Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Из Голландии к Василию на остров

     Посетив с утра улицу Джона Леннона и приобщившись к современному искусству на Пушкинской 10, побродив часок среди хромированного сияния Харлей-Дэвидсон, мы поспешили в Центральный военно-морской музей, где «галопом» осмотрели новую экспозицию, успев обежать все залы до раннего закрытия в шесть вечера. Времени до заката у нас пусть немного, но оставалось, и мы решили хоть немножко прогуляться по Васильевскому острову. Изначально Андрей планировал на остров целый день — там есть что посмотреть — но нам просто не хватило ни времени, ни сил…

     Так как новое здание музея ВМФ находится на берегу Крюкова канала, первое, что мы увидели, покинув музей — это колоритные стены Новой Голландии. Сияла глубокой синевой речная вода, светились арки мостов на каналах и светлые стены зданий. Вокруг царила праздничная летняя красота…
     Треугольной формы остров — один из 42-х рукотворных островов Петербурга — образовался в результате создания двух каналов: Ново-Амиралтейского, соединившего Адмиралтейскую и Галерную верфи, и Крюкова, соединившего Большую Неву и Фонтанку. Работы эти были связаны со строительством Галерной верфи в поддержку верфи в Адмиратлействе, переставшей справляться с большим объёмом работ. Строительство каменной Новой Голландии началось весной 1756 года и продолжалось с перерывами до середины XIX века. Были возведены склады вдоль Мойки, корпус на углу Адмиралтейского и Крюкова каналов. Берег острова со стороны Адмиралтейского канала был обнесён стеной. Арка Новой Голландии соединила корпуса со стороны Мойки. Высота арки — 23 метра, ширина пролёта — немного более 8 метров. Каждый из складывающих арку гранитных блоков весит до 4 тонн. В 1820-е годы на западной стрелке острова было построено кольцеобразное здание морской тюрьмы, которое в народе прозвали «бутылкой» (отсюда якобы пошло выражение «лезть в бутылку»).
     В советское время Новая Голландия была занята воинскими частями. В 1990-х предпринимались попытки продать остров иностранным инвесторам, но из-за долгих переговоров с военным министерством сделки срывались. В начале 2000-х годов директор Мариинского театра Валерий Гергиев просил передать остров в городскую собственность чтобы разместить там новую сцену театра, но и в этом было отказано. Под юрисдикцию Санкт-Петербурга Новая Голландия была отдана только в ноябре 2004 года. Летом 2011 года, впервые почти за 300 лет, Новая Голландия открылась для посетителей. Все исторические здания к этому моменту находились на реконструкции. Для посетителей был постелен натуральный газон, открыты магазины, кафе, галерея, прокат спортинвентаря. С 2013 по 2016 годы остров из-за масштабных работ по реорганизации острова был закрыт для посетителей. Сейчас там популярный парк, в котором проходят концерты, фестивали и сотни прочих мероприятий. Если вновь вырвемся в Питер, надо будет обязательно посетить это местечко!
     На набережной Мойки наше внимание привлёк особняк Шретера. Было в нём что-то сказочное — от Ганса Христиана Андерсена… В Питере ведь каждый уголок тут хранит Историю, только копни. Виктор Александрович Шретер, известный архитектор, за проект здания Городской думы удостоенный звания академика. Одним из первых он ввёл в Петербурге в практику «кирпичный стиль». В готическом стиле им был построен дом банкира А. Майера (ул. Марата, 66), в мавританских мотивах — дом Вучиховского (пр. Римского-Корсакова, 33). В 1882 году Шретеру было присвоено звание профессора Академии художеств. В этом звании он стал членом Дирекции императорских театров. Зодчий реконструировал здания Мариинского и Александринского театров, работал над проектом перестройки здания Придворной певческой капеллы. По его проектам строились театры в Рыбинске, Тбилиси, Туле, Киеве, Нижнем Новгороде…
     Рядом оказались открыты ворота во двор, и мы с любопытством заглянули в один из многочисленных типично петербургский замкнутый мир...
     Вынырнув обратно на улицу, увидели башенку Дома музыка и немножко отдохнули у фонтана в Алексеевском саду.
     Наконец мы направились к Неве. Наш путь лежал к Благовещенскому мосту — более привычному под именем «Мост Лейтенанта Шмидта», которое он носил во времена нашей юности. Это первый постоянный мост через Неву, соединяющий между собой 2-й Адмиралтейский и Васильевский острова.
     Открытие моста состоялось 21 ноября 1850 года. На торжество прибыл император с семьей и свитой. Николай I с сыновьями прошёл пешком на Васильевский остров, а назад проехал в открытой коляске с наследником. На тот момент, в середине XIX века, новый Благовещенский мост был самым длинным в Европе. Его протяженность составляла около 300 метров. После кончины императора в 1855 году мост переименовали в Николаевский, а в 1918 году мосту дали имя лейтенанта Шмидта. Впоследствии мост подвергался перестройкам и реконструкциям. В 2007 году мост был открыт после реконструкции, вернувшей ему облик, максимально приближенный к изначальному, и ему было возвращено первоначальное название — Благовещенский.
     Мы шагали по мосту, любуясь синим невским простором и разглядывая затейливые чугунные перила. Они были созданы по рисунку архитектора Александра Брюллова, старшего брата художника Карла Брюллова. Гиппокампы, мифологические морские лошади с рыбьими хвостами, и поныне украшают ограждения моста. Ветер от реки дул нешуточный, и это было здорово — солнце, небо, синяя просторная река, могучий мост… И прогулка впереди, новые места, уголки Питера, новые картинки для богатой мозаики впечатлений этого длинного дня!
     Конечно же, мы не могли не проведать знаменитых сфинксов, обустроившихся на Университетской набережной напротив Академии художеств. Величественные и немного пугающие, они царственно восседают на фоне небес, высоко над водой — и кажется иногда, что заполошные голуби, опрометчиво вспархивающие прямо перед застывшими каменными ликами, могут в какой-то несчастливый для себя момент окаменеть или обуглиться под тяжёлым взглядом, расплачиваясь за подобную безбоязненную непочтительность.
     Сфинксы переселились сюда из Египта в 1832 году, и переезд их окружён множеством слухов и легенд. Наряду с любопытством, они вызывают иной раз и суеверную опаску. Всё-таки это самые настоящие сфинксы, прибывшие прямиком из мира, полного самых тёмных верований в мистические силы. Кто знает, что несут в себе эти каменные исполины, что видели их застывшие миндалевидные глаза, кто поклонялся им? И в то же время они уже — неотъемлемая часть Питера, этого невского берега с гранитными ступенями, ведущими к глубоким тёмным водам Северной столицы…
     Повтыкав немного у мистических статуй, мы отправились в недра Васильевского острова. Прогулка по улицам — это всегда замечательно! Особенно если этот город — такой как Питер, богатый на впечатления, детали, особенные сюрпризы… Вот, к примеру, Музей специй — чем не достойная «вишенка на торте»? Мы поразглядывали витрину маленького магазинчика — и решительно раскрыли двери…
     Первый в России, третий в мире! Так позиционирует себя данный Музей специй, который открылся в Санкт-Петербурге буквально накануне нашего визита — в июне 2015 года. Ох и пахло же внутри! Такие букеты ароматов витали в воздухе, что только ради них стоило посетить это колоритное местечко! Конечно же, мы выпили тут кофе, и с удовольствием поизучали замечательные витрины. Общительная девушка с готовностью поведала нам массу интересного касательно разнообразных специй, которые, словно загадочные самоцветы, сияли под стеклом прилавка — и вправду словно витрина музея! И, конечно, мы купили немножко вкусных приправ, которые потом немало украсили наши тульские семейные застолья. И спустя время даже просили бывавших в Питере знакомых отыскать для на этот магазинчик, чтобы раздобыть ещё полюбившихся специй. Потому что раздобыть такое в Туле — возможным не представляется.
     Вынырнув из напоённого ароматами пространства, мы снова вышли на улицу Репина. И вскоре на перекрёстке — о чудо! — увидели на параллельной улице манящую густую зелень! Среди не слишком-то балующего зелёными насаждениями центра Питера это было удивительно приятно. И мы, конечно же, не преминули свернуть именно туда. Это оказался Большой проспект, и до чего же славно было пройтись тут! Роскошная Питерская архитектура, декорированная древесными кронами, газончики, манящие витрины магазинов и кафе в зелёной тени — всё это было так славно, так по-летнему привлекательно, красиво, почти курортно! Хотелось просто идти и идти такими вот улочками, смотреть вокруг и тихо радоваться… Но, дойдя до 7-й линии, мы свернули, немного полюбовавшись Собором Андрея Первозванного. Низкое солнышко красиво играло на его светлых стенах, переливаясь жёлтым и розовым… Недалеко от него нас ждал памятник канонеру Василию Корчмину.
     Из всех легенд о происхождении названия Васильевского острова самая популярная о капитане артиллерийской батареи Василии Дмитриевиче Корчмине. Именно с его именем в сознании большинства горожан связывается название самого большого острова Петербурга. Обороной северной столицы Корчмин занимался с первого дня её основания. Его батарея на стрелке Васильевского острова, успешно защищала строящийся город от морского вторжения шведов. Поговаривали, что Петр I, отправляя приказы Корчмину, подписывал их фразой «Василию, на остров». По сравнению с другими петровскими сподвижниками Василий менее известен. Тем не менее, он много сделал для развития российского государства. Главный царский инженер, он изобрел новые конструкции орудий, сигнальные ракеты, зажигательные боевые ракеты, огнеметные трубы. Корчмин очень любил устраивать фейерверки и был главным пиротехником и организатором грандиозных праздничных салютов. А ещё Корчмин занимался фортификацией многих городов и крепостей, организацией понтонов и водных путей и участвовал во многих походах и сражениях…
     Тут бы нам уже и спуститься в метро на станцию Василеостровскую… Но сначала мы надолго «зависли» на колоритной площади у станции, захваченные видами на типично питерские фасады и дворики, а потом нашли на другой стороне площади модель-копию вагона Санкт-Петербургской «Конки» образца 1872 года — родоначальницы электрического трамвая. В метро не хотелось. Город не отпускал, мы чувствовали, что не догуляли, не доисследовали! И мы дружно решили продолжить прогулку!
     Прошлись по Среднему проспекту до устремлённого ввысь Евангелическо-лютеранского собора Святого Михаила церкви Ингрии, но дальше идти по проспекту показалось скучно и при первой возможности мы нырнули в проход между домами, в кварталы удивительных Питерских дворов.
     И опять — удивление, атмосфера, ракурсы… И не объяснить словами, отчего так притягательны эти непарадные стены почти без окон, сложная геометрия строений, смыкающихся в сложный лабиринт… Граффити на стенах, дорога сквозь переходы и арки… И чем гуще синели сумерки, тем мистичнее делался город, тем удивительнее выглядели дворы и закоулки. По небу тянулись розовые полосы — прощальный взмах солнечного луча. И розовый отблеск, неведомо как проникший в недра дворов-колодцев, трогал старые стены вкрадчивыми пальцами. Сердце замирало от этой неуловимой, скоротечной магии. Мы спешили увидеть, поймать, почувствовать! Запечатлеть эти ускользающие мгновения… И ведь уловили, и помнится до сих пор, до тоненьких мурашек, до замирания: вечер, двор, скорбный взгляд тёмных окон… Розовые стены, устремлённые в небеса верхушки домов, будто тянущихся друг к дружке… Забылось, о чём рассказывала нам вышедшая из дверей подъезда пожилая дама — что-то об истории дома, о его знаменитых жильцах… Но аура этого зачарованного, замершего среди стен двора-колодца вечера осталась с нами. И огонёк над дверями чьего-то подъезда, спрятавшийся среди густой листвы, раздробившийся на мозаику волшебных бликов в недрах тёмного двора, и ощущение загадочности, сказочности, иномирности…

     Вынырнули на улицу у Благовещенской церкви — снова на 7-й линии!

     И снова наш путь лежал по Среднему проспекту, на сей раз украшенному ярким синим небом над оранжевыми звёздами фонарей и неизменным шпилем готического собора…
     Вечер примерял всё новые наряды, поворачивался к нам то так, то эдак, щеголял целой галереей ликов — любуйтесь! Запоминайте! И мы оглядывались и оглядывались: ну ещё кадр! ещё ракурс! ещё кусочек красоты! И так жаль было расставаться с Городом — таким волшебным, таким нарядным! — что мы решили не спускаться под землю. Идея с метро была отринута, мы отправились на 1-ю линию, чтобы поймать троллейбус! И поплыли среди Вечера по горящему огнями Санкт-Петербургу. И уже рядом с домом Вечер на прощанье подарил нам сюрприз — ревущий мотопарад байкеров на могучих Харлеях…




Санкт-Петербург, 7 августа 2015 г.


 
Tags: Санкт-Петербург, город
Subscribe

Posts from This Journal “Санкт-Петербург” Tag

  • Питер без дождя не отпустил... Летний сад и мозаики

    Финальный день питерских миниканикул начался со сбора вещей, чтобы освободить комнату, а вечером просто забрать сумки из камеры…

  • St.Peterburg Harley Days '2015

    Посещение «Пушкинской, 10» было для нас в этот день только началом приключений. Планов впереди было громадьё. Накануне внимательная…

  • В гостях у Барти

    Августу свойственно ассоциироваться у нас с Питером. Как-то так повелось… Сдав вступительные экзамены в Политех, Андрей после школы…

  • Лабиринт отражений

    В 2015 году, когда мы в прошлый раз гостили в Санкт-Петербурге, исполнилось пять лет со дня открытия единственного в городе на Неве…

  • Эрмитаж. Лабиринты Генштаба

    В первый четверг месяца в Эрмитаж пускают бесплатно. Будучи в Петербурге в первую неделю августа, мы не могли упустить такой шанс,…

  • Павловск. Территория белки

    Пару лет назад нам удалось вырваться на целых пять солнечных августовских дней в Северную столицу. Так получилось, что раньше мы там…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment