотографий сразу и не найдёшь. Мы тогда не заходили в храм, только побродили по некрополю и ушли на Поповский пруд. Теперь в планах было увидеть недосмотренное, впрочем, дальше в планах всё также был поход мимо пруда в Грумант, но обо всём по порядку…

     Друзья высадили нас в деревне Кочаки почти у самой Никольской церкви. История Кочаков и кладбища при храме переплетается с историей деревни и усадьбы Ясная Поляна, поскольку жители их являлись прихожанами Никольской церкви и хоронили умерших на местном погосте. Здесь, у церковной ограды, похоронены родители, братья, жена, некоторые из детей и внуков Толстого, а также многие близкие к нему люди. Кочаковское кладбище является единственным семейным некрополем Толстых. Кроме того, сама церковь — историко-архитектурный памятник белее чем трёхсотлетней давности.
     Неоднократное упоминание о Кочаках встречается у Л.Н.Толстого в дневниках, записных книжках и письмах, а также в его художественных произведениях. Вот, например, описание Кочаков из «Романа русского помещика»: «С семи часов утра слышался благовест с ветхой колокольни Николо-Кочаковского прихода, и пёстрые весёлые толпы народа по просёлочным дорогам и сырым тропинкам, вьющимся между влажными от росы хлебом и травою, приближались к церкви. Пономарь перестал звонить и, вперив старческий, равнодушный взор в пёстрые группы баб, детей, стариков, столпившихся на кладбище и паперти, присел на заросшую могилку».
     Центр некрополя — каменный храм во имя Святителя и Чудотворца Николая. Церковь построена в 1690 году. Её история связана с чудесным явлением иконы святителя Николая, явившейся три столетия назад стоящей на одной из многочисленных кочек, покрывавших некогда местность близ дороги, проходящей на Киев. Икону взяли в расположенное неподалёку сельцо Ясная Поляна, но она вновь явилась стоящей на прежнем месте, где и был построен храм в честь святителя Николая. Икона получила название «Николая на кочке», местность — Кочаки, ручей, протекающий невдалеке — Кочак.
     Первоначально храм был деревянным, однопрестольным. В 1759 году Ирина Лукинична Карцева, владелица части Ясной Поляны, пристроила к трапезной части каменный придел во имя св. великомученика Иоанна Воина. В 1864 году священнослужители и прихожане обратились к епископу Тульскому и Белёвскому Никандру (Покровскому) за благословением на перестройку храма на средства церкви и прихожан. К сентябрю 1870 года храм уже имел три престола: центральный — во имя святителя Николая, слева — во имя Святого мученика Иоанна Воина и справа — во имя Александра Невского.
     В годы советской власти Свято-Никольский храм постигла общая участь церквей России. В 1935 местные власти закрыли его, превратив в колёсную мастерскую. С храма были сорваны четыре креста. В алтаре престола в честь святителя Николая был поставлен горн, сломаны пол, иконостасы. В 1941 году после многократных обращений к властям внучки Л.Н.Толстого Софьи Толстой-Есениной, а также сотрудника музея Н.Пузина, храм и кладбище вокруг него переданы музею «Ясная Поляна». А после войны, 12 сентября 1946 г., храм был возвращён верующим…
     Яснополянские помещики традиционно были прихожанами Никольского храма — ближайшего к усадьбе. Здесь крестили новорожденных детей и отпевали усопших, находивших последний приют на фамильном кладбище. 29 августа 1828 г. священником Василием Можайским в Кочаках был крещён Лев Николаевич Толстой. У церковной ограды сохранился склеп, в котором похоронены родители писателя: мать Мария Николаевна Толстая, урожденная Волконская, отец Николай Ильич Толстой и брат Дмитрий. Возле склепа похоронены тётки Льва Николаевича — П.И.Юшкова и Т.А.Ергольская. Далее могилы жены Л.Н.Толстого Софьи Андреевны, их дочери Марии Львовны, рано умерших сыновей Петра, Николая, Алексея и Ивана. В 2008 г. сюда были перенесены останки Михаила Львовича — младшего сына Толстых, скончавшегося в Марокко. Здесь же покоится сестра С.А.Толстой Татьяна Андреевна Кузминская.
     Во второй половине XX столетия кочаковская земля приняла прах внуков писателя: С.А.Толстой-Есениной (директора музея-усадьбы «Ясная Поляна» в 1940—50-е гг.), а также В.И.Толстого и И.И.Толстого, эмигрировавших в Югославию и вернувшихся в Советский Союз после Второй мировой войны. Покоятся здесь и правнуки Льва Николаевича: художники А.И.Толстой и О.В.Толстой, филологи Н.И.Толстой и И.В.Толстой. На одном из известняковых надгробий в виде саркофага высечена эпитафия А.С.Пироговой, которая вследствие трагического любовного романа с помещиком Бибиковым покончила жизнь самоубийством, бросившись на рельсы под поезд на станции Ясенки близ Ясной Поляны. Эта трагическая смерть произвела на Толстого столь сильное впечатление, что была увековечена в романе «Анна Каренина».
     Несмотря на то, что ни одна карта не показывает ни одной тропинки по восточному берегу Поповского пруда, мы, конечно же, попытались продраться по его берегу сквозь заросли травы в рост человека и кладбищенские оградки. Полное фиаско! Болота, заборы, не видно, куда ставишь ногу — ну его, вышли в Кочаки и пошли по плотине обходить пруд.
     Конечно, хотелось бы сделать это по берегу, но расположенное на нём СНТ «Зеленый квадрат» предвещало лишь заборы да тупики. Так что мы дошли до просеки, чтобы обойти садоводов. А там люпины!
     Вот он, настоящий красочный многотравный июнь. Ещё бы грибов да ягод для счастья. Но места явно исхожены садоводами — грибы из-под берёзок, судя по следам, уже прибрали, равно как и ягодки…
     От Поповского озера дорожка пару километров петляет по краю леса, в который мы как-то никогда и не совались — он реально засечный, пройти там разве что по просекам. На одной из них мы достали из рюкзака сумку-холодильник и приняли на грудь по баночке холодного пива с сыром и мамиными пирожками!
     Следующей нашей остановкой должно было стать озеро Новое у деревеньки Грумант. В простонародье его называют «Полторы» — излюбленное место купания у туляков. Мы пришли на место, где когда-то стояли палаточным лагерем с друзьями, но берег тут так зарос, что купаться в иле совсем не захотелось. Зато на противоположном берегу творилось просто что-то запредельное по количеству купающихся на квадратный метр. Про социальную дистанцию там явно никто не слышал. Вот так и получилось, что на нашем берегу ил-камыш, а на том такой аншлаг, что и к воде-то не пройти — пока что мы остались без купания…
     Кстати, слово «Грумант» является производным от названия острова Гренландия. Первооткрыватели — датчане — считали, что она распространяется далеко на восток и включает в себя острова, которые впоследствии были названы Шпицбергеном (Свальбардом, Грумантом). Поэтому русские поморы называли архипелаг Грумантом, Грунландской землей. Дед Л.Н. Толстого по материнской линии, владелец Ясной Поляны Николай Сергеевич Волконский одно время служил генерал-губернатором в Архангельском крае. Вернувшись в родные места, он решил в память о суровых северных местах переименовать одну из принадлежавших ему деревень. Так в трех километрах от Ясной Поляны появилась деревня Грумант (с ударением на первом слоге). Всё лучше, чем Мостовая Пустошь, как на карте 1874 года. Да и позже преименовывали как-то невесело — на карте 1941 года Груман значится как деревня Угрюмы. Сколько раз ходили мимо озера, а в деревню, да и вообще на тот берег как-то не заходили…
     Обойдя облепленное машинами и палатками шумное озеро, мы вновь остались наедине с лесной тропинкой. Теперь уже на территории музея «Ясная Поляна» — самого дальнего его уголка «Ёлочки под Грумантом». Здешние роскошные сосны-великаны были высажены Софьей Андреевной в 1897-1900 гг прямо на пашне.
     После ёлочек тропинка въётся вдоль дерей леса «Арковский верх». Возраст некоторых дубов в этом лесу — 180 лет. Эти дубы свидетели всей жизни Л.Н.Толстого. В этих местах Лев Николаевич, между прочим, охотился на волков.
     Ещё в этом районе сохранилась (условно) старая купальня, сделанная по тому же принципу, что и купальня в усадьбе. Лена думала было там искупаться, но глубина Воронки в этом месте оказалась «курам по колено»…
     Чуть далее тропинка сворачивает влево и пересекает чахлый ручей Воронки. Мы окасываемся на знаменитом Калиновом лугу. Это самый большой покосный луг в Ясной Поляне, который тянется вдоль речки Воронки от Груманта до Прудища. Толстой не раз косил здесь с крестьянами: «Я теперь вот уже 6-й день кошу траву с мужиками по целым дням, и не могу вам описать, не удовольствие, но счастье, которое я при этом испытываю». Для косьбы Лев Николаевич образовывал артель, в которую, кроме него, входило несколько стариков-крестьян и кто-нибудь из его сыновей. Случалось, что в косьбе принимали участие и гости. Для уборки сена в артель включались дочери, а иногда общее увлечение заражало и Софью Андреевну, так что и она принимала участие в этой работе. На Калиновом же лугу в «Анне Карениной» косит с мужиками и Левин.
     Напротив Калинова луга, вдоль другого берега Воронки, раскинулся лес Старый Заказ. Почему-то подумалось, когда шли мимо — странно, почему мы никогда в нём не бродили? Наверное, оттого, как и тёмный Чепыж, этот лес тоже является частью «засечных» лесов. А гулять по тульским засекам то ещё удовольствие! Предполагается, что своё название Старый Заказ получил ещё во времена деда Л.Н.Толстого, князя Н.С.Волконского, запрещавшего рубку деревьев в этих лесах. В 1864 г. уже при Л.Н.Толстом этот лес всё же был вырублен, но после этого уже никогда не рубился. Соответственно, возраст большей части деревьев составляет 100 и более лет. Именно в этом лесу — в верхней его части, на краю оврага, находится могила Л.Н.Толстого.
     Дойдя до Осинника, мы могли бы свернуть через мостик в Чепыж и далее к усадьбе, но официально музей был ещё закрыт, и мы продолжили путь вдоль Воронки, любуясь на жёлтые ирисы вдоль её извилистых берегов.
     Тут уже Воронка больше похоже на реку — становится всё шире и шире. Собственно, это уже как бы и не река, водохранилище Косогорского металлургического завода… У Лены всё крепче надежда на купание. Правда, у санаторного моста вода совсем заросла, но на полпути до моста нашлось людное купальное местечко с насыпным песочком и условно чистой водой. Очень тёплой, как оказалось. Так что освежиться не удалось, хорошо, что ещё осталось холодное пиво…
     Но это ещё не был конец пути. В идеале мы рассчитывали дойти пешком до самого дома, а пока мы углубились в косогорский лес в поисках Малиновой засеки. Шли какими-то слегка узнаваемыми тропами — были мы тут когда-то, но не совсем так. Разок плутанули — как же без этого! Но к засеке, оказавшейся банальной оборудованной поляной отдыха, мы в конце концов вышли.
     Рядом новодельный стенд с историей засечной черты к предстоящему 500-летию Тульского кремля. Оказывается, через место в XVI—XVII вв. проходил Северный фас Большой засечной черты России… А сейчас это граница цивилизации — проходим мимо лыжероллерного стадиона и оказываемся на улицах посёлка Косая Гора. Тут у нас два пути: либо обходить посёлок слева через дачи и отстойники КМЗ и двигаться к Китаевке и Лихвинке, или наоборот огибать завод справа и двигаться к Платоновскому парку через Басовские дачи. И тот и другой путь сулил непредвиденные препятствия и часа два ходу. Поэтому, когда жизнь подсказала третий вариант, остановив рядом с нами рейсовый автобус до дома, мы, почти не сомневаясь, впрыгнули в пустой, такой уютный транспорт. Хватит для дня рождения и двадцати километров пешком — остальные потом наверстаем!
20 июня 2020 г.


Tags: Тула, Ясная Поляна, лето, поход
Subscribe

Posts from This Journal “Ясная Поляна” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments