Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Джилы-Су. Часть первая. Путь к Эльбрусу

     Как говорится, турист путешествует по одному и тому же месту трижды — в мечтах, в действительности и в воспоминаниях. Время летит стремительно и всё больше ярких воспоминаний тускнеют за далью лет. И обидно, если они вдруг не были достойно сохранены, например, на страничках этого журнала. Особенно, если это были действительно потрясающие путешествия, как наше, пусть шапочное, но всё же знакомство с его величеством Эльбрусом! Восемь лет назад мы опубликовали кратенький отчёт о путешествии к северному подножию вулкана — в урочище Джилы-Су. Пообещав читателям и себе, что вот соберёмся с мыслями, соберёмся с духом — и отсмотрим тысячу фотографий, чтобы выбрать хотя бы не больше сотни самых красивых и «говорящих». И тогда уж напишем об экскурсии с чувством, с толком, с расстановкой. Опишем наконец то, что уместилось тогда в лаконичном «Офигеть!». В сети, конечно, много разных фотографий из Джилы-Су, но в своём ЖЖ хочется сохранить свои воспоминания…

     Итак, 3 октября 2012 года мы отправлялись на экскурсию к северному подножию Эльбруса. Алексей — экскурсовод и водитель в одном лице — затемно собирал участников экскурсии по тёмным, ночным уголкам Кисловодска. Утром это время суток назвать было сложно. Дело происходило задолго до рассвета, холодный воздух осенней ночи пробирал до костей. Мы нанизали на себя капустные слои одежды — её предстояло снимать в ходе экскурсии, апофеозом которой должно было стать купание в термальном источнике. А пока нас слегка потрясывало от вылезания из тёплой постели в октябрьскую ночь. Мы загрузились в тёмные недра боевого вида УАЗика, и покатили куда-то сперва по спящему городу, а потом и вовсе сквозь непроглядную тьму…
     Мы слегка дремали на своих сидениях, а за бортом понемногу начинала проявляться окружающая действительность. Долгая дорога понемногу уводила в горы — мы перевалили через Кабардинский хребет, миновали серпантин у села Кичи-Балык — последнего поселения на сегодняшней дороге, и вот наконец — первая остановка. Мы успели в урочный час на заданную точку. И, кажется, погода нам нынче благоволила!
     Ух и холодно было снаружи! Мы, клацая зубами и судорожно позёвывая, выбрались из автомобиля. И ахнули!
     Мы стояли на просторном плоскогорье. Это была обзорная площадка Манглай напротив горы Шатжатмаз (Шыджэдмэз — фазаний лес (кабард.). Внизу под нами невозможно широко распахивалось пространство меж вздыбленных горных громад, там змейкой бежала изгибистая полоска дороги. А в вышине, над велюровым, охристых оттенков горным простором, возносились из синей дымки в небеса снежные купола Эльбруса. И голубоватые от утренней тени снега вершины вдруг на наших глазах начали разгораться потрясающим розовым светом! Голубые тени быстро делались сиреневыми, розовый превращался в оранжево-персиковый. Над горами всходило солнце!
     Это было так невозможно, нереально красиво, что не верилось собственным глазам! И единственному слову, выпаленному ошеломлённой Леной — «Офигеть!» — суждено было стать девизом этого дня. И быть произнесённым несчётное количество раз. Всё красноречие разом улетучилось с первыми лучами окрасившего горные вершины солнца — и оказалось, что по мере восхождения светила и стремительных световых перемен в окружающем пространстве никаких новых эпитетов в головах больше не рождается! «Офигеть!!» — повторяла Лена как заведённая, дивясь и смущаясь собственным косноязычием, и ничего не могла с собой поделать. Как же потрясающе было всё вокруг!
     Солнечный свет уверенно вползал в ландшафт, высвечивая вершину за вершиной, и вот уже красной охрой обрисовались велюровые складки гор, графично пролегли фиолетовые тени, засветились рыжим пушистые метёлки трав. Мира вокруг было много, восхитительно много, и каждая деталька этого огромного пространства насыщалась утром, делалась контрастной, объёмной, живой.
     Границы пространства словно бы раздвинулись. Средневековой крепостью засветились здания на горе Шатжатмаз. Филиал Кавказской горной обсерватории МГУ — посреди широкого плоскогорья… Белый диск луны парил в небесах, не успевших ещё обрести светлых дневных тонов — и только у горизонта небо было утренне-нежным, с перламутровым переливом. А между небом и красно-рыже-фиолетовой горной многоплановостью царил Эльбрус, окаймлённый понизу изысканной сиренево-розовой графикой. Это светились в солнечных лучах складки могучих скал на границе снежника…
     Оторваться от созерцания меняющегося на глазах ландшафта было очень сложно. Нереальная красота шаманила, мы до одури щёлкали затворами камер, только теперь до конца понимая, насколько стоил того немилосердно-ранний подъём.
     Алексей, наш гид, довольно заметил, что нам изрядно повезло. Далеко не всякий раз погода так улыбается экскурсантам. Нам показали рассвет — а осенью в этих краях такое везение не часто! Мы ведь вполне могли оказаться на этой видовой площадке в серой хмари, и не увидеть не только солнечных лучей, но и самого Эльбруса!
     Однако пора было знать меру, впереди был длинный путь, и времени надо было оставить на всё. До чего замечательным будет это «всё» — нам ещё предстояло узнать…
     А пока мы загрузились в нашу «Буханку», и ехали дорогой суровой, тряской, разбитой. Алексей вёл быстро, насколько позволяла дорога, серпантинившая в лучших горных традициях. Трясло и бросало нас из стороны в сторону самым чудовищным образом, а мы, цепляясь за что попало, всё норовили выглянуть в окна, за которыми неслись скалистые обрывы, нагромождения мощных каменюк — и, к нашему изумлению, уверенно растущие прямо на камнях многочисленные берёзки. Невысокие, они тем не менее выглядели вполне уверенными и довольными жизнью — и мы диву давались, вспоминая несчастных калек, в которые превращали берёзы буйные ветры крымских яйл. Здешние берёзки никто не сажал, они росли себе сами, маленькие, но крепенькие, и яично-лимонное убранство их пышных ветвей очень радовало взгляд.
     Солнце меж тем поднялось повыше, и свет из утреннего понемногу делался дневным. В этом свете мы вскоре получили новую возможность любоваться великолепным Эльбрусом. Смотровая «Кругозор Харбас» на горе Харбас (Хъарбыз — арбузная (кабард., балк.), высота 2398 м) — это было следующее замечательное место, где Алексей выпустил нашу группу из машины. Певучие линии гор, игра света и тени, невозможный простор и головокружительность перспектив… Народ опять заохал, хватаясь за свои камеры в наивной попытке — запечатлеть, передать, увековечить!.. Куда там! Этим всем надо было дышать, вбирать всеми органами чувств, делать своим изнутри, а не на матрицах камер! И Лена так увлеклась путешествием по этому вкрадчивому, манящему пространству, что чуть было не осталась среди этих велюровых складок рельефа, рискуя отстать от группы!
     Следующей нашей остановкой была смотровая площадка над ущельем реки Харбас. «Аватар!» — прокомментировал открывшийся пейзаж Алексей. Да уж!
     Острые скальные пики и впрямь навевали ассоциации с Пандорой из знаменитого фильма. На Викимапии они так и называются — «Аватарские скалы». Тут было на что посмотреть! Мы стояли над пугающими обрывами, а внизу… чего только там не было! Но очень глубоко...
     Когда мы налюбовались и навосхищались острыми скалами с растущими на них живописными соснами, Алексей повёз нас дальше по тряской грунтовке.
     И вот наконец Эльбрус! Мы вылезли из автобуса на крутом повороте перед перевалом Каяэшик на высоте 2532 м и спустились от дороги на полянку, с который открывается самый роскошный вид на северные склоны Эльбруса и бескрайние просторы долин под белоснежным исполином. Отсюда мы рассматривали предстоящий нам путь по урочищу Джилы-Су. Алексей выстроил нас над пропастью, и принялся показывать все достопримечательности урочища, которые с этой точки, с которой можно было оценить всё наше грядущее путешествие, были видны словно на волшебной ожившей карте!
     Нам по-прежнему везло — над ущельями, горами и долинами по-прежнему царил снежный купол Эльбруса. Его так и не затянуло облаками, и он блистал перед нами во всей красе, в рисунке солнечных снегов и синих воздушных теней. А под ним простиралось бесснежное горное царство, маленький кусочек которого нам вскоре посчастливится прошагать собственными ногами!
     А пока — нам показали поляну, на которой по легенде был немецкий аэродром. Это относительно ровная с небольшим уклоном площадка размером ~ 500×1000 м на высоте 2850 м примерно на полпути от поляны Эммануэля к базовому лагерю альпинистов. Правда, никаких следов и документально подтверждённых фактов этих событий нет. Но название к месту уже «прикипело»…
     С другого края панорамы — как на ладони видно финал нашего похода — гора Каракая с одноимённым водопадом, мощь которого впечатляет даже с такого расстояния!
     Ещё один видимый сверху водопад — Кызыл-Су (Эмир) мощной струёй вырывается прямо из стены глубокого ущелья! С дороги к источнику этого водопада, как оказалось, не видно, он чуть в стороне. И судя по рассказам в сети, подбираться к нему близко довольно рискованно, так как никаких троп на крутых склонах ущелья нет.
3 октября 2012 г.

            ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ...


Tags: Джилы-Су, Кавказ, Эльбрус, горы
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments